Материалистическая и идеалистическая трактовка бытия — в помощь студенту

В современной философской мысли происходит определенное переосмысление проблемы бытия.

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!

Оценим за полчаса!

Это связано, во-первых, с отказом от характерного для материалистов прошлого отождествления материи с веществом. Осознанию недопустимости такого отождествления во многом содействовали достижения физики.

После того как обнаружилось, что кроме вещества, состоящего из атомов, существуют невещественные формы материи (например, электромагнитное и гравитационное поле, фотоны, кварки, виртуальные частицы, физический вакуум и т.п.), стало ясно, что материальность не обязательно означает вещественность, телесность.

Многие физические объекты недоступны чувственному опыту, их нельзя «пощупать» — они введены в науку как теоретические мысленные конструкции.

Объекты такого рода, с одной стороны, существуют объективно, представляют собою объективную реальность; а с другой стороны, они невещественны, «бестелесны», подобно идеям Платона.

Это в некотором отношении позволяет сблизить позиции материализма и объективного идеализма в проблеме бытия: можно полагать, что в обоих речь идет об одной и той же реальности, только первый подчеркивает факт ее существования вне сознания субъекта, а второй настаивает на сходстве «бестелесности» с идеальностью и отождествляет «невещественную материю» с духовной субстанцией, с «царством мысли».

Во-вторых, в науке XX в. резко возросла роль субъекта познания. Это он, субъект, создает упомянутые выше теоретические конструкции, которым затем приписывается объективное существование. Объекты современной науки несут на себе глубокий отпечаток познавательных действий субъекта и в значительной мере образуются благодаря этим действиям.

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!
Читайте также:  Зарубежные географы - в помощь студенту

Оценим за полчаса!

Ибо познающий субъект не просто «отражает» познаваемые объекты в своем сознании, как в зеркале, а придумывает, изобретает, конструирует их мысленные модели и затем с помощью экспериментальных исследований проверяет, насколько эти модели «работают», т.е. насколько они соответствуют фактам и способны их объяснять и предсказывать.

И когда оказывается, что сконструированные в уме модели действительно «работают», тогда это дает основания для вывода, что они характеризуют объективно существующие, реальные объекты.

Роль, субъекта в современной науке возрастает и еще в одном аспекте: дело в том, что даже данные в опыте объекты становятся доступными для познания только благодаря тому, что субъект активно на них воздействует и наблюдает результаты своего воздействия.

А это значит, что полученные им знания относятся не к объекту «самому по себе», каким он существует независимо от субъекта, а к объекту, который взаимодействует с субъектом и, следовательно, находится в определенной зависимости от субъекта. Грань между объективной и субъективной реальностью здесь становится весьма тонкой и трудно установимой.

Соответственно и разница между материалистическим и субъективно-идеалистическим подходом к вопросу о бытии познаваемых объектов выступает лишь как различие в акцентах: в первом случае акцентируется объективное бытие объектов познания, во втором же — существенная роль субъекта в их формировании.

В современных философских учениях акценты зачастую оказываются нечеткими и подвижными, так что однозначно отнести их к разряду материалистических, субъективно-идеалистических или объективно-идеалистических становится невозможно. Таким образом, четкие границы, которые проводились в классической философии между материалистическими и идеалистическими позициями в понимании бытия, в современной философии размываются.

В рассказе польского фантаста Станислава Лема «Формула Лимфатера» у главного героя в лаборатории на полках стоят «мыслящие ящики», которые воспринимают своими «органами чувств» информацию, поступающую из стоящего в центре устройства.

Каждый «ящик» чувствует себя живущим в мире, картину которого он строит в соответствии с полученными «чувственными данными». Один ящик полагает, что он — девушка, вызывающая своей красотой всеобщее восхищение, другой разрабатывает физическую теорию, раскрывающую законы воспринимаемого им мира.

А третий проповедует религию, основанную на вере в то, что мир создай Богом, носящим имя Лафатер. У каждого есть своя правда: ведь его представления о мире построены на основе полученной им информации. Но все они заблуждаются.

Разница лишь в том, что «физик» заблуждается «материалистически», принимая свой виртуальный мир за реальный, а «проповедник» — «спиритуалистически», веруя во всемогущего Бога, творящего мир по своей воле, тогда как на самом деле существует лишь обыкновенный человек, сконструировавший вполне материальную аппаратуру, функционирующую по объективным законам природы. (Девушка же про — сто наслаждается жизнью в своем иллюзорном мире, вообще не интересуясь его природой.)

Ситуацию, в которой граница между материализмом и идеализмом становится относительной, можно иллюстрировать следующим рассуждением. Для каких-нибудь рыбок в аквариуме, если б они обладали разумом, человек мог бы представляться как Бог-творец.

Но может быть, вся наша Вселенная — тоже нечто вроде аквариума, созданного неким разумным существом или же более развитой, чем человеческая, цивилизацией. Тогда это «сверхсущество», которое нам должно казаться Богом, живет в некоей своей материальной «Сверхвселенной».

Можно фантазировать дальше и вообразить, что и эта «Сверхвссленная» создана какими-то существами еще более высокого ранга, и т.д.

Если в такой цепочке «материальный мир> Бог-творец>материальный мир> Бог-творец> материальный мир…» последним звеном считать материальный мир, то это будет соответствовать материализму, если же оборвать цепочку на Боге-творце, то получится религиозная объективно-идеалистическая философия.

Так ли уж велика в этом случае разница между ними? К тому же можно мысленно продолжить цепочку до бесконечности, и тогда их различие становится совсем незначительным… Правда, проще всего — не строить длинную фантастическую цепочку, а остановиться на ее начальном пункте, что и делает материализм.

Из сказанного, однако, не следует делать вывод, что в современной философии материализм и идеализм уже не противоречат друг другу и перестают различаться. Несмотря на возможность сделать оппозицию между ними в некоторых отношениях менее острой, их идейное противостояние сохраняется и продолжается.

Источник: https://studbooks.net/644727/filosofiya/novye_idei_traktovke_bytiya

Читать онлайн Философия: Учебник для вузов страница 9. Большая и бесплатная библиотека

Для первых «физиков» характерна особого рода стихийная диалектика мышления. Они рассматривают космос как непрерывно изменяющееся целое, в котором неизменное и самотождественное первоначало предстает в различных формах, испытывая всевозможные превращения.

Особенно ярко это представлено у Гераклита, согласно которому все сущее надо мыслить как подвижное единство и борьбу противоположностей; не случайно Гераклит считал первоначалом огонь: огненная стихия – самая динамичная и подвижная среди элементов космоса.

Однако мышление первых философов еще не свободно от образно-метафорической формы, в нем логическая обработка понятий еще не заняла сколько-нибудь заметного места.

Освобождение от метафоричности мышления предполагало переход от знания, обремененного чувственными образами, к знанию интеллектуальному, оперирующему понятиями.

Одним из важных этапов такого перехода для греков было учение пифагорейцев (получивших это имя от основателя школы – Пифагора, жившего во второй половине VI в. до н. э.

), которые считали началом всего сущего число, а также учение элеатов – Ксенофана, Парменида, Зенона (конец VI – начало V в. до н. э.), у которых в центре внимания оказывается понятие бытия как такового.

Согласно Пармениду, бытие – это то, что можно познать только разумом, а не с помощью органов чувств; более того, постижимость разумом – важнейшее определение бытия.

Главное открытие, которое легло в основу его понимания бытия, – это то, что чувственному восприятию человека дано только изменчивое, временное, текучее, непостоянное; а то, что неизменно, вечно, тождественно себе, доступно лишь мышлению.

Это свое открытие Парменид выразил в форме афоризма: «Одно и то же есть мысль и то, о чем мысль существует», или, иначе говоря, мышление и бытие – это одно и то же. Пармениду принадлежит и еще один афоризм: бытие есть, а небытия нет.

Слова Парменида означают: есть только невидимый, неосязаемый мир, называемый «бытие»; и только бытие мыслимо. Выходит, по Пармениду, ничего из того, что мы видим, слышим, осязаем, на самом деле не существует; существует лишь невидимое, неосязаемое, ибо только оно может быть мыслимо без противоречия.

Здесь в классической форме выразился рационалистический характер древнегреческой философии, ее доверие к разуму: то, чего нельзя без противоречия помыслить, не может и существовать.

Впервые именно школа элеатов с такой четкостью противопоставила истинное бытие как нечто умопостигаемое, доступное разуму – чувственному миру, противопоставила знание – мнению, т. е. обычным, повседневным представлениям. Это противопоставление чувственного мира истинно существующему (миру «знания») стало, по сути, лейтмотивом всей западной философии.

Согласно элеатам, бытие – это то, что всегда есть: оно так же едино и неделимо, как мысль о нем, в противоположность множественности и делимости всех вещей чувственного мира.

Только то, что в себе едино, может оставаться неизменным и неподвижным, тождественным себе. По мнению элеатов, мышление – это и есть способность постигать единство, в то время как чувственному восприятию открывается множественность, многообразие.

Но это множество, открытое чувственному восприятию, – множество разрозненных признаков.

Осознание природы мышления имело далеко идущие последствия для раздумий древнегреческих философов. Не случайно у Парменида, его ученика Зенона, а позднее – у Платона и в его школе понятие единого оказывается в центре внимания, а обсуждение соотношения единого и многого, единого и бытия стимулирует развитие античной диалектики.

3. Своеобразие античной диалектики. Апории Зенона

Зенон выдвинул ряд парадоксальных положений, которые получили название апорий (апория в переводе с греческого означает «затруднение», «безвыходное положение»).

С их помощью он хотел доказать, что бытие едино и неподвижно, а множественность и движение не могут быть мыслимы без противоречия, и потому они не есть бытие. Первая из апорий – «Дихотомия» (что в переводе с греческого означает «деление пополам») доказывает невозможность мыслить движение.

Зенон рассуждает так: чтобы пройти какое бы то ни было, пусть даже самое малое, расстояние, надо сначала пройти его половину, а прежде всего – половину этой половины и т. д. без конца, поскольку любой отрезок линии можно делить до бесконечности.

И в самом деле, если непрерывная величина (в приведенном случае – отрезок линии) мыслится как существующее в данный момент бесконечное множество точек, то «пройти», «просчитать» все эти точки ни в какой конечный отрезок времени невозможно.

На таком же допущении бесконечности элементов непрерывной величины основана и другая апория Зенона – «Ахиллес и черепаха». Зенон доказывает, что быстроногий Ахиллес никогда не сможет догнать черепаху, потому что, когда он преодолеет разделяющее их расстояние, черепаха проползет еще немного вперед, и так всякий раз до бесконечности.

В третьей апории – «Стрела» – Зенон доказывает, что летящая стрела на самом деле покоится и, значит, движения опять-таки нет. Он разлагает время на сумму неделимых моментов, отдельных «мгновений», а пространство – на сумму неделимых отрезков, отдельных «мест». В каждый момент времени стрела, согласно Зенону, занимает определенное место, равное ее величине.

Но это означает, что она в каждый момент неподвижно покоится, ибо движение, будучи непрерывным, предполагает, что предмет занимает место большее, чем он сам. Значит, движение можно мыслить только как сумму состояний покоя, и, стало быть, никакого движения нет, что и требовалось доказать.

Таков результат, вытекающий из допущения, что протяженность состоит из суммы неделимых «мест», а время – из суммы неделимых «мгновений».

Таким образом, как из допущения бесконечной делимости пространства (наличия бесконечного количества «точек» в любом отрезке), так и из допущения неделимости отдельных «моментов» времени Зенон делает один и тот же вывод: ни множество, ни движение не могут быть мыслимы непротиворечиво, а посему они не существуют в действительности, не являются истинными, а пребывают только во мнении.

Апории Зенона нередко рассматривались как софизмы, сбивающие людей с толку и ведущие к скептицизму. Характерно одно из опровержений Зенона философом Антисфеном. Выслушав аргументы Зенона, Антисфен встал и начал ходить, полагая, что доказательство действием сильнее всякого словесного возражения.

Несмотря на то что с точки зрения здравого смысла апории Зенона могут восприниматься как софизмы, на самом деле это – не просто игра ума: впервые в истории человеческого мышления здесь обсуждаются проблемы непрерывности и бесконечности. Зенон сформулировал вопрос о природе континуума (непрерывного), который является одним из «вечных вопросов» для человеческого ума.

Апории Зенона сыграли важную роль в развитии античной диалектики, как и античной науки, особенно логики и математики.

Диалектика единого и многого, конечного и бесконечного составляет одну из наиболее важных заслуг Платона, в чьих диалогах мы находим классические образцы древнегреческой диалектики.

Интересно, что понятие актуально бесконечного, введенное Зеноном для того, чтобы с его помощью доказать от противного основные положения онтологии Парменида, было исключено из употребления как в греческой философии (его не признавали ни Платон, ни Аристотель), так и в греческой математике. И та и другая оперировали понятием потенциальной (существующей в возможности) бесконечности, т. е. бесконечной делимости величин, но не признавали их составленности из бесконечно большого числа актуально данных (существующих в данный момент) элементов.

Итак, в понятии бытия, как его осмыслили элеаты, содержится три момента: 1) бытие есть, а небытия нет; 2) бытие едино, неделимо; 3) бытие познаваемо, а небытие непознаваемо: его нет для разума, а значит, оно не существует.

Понятие единого играло важную роль также у пифагорейцев. Последние объясняли сущность всех вещей с помощью чисел и их соотношений, тем самым способствуя становлению и развитию древнегреческой математики. Началом числа у пифагорейцев выступало единое, или единица («монада»).

Определение единицы, как его дает древнегреческий математик Евклид в VII книге «Начал», восходит к пифагорейскому: «Единица есть то, через что каждое из существующих считается единым» note 1. Единое, согласно пифагорейскому учению, по своему статусу выше множественности; оно служит началом определенности, дает всему предел, как бы стягивая, собирает множественное.

А там, где налицо определенность, только и возможно познание: неопределенное – непознаваемо.

4. Материалистическая и идеалистическая трактовка бытия

Демокрит

Древнегреческий философ Демокрит (ок. 460 – ок. 370 до н. э.) отстаивает тезис о том, что бытие есть нечто простое, понимая под ним неделимое – атом («атом» по-гречески означает «нерассекаемое», «неразрезаемое»).

Он дает материалистическую трактовку этому понятию, мысля атом как наименьшую, далее неделимую физическую частицу. Таких атомов Демокрит допускает бесчисленное множество, тем самым отвергая утверждение, что бытие – одно.

Атомы, по Демокриту, разделены пустотой; пустота – это небытие и, как таковое, непознаваема: отвергая утверждение Парменида о том, что бытие не множественно, Демокрит, однако, согласен с элеатами, что только бытие познаваемо.

Характерно также, что и Демокрит различает мир атомов – как истинный и потому познаваемый только разумом – и мир чувственных вещей, представляющих собой лишь внешнюю видимость, сущность которой составляют атомы, их свойства и движения. Атомы нельзя видеть, их можно лишь мыслить. Здесь, как.

и раньше, тоже сохраняется противопоставление «знания» и «мнения». Атомы Демокрита различаются по форме и величине; двигаясь в пустоте, они соединяются («сцепляются») между собой в силу различия по форме: у Демокрита есть атомы круглые, пирамидальные, кривые, заостренные, даже «с крючками». Так из них образуются тела, доступные нашему восприятию.

Источник: https://dom-knig.com/read_355066-9

Философия бытия. 1. Трактовка бытия в истории философии. 2. Типология бытия. 3. Проблема виртуальной реальности (самостоятельно) 4. Диалектика. 5. Категории. — презентация

1 Философия бытия

2 1. Трактовка бытия в истории философии. 2. Типология бытия. 3. Проблема виртуальной реальности (самостоятельно) 4. Диалектика. 5. Категории и законы диалектики. 6. Принципы диалектики: детерминизм и индетерминизм (самостоятельно).

3 Десократики: бытие совпадает с материальным, неразрушимым и совершенным космосом. Парменид характеризовал бытие как вечность и неподвижность, однородность, неделимость и законченность, противопоставляя его становлению и кажущейся текучести. (ок. 540 ок. 470 до н.э.)

4 Платон противопоставляет чувственные вещи чистым идеям как «мир истинного бытия». Аристотель выявляет типы бытия в соответствии с типами суждений: «оно есть». Форма для него есть неотъемлемая характеристика бытия. (ок до н.э.) ( до н. э.)

5 развивает античное представление, о тождестве бога и совершенства (блага, истины и красоты), различает действительное бытие (акт) и возможное бытие (потенции), сущность и существование.

6 бытие рассматривается как реальность, противостоящая человеку, как сущее, осваиваемое человеком в его деятельности.

7 Сущность бытия составляет идеальное. Подлинное бытие, совпадающее с абсолютным духом, есть не косная, инертная реальность, а объект деятельности, полный беспокойства, движения и фиксируемый в форме субъекта, то есть деятельно. ( )

8 развивает идею о том, что человек способен не только «вопрошать» о бытии как таковом, но и давать на свои вопросы ответы, доступные проверке самыми разными способами.

9 бытие есть совокупная реальность как она есть для отдельных индивидов и поколений. любые вмешательства человека в развитие природы и общества требует тщательного анализа объективных предпосылок, возможностей и тенденций.

  • 10 Бытие Физик Химик Биолог Материалист
  • 11 Центром (экзистенциалиста, персоналиста) становится не некое изолированное сознание человека, а сознание, точнее, духовное (сознание и бессознательное), взятое в неразрывном единстве с человеческим бытием.
  • 12 Не от мира как бытия к бытию человека, а от человеческого Dasein к миру, как он видится человеку и «выстраивается» вокруг него. Самым важным выражением общечеловеческого способа бытия является страх перед ничто ( )
  • 13 Бытие Поэт Художник Экзистенциалист Писатель
Читайте также:  Четвертый этап объединения. завершение объединения русских земель - в помощь студенту

14 Бытие вещей (тел), процессов. Бытие человека. Бытие духовного. Бытие социального. Типология бытия — Бытие вещей (тел), процессов. Бытие человека. Бытие духовного. Бытие социального.

15 Существование есть существование – система потому, что оно есть существование объектов идеальных, материальных и идеально- материальных.

16 это реальность идеальных систем разного иерархического ранга. Субъективная реальность — это реальность идеальных систем разного иерархического ранга.

17 это реальность материальных систем также разного иерархического ранга: от элементарных частиц до Вселенной. Объективная реальность – это реальность материальных систем также разного иерархического ранга: от элементарных частиц до Вселенной.

18 это реальность разного рода социумов, начиная с человека и кончая человечеством, различных социальных институтов. Субъективно-объективная реальность – это реальность разного рода социумов, начиная с человека и кончая человечеством, различных социальных институтов.

19 (вести беседу, спорить) учение о наиболее общих законах развития природы, общества и познания и основанный на этом учении универсальный метод мышления и действия.

20 Античная диалектика Гераклита, стихийная, опирается на житейский опыт; немецкая классическая идеалистическая диалектика Гегеля; материалистическая диалектика Маркса и Энгельса.

21 Основной проблемой диалектики всегда была проблема развития. ф.к., выражающая процесс движения, изменения органических целостных систем материальных и духовных.

22 понятия (формы мышления), которые отражают наиболее общие и существенные свойства, стороны, связи и отношения реальной действительности и познания на основе чувственно- материальной деятельности людей, общественной практики.

23 это О. во всей совокупности присущих ему свойств, отличающих его от всех других объектов и составляющих его индивидуальную, качественную и количественную определенность. Джоконда гг.,

24 это единичное во многом: «человек», «растение». При этом общее может выступать как особенное по отношению к большей степени общности. Особенное есть единство единичного и общего.

25 совокупность элементов, которые выступают по отношению к окружающей среде и другим системам как единое целое.

26 это минимальная единица в составе целого, выполняющая в нем определенную функцию. Сложная система это система, элементы которой есть так же системы.

27 составной компонент целого. Целое есть объект, в котором есть полный набор частей. Часть и целое соотносительные категории.

  1. 28 расположение элементов объекта в пространстве, строение определенного процесса во времени, последовательность и ритм изменения процесса.
  2. 29 это единство всех составных элементов, его свойств, внутренних процессов, связей противоречий и тенденций.
  3. 30 способ выражения и существования содержания.
  4. 31 это внешнее обнаружение сущности, форма ее проявления.
  5. 32 главное, основное, определяющее в предмете, существенные свойства и связи, противоречия и тенденции развития.

33 это необходимые, устойчивые, повторяющиеся, существенные связи и отношения вещей. Различают динамические законы и статистические.

  • 34 Противоположности это такие стороны, моменты, предметы, которые одновременно: неразрывно связаны, взаимоисключают друг друга, взаимопроникают друг в друга.
  • 35 это такие стороны, моменты, предметы, которые одновременно: неразрывно связаны, взаимоисключают друг друга, взаимопроникают друг в друга.
  • 36 вскрывает всеобщий механизм развития.

37 ф.к., выражающая относительную устойчивость предметов и явлений. Качество – внутренняя определенность предмета Мадонна Альдобрандини. Рафаэль Санти

38 сторона предмета, проявляющаяся в его способности определенным образом взаимодействовать с другими предметами. Сальвадор Дали «Текучие часы».

39 ф.к., выражающая такую определенность предмета, изменение которого в определенных границах не означает превращение данного предмета в другой.

40 ф.к.. выражающая целостное единство качественной и количественной определенностей предмета, граница, интервал.

41 ф.к., выражающая перерыв постепенности, быстроту изменений, превращение в противоположность, возникновение нового.

42 выражает направленность, преемственность развития, его форму. Двойное отрицание означает «рождение» нового с сохранением ценностей «старого».

43 Запишите примеры народных пословиц и поговорок отражающих диалектический Закон взаимного перехода количественных и качественных изменений.

44 (начало, основа) это фунт. теор. положение, отражающее существенные характеристики реальной действительности и являющиеся методом её познания и преобразования

45 объективности; всесторонности; конкретности; историзма; детерминизма; противоречия.

46 философский метод мышления, противостоящий диалектическому методу отрицание всеобщей связи и развития, «ускользание связи целого»

47 Редукционизм (лат. отодвигание назад, сведение) Релятивизм (лат. относительный) Софистика ( мудрствование) Эклектика (греч. способный выбирать, выбирающий) Механицизм

48 ф. принцип, согласно которому явления природы, общества и сознания связаны друг с другом естественной причинной связью и обуславливают друг друга.

  1. 49 такое развитие явлений, которое с неизбежностью вытекает из внутренних, существенных свойств и взаимоотношений
  2. 50 творческий итог действия всех реальных сил.
  3. 51 то, что в данных условиях может быть, а может и не быть.
  4. 52 будущее в настоящем, то, что не существует в качественной определенности, но может стать действительностью и при определенных условиях

53 мера возможности, степень реализации данного события при данных условиях и приданной закономерности. Реальная возможность и абстрактная возможность.

54 наличие выбора из несколько реально возможных событий и тенденций.

55 отрицание детерминизма; учение, отрицающее объективную причинную (или вообще закономерную) обусловленность явлений природы, общества и мышления.

Источник: http://www.myshared.ru/slide/994737/

открытая библиотека учебной информации

Демокрит

Древнегреческий философ Демокрит (ок. 460 — ок. 370 до н. э.) отстаивает тезис о том, что бытие есть нечто простое, понимая под ним неделимое — атом («атом» по-гречески означает «нерассекаемое», «неразрезаемое»).

Он дает материалистическую трактовку этому понятию, мысля атом как наименьшую, далее неделимую физическую частицу. Таких атомов Демокрит допускает бесчисленное множество, тем самым отвергая утверждение, что бытие — одно.

Атомы, по Демокриту, разделœены пустотой; пустота — это небытие и, как таковое, непознаваема: отвергая утверждение Парменида о том, что бытие не множественно, Демокрит, однако, согласен с элеатами, что только бытие познаваемо.

Характерно также, что и Демокрит различает мир атомов — как истинный и потому познаваемый только разумом — и мир чувственных вещей, представляющих собой лишь внешнюю видимость, сущность которой составляют атомы, их свойства и движения. Атомы нельзя видеть, их можно лишь мыслить. Здесь, как.

и раньше, тоже сохраняется противопоставление «знания» и «мнения». Атомы Демокрита различаются по форме и величинœе; двигаясь в пустоте, они соединяются («сцепляются») между собой в силу различия по форме: у Демокрита есть атомы круглые, пирамидальные, кривые, заостренные, даже «с крючками». Так из них образуются тела, доступные нашему восприятию.

Демокрит предложил продуманный вариант механистического объяснения мира: целое у него представляет собой сумму частей, а беспорядочное движение атомов, их случайные столкновения оказываются причиной всœего сущего.

В атомизме отвергается положение элеатов о неподвижности бытия, поскольку это положение не дает возможности объяснить движение и изменение, происходящее в чувственном мире.

Стремясь найти причину движения, Демокрит «раздробляет» единое бытие Парменида на множество отдельных «бытии»-атомов, мысля их как материальные, телœесные частицы.

Идеалистическая трактовка бытия у Платона

Иная трактовка принципов Парменида была предложена Платоном (428/427—348/347 до н. э.). Подобно элеатам, Платон характеризует бытие как вечное и неизменное, познаваемое лишь разумом и недоступное чувственному восприятию. Но, в отличие от элеатов и аналогично тому, как у Демокрита͵ бытие у Платона предстает как множественное.

При этом если Демокрит понимал бытие как материальный, физический атом, то Платон рассматривает его как идеальное, бестелœесное образование — идею, выступая тем самым и как родоначальник идеализма в философии.

Все, что имеет части, рассуждает Платон, изменчиво и потому не тождественно себе, а следовательно, не существует (таковыми являются тело и пространство, в котором находятся всœе тела).

Существует же только то, что не имеет частей и, значит, не принадлежит к чувственно-пространственному миру (существование у Платона — характеристика очень важная и подразумевает вечность, неизменность, бессмертие).

Миру сверхчувственных, неизменных и вечных идей, который Платон называет просто «бытие», противостоит изменчивая и преходящая сфера чувственных вещей (мир «становления»): здесь всœе только становится, непрерывно возникает и уничтожается, но никогда не «есть». «…

Нужно отвратиться всœей душой ото всœего становящегося: тогда способность человека к познанию сможет выдержать созерцание бытия…». Критикуя тех, кто «признает тела и бытие за одно и то же», Платон утверждает, что истинное бытие — «это некие умопостигаемые и бестелœесные идеи». Идеи Платон называет сущностями; греческое слово «сущность» (ousia) образовано от глагола «быть» (einai) (так же, кстати, как и аналогичные понятия русского языка «существовать», «сущее», «сущность»).

Τᴀᴋᴎᴍ ᴏϬᴩᴀᴈᴏᴍ, нематериальные сверхчувственные идеи, согласно Платону, составляют сущность чувственного мира, данного нам в опыте. Вещи, по словам Платона, причастны идеям, и только в силу этой причастности они существуют.

Вот ряд противоположных определœений, характеризующих у Платона мир бытия и сферу становления, т. е. чувственный мир:

  • бытие — становление,
  • вечное — временное,
  • покоящееся — движущееся,
  • бессмертное — смертное,
  • постигаемое разумом — воспринимаемое чувствами,
  • всœегда себе тождественное — всœегда иное,
  • неделимое — делимое.

Здесь легко заметить сходство с учением элеатов и пифагорейцев. Но у Платона есть и существенное отличие от элеатов: ведь идей много, а в связи с этим возникает вопрос: как обеспечить их связь, единство самого мира идей? Не рассыпаются ли они на множество изолированных сущностей?

Чтобы решить данный вопрос, Платон опять-таки обращается к понятию единого, ĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ он толкует иначе, чем его предшественники — элеаты. Единое, говорит Платон в диалоге «Парменид», само не есть бытие, оно — выше бытия и составляет условие возможности бытия, т. е. идей.

Единое, по Платону, выше всякого существования и всякой множественности, но без его объединяющей силы невозможны и сами идеи, и даже множественность: ведь каждое из многих тоже есть нечто одно, а значит, оно тем самым причастно единому.

Это единое Платон отождествляет с высшим благом, к которому всœе стремится и через это получает свое собственное бытие. Само же высшее благо — по ту сторону всякого бытия и, следовательно, недоступно разуму, и о нем самом нельзя сказать ничего, кроме отрицаний, указывающих только, чем оно не является.

У последователœей Платона для обозначения единого закрепился термин «трансцендентное» («то, что по ту сторону»).

Давая идеалистическую трактовку бытия, Платон одновременно осуществил следующий важный шаг в движении философии от метафорического к понятийному мышлению.

Чтобы объяснить то или иное явление, нужно, по Платону, найти его идею, иначе говоря, его понятие: что постоянное и устойчивое, неизменное в нем, что не подвержено чувственному восприятию.

В диалогах Платона даны классические образцы исследования природы понятия.

Идеалистическое понимание бытия не могло удовлетворить мыслителœей, пытавшихся объяснить реальный мир природы: ведь согласно платоновскому идеализму о движении и изменении нельзя составить строгого знания, а можно иметь только «мнение».

Критику платоновской концепции бытия предпринял его ученик Аристотель (384—322 до н. э.).

Последний видел ошибку Платона в том, что тот приписал идеям самостоятельное существование, обособив и отделив их от чувственного мира, для которого характерно движение, изменение.

При этом у Аристотеля сохраняется характерное для элеатов и Платона понимание бытия как чего-то устойчивого, неизменного, неподвижного.

При этом, в отличие от этих своих предшественников, он ставит задачу найти нечто устойчиво пребывающее, непреходящее в чувственном мире, чтобы сделать возможным достоверное и доказательное научное знание подвижного и изменчивого природного мира.

В результате Аристотель дает понятию сущности иное, чем у Платона, толкование. Он отвергает учение об идеях как сверхчувственных умопостигаемых предметах, отделœенных от «причастных» им вещей. Платон признавал реально существующими виды и роды.

Аристотель же назвал сущностью (бытием) индивиды (индивид — неделимое), к примеру, вот этого человека, вот эту лошадь, а виды и роды, по его учению, суть вторичные сущности, производные от указанных первичных.

Понятие сущности (субстанции) у Аристотеля

Сущность — это единичное, обладающее самостоятельностью, в отличие от его состояний и отношений, которые являются изменчивыми и зависят от времени, места͵ от связей с другими сущностями и т. д.

Именно сущность может быть выражена в понятии и является предметом строгого знания — науки. Аристотель стремился познать сущность вещей через их родовые понятия, а потому в центре внимания у него находится отношение общего к частному.

Он создал первую в истории систему логики — силлогистику, главную задачу которой усматривал в установлении правил, позволяющих получить достоверные выводы из определœенных посылок.

Центр аристотелœевской логики составляет учение об умозаключениях и доказательствах, основанных на отношениях общего и частного. Логика, созданная Аристотелœем, на протяжении многих веков служила главным средством научного доказательства.

Вопрос о том, что такое бытие, Аристотель предлагал рассматривать путем анализа высказываний о бытии — здесь вполне очевидна связь теории силлогизма и аристотелœевского понимания бытия. «Высказывание» по-гречески — «категория».

Согласно Аристотелю, всœе высказывания языка так или иначе отнесены к бытию, но ближе всœего к бытию стоит аристотелœевская категория сущности (в связи с этим ее, как правило, отождествляют с бытием). Все остальные категории — качества, количества, отношения, места͵ времени, действия, страдания, состояния, обладания — соотносятся с бытием через категорию сущности.

Сущность отвечает на вопрос: «Что есть вещь?» Раскрывая сущность (субстанцию) вещи, мы, согласно Аристотелю, даем ей определœение, получаем понятие вещи. Остальные девять категорий отвечают на вопрос: «Каковы свойства вещи?» — и определяют признаки, свойства вещи, ее атрибуты.

О сущности, таким образом, высказываются всœе категории, но она сама ни о чем не высказывается: она есть нечто самостоятельное, существующее само по себе, безотносительно к другому. Для логики Аристотеля характерно убеждение в том, что сущность первичнее различных отношений.

Важная особенность аристотелœевского учения о сущности состоит по сути в том, что хотя под бытием, а следовательно, под близкой ему сущностью Аристотель понимает отдельный предмет (индивид), однако сама сущность вовсœе не есть что-то воспринимаемое чувствами: чувствами мы воспринимаем лишь свойства той или иной сущности, сама же она — единый, неделимый и невидимый носитель всœех этих свойств — то, что делает предмет «вот этим», не позволяя ему слиться с другими. Как видим, характеристика бытия как единства, неделимости, устойчивости (неизменности) остается важнейшей у Аристотеля; при этом неделимы как первичные сущности «данный человек», так и сущности вторичные: «человек», «живое существо».

Такое понимание также сталкивается с определœенными трудностями. Ведь по исходному рассуждению сущность — начало устойчивости и неизменности, а потому она может быть предметом истинного знания — науки.

В то же время «вот данный» индивид в его «вотэтости» как раз не может быть предметом всœеобщего и крайне важного знания.

С другой стороны, общее понятие «человек» является предметом знания, но в то же время «человек вообще» не имеет самостоятельного существования, это только отвлеченное понятие.

Тут возникает проблема: единичное существует реально, но в своей единичности не есть предмет науки; общее же является предметом научного знания, но неясно, каков его статус как бытия, — ведь Аристотель отверг учение Платона, согласно которому общее (идея) имеет реальное существование. Эта проблема обсуждалась не только в античной, но и в средневековой и в новоевропейской философии. На протяжении многих веков философы спорили о том, что существует реально — единичное или общее? Мы еще вернемся к этим спорам при рассмотрении средневековой философии.

Понятие материи. Учение о космосœе

Анализ учения о бытии будет неполным, если не рассмотреть понятие материи, игравшее важную роль в представлениях Платона, Аристотеля и других философов.

Впервые понятие материи (hyle) было введено Платоном, который хотел с его помощью пояснить причину многообразия чувственного мира.

В случае если идея у Платона есть нечто неизменное и тождественное себе, если она определяется через «единое», то материю он мыслит как «начало иного» — изменчивого, текучего, непостоянного. Именно в этом своем качестве она и служит для Платона принципом чувственного мира.

Материя, по Платону, лишена определœенности и потому непознаваема, вещи и явления мира «становления» не могут сделаться предметом научного знания как раз в силу их материальности. В этом смысле в ранних диалогах Платона материя отождествляется с небытием.

В более позднем диалоге «Тимей» Платон уподобляет материю лишенному качеств субстрату (материалу), из которого бывают образованы тела любой величины и очертаний, подобно тому как самые разные формы бывают отлиты из золота. По этой причине Платон именует здесь материю «восприемницей и кормилицей всœего сущего».

Платон полагает, что материя может принять любую форму именно потому, что сама она совершенно бесформенна, неопределœенна, есть как бы только возможность, а не действительность. Понятую таким образом материю Платон отождествляет с пространством, в котором заключена возможность любых геометрических фигур.

Не принимая платоновского отождествления материи и пространства, Аристотель в то же время рассматривает материю как возможность (потенцию). Для того чтобы из возможности возникало что-то действительное, материю должна ограничить форма, которая и превращает нечто лишь потенциальное в актуально сущее.

Так, к примеру, если мы возьмем медный шар, то материей для него, говорит Аристотель, будет медь, а формой — шарообразность; по отношению к живому существу материей является его телœесный состав, а формой — душа, которая и обеспечивает единство и целостность всœех его телœесных частей.

Форма, согласно Аристотелю, есть активное начало, начало жизни и деятельности, тогда как материя — начало пассивное. Материя бесконечно делима, она лишена в самой себе всякого единства и определœенности, форма же есть нечто неделимое и, как таковая, тождественна с сущностью вещи.

Вводя понятия материи и формы, Аристотель делит сущности на низшие (те, что состоят из материи и формы), каковы всœе существа чувственного мира, и высшие — чистые формы. Наивысшей сущностью Аристотель считает чистую (лишенную материи) форму — вечный двигатель, который служит источником движения и жизни всœего космического целого.

Читайте также:  Особенности учета операций по валютным счетам - в помощь студенту

Природа у Аристотеля — это живая связь всœех единичных субстанций, определяемая чистой формой (вечным двигателœем), составляющей причину и конечную цель всœего сущего. Целœесообразность (телœеология) есть фундаментальный принцип как онтологии Аристотеля, гак и его физики.

В физике Аристотеля получило свое обоснование характерное для греков представление о космосœе как об очень большом, но конечном телœе. Учение о конечности космоса непосредственно вытекало из неприятия Платоном, Аристотелœем и их последователями понятия актуальной бесконечности. Актуально бесконечное не признавала также и греческая математика.

Подытоживая анализ древнегреческого учения о бытии, нужно отметить, что для большинства древнегреческих философов характерно дуалистическое противопоставление двух начал: бытия и небытия — у Парменида, атомов и пустоты — у Демокрита͵ идей и материи — у Платона, формы и материи — у Аристотеля. В конечном счете это дуализм единого, неделимого, неизменного, с одной стороны, и бесконечно делимого, множественного, изменчивого — с другой. Именно с помощью этих двух начал греческие философы пытались объяснить бытие мира и человека.

И второй важный момент: древнегреческие мыслители при всœем их различии между собой были космоцентристами: их взор был направлен прежде всœего на разгадку тайн природы, космоса в целом, который они по большей части — за исключением атомистов — мыслили как живое, а некоторые — и как одушевленное целое.

Космоцентризм долгое время задавал и магистральную линию рассмотрения в философии проблем человека — под углом зрения неразрывной связи его с природой.

При этом постепенно, по мере разложения традиционных форм знания и социальных отношений формируются новые представления о месте и предназначении человека в космосœе; соответственно возрастает роль и значение проблемы человека в структуре древнегреческого философского знания.

Переход от изучения природы, от онтологических проблем к рассмотрению человека, его жизни во всœех многообразных проявлениях в древнегреческой философии связан с деятельностью софистов.

Читайте также

  • — Материалистическая и идеалистическая трактовка бытия

    Демокрит Древнегреческий философ Демокрит (ок. 460 — ок. 370 до н. э.) отстаивает тезис о том, что бытие есть нечто простое, понимая под ним неделимое — атом («атом» по-гречески означает «нерассекаемое», «неразрезаемое»). Он дает материалистическую трактовку этому понятию,… [читать подробенее]

  • Источник: http://oplib.ru/random/view/1074098

    Диалектико-материалистическая концепция бытия

    Диалектико-материалистическая концепция мироздания получила свое наиболее яркое и всестороннее развитие в марксистской философии. Марксистская философия продолжает традицию материалистического монизма. Это значит, что она признает в качестве основы бытия материю. В домарксовском материализме господствовал субстратный подход к понятию материи. Материя отождествлялась:

    • либо с какими-либо конкретными «первокирпичиками», из которых построено все здание мироздания (корпускулами, атомами, веществом, энергией и т. д.),
    • либо делалась попытка отыскать некую единообразную материю, которое существует наряду с конкретными вещами.

    Оба эти подхода были отвергнуты диалектическим материализмом.

    Первый подход был отвергнут потому, что он связывал философскую концепцию мироздания, решения основного мировоззренческого вопроса с существующей на данный исторический момент естественнонаучной картиной мира.

    По мнению основоположников диалектического материализма, философия не должна быть связана ни с какими конкретными естественно-научными представлениями о материи. Эти представления, как и вся естественнонаучная картина мира, могут постоянно меняться в связи с развитием научного познания.

    Для философии же важно выработать такое понимание материи, которое характеризовало бы ее любые формы, независимо от того, познаны они сейчас или будут познаны в будущем.

    Ф. Энгельс в работе «Диалектика природы» подчеркивал, что материя — это философская абстракция, понятие, посредством которого обозначается многообразие природных явления и процессов.

    Недостаток второго подхода состоит в возможности оторвать материю от ее конкретных форм выражения. Критикуя эти представления, Ф. Энгельс указал, что философы и естествоиспытатели, ставя перед собой цель отыскать материю как таковую, поступали точно таким же образом, как если бы они вместо груш, вишен, яблок желали видеть плод как таковой.

    Материя как таковая не существует. Она существует в конкретных бесконечно многообразных видах и формах вещей, процесса, явлений, состояний и т. д.

    Ни один из этих многообразных видов, форм, процессов, явлений, состояний не может быть отождествлен с материей, но все их многообразие, включая из связи и взаимодействия, составляют материальную действительность.

    Классическое для диалектического материализма определение материи сформулировал В. И. Ленин. В книге «Материализм и эмпириокритицизм» он писал: «Материя есть философская категория для обозначения объективной реальности, которая дана человеку в ощущениях его, которая копируется, фотографируется отображается нашими ощущениями, существуя независимо от них».

    Таким образом В. И. Ленин отделил понятие материи от всех конкретно-научных представлений о ней. Единственное свойство материи, с которым связана философия, — это свойство объективной реальности, т. е. существование реального мира вне и независимо от сознания каждого конкретного человека и человечества в целом.

    А это значит, что ленинское определение материи содержит в себе материалистическое решение основного мировоззренческого вопроса о первичности материального или идеального бытия. Оно ориентирует людей на признание существования вне и независимо от сознания материального мира.

    А, следовательно, ученые, исследующие этот мир, должны знать, что они имеют дело не с фантомами сознания, а с объективной реальностью.

    Вместе с тем, в этом определении содержится указание на производный, вторичный характер человеческого познания, а, следовательно, и сознания. Познание определяется в данном определении как отражение материи. Материя, по словам Ленина, «копируется, фотографируется, отображается ощущениями».

    На основе ощущений формируются восприятия, представления и понятия, которые составляют рациональную сторону сознания. Наряду с рациональной стороной под воздействием окружающего мира формируется эмоционально-волевая компонента сознания.

    Сознание же в целом трактуется в диалектическом материализме как особое свойство материи, присущее ей на высшей стадии развития, а именно на той стадии, когда в процессе развития материи сформировалось человечество. Таким образом категория материи в диалектическом материализме возведена на уровень субстанции.

    Все многообразие бытия диалектический материализм рассматривает как производные от материи виды и формы ее проявления.

    Неотъемлемые свойства субстанции в философии называются атрибутами. Диалектический материализм в качестве атрибутов материи рассматривает движение, пространство и время.

    Диалектический материализм рассматривает движение как способ существовования материи. В мире нет и не может быть движения без материя, как и материи без движения. Покой же рассматривается как относительно устойчивое состояние материального мира, момент (сторона) движения.

    Характеристика покоя всегда связана с конкретными предметами, которые фиксируются нами как находящиеся в состоянии неизменности. Это состояние может быть зарегистрирован только в определенной системе координат. Например, камень, лежащий на земле, находится в состоянии покоя по отношению к Земле, но он находится в состоянии движения вместе с Землей.

    Поэтому покой относителен, поскольку его проявление зависит от системы отсчета, в то время как движение абсолютно.

    Движение как абсолютный способ существования материи существует в бесконечно многообразных видах и формах. Эти виды и формы являются объектом изучения конкретных естественных и гуманитарных наук.

    Философия же рассматривает движение как изменение вообще. Сказать, что материя находится в постоянном движении, значит признать, что материя находится в процессе непрерывного изменения.

    Следовательно, рассматривая движение как способ существования материи, диалектический материализм утверждает, что источник движения следует искать не вне материи, а в ней самой.

    Мир, Вселенная при таком подходе представляет как самоизменяющаяся, саморазвивающаяся целостность.

    Другими не менее важными атрибутами материи, как отмечалось выше, диалектический материализм признает пространство и время. Если движение материи выступает в качестве способа, то пространство и время рассматриваются в диалектическом материализме как формы существования материи.

    В период, когда в науке и философии господствовала механистическая картина мира, пространство и время трактовались как относительно самостоятельные характеристики материального мира. Диалектический материализм рассматривает пространство и время как объективные формы существования материи.

    «В мире нет ничего, кроме движущейся материи и эта материя движется не иначе как в формах пространства и времени» (В. И. Ленин).

    Понятие «пространство» отражает порядок сосуществования материальных образований. Время отражает изменения происходящих в материальных образованиях.

    Таким образом, на основе истолкования материи как субстанции диалектический материализм рассматривает все многообразие бытия во всех его проявлениях под углом зрения его материального единства.

    Бытие, Вселенная предстает в этой концепции как бесконечно развивающееся многообразие единого материального мира. Выработка конкретного представления о материальном единстве мира не является функцией философии.

    Это входит в компетенцию естественных и гуманитарных наук и осуществляется в рамках создания научной картины мира.

    Диалектический материализм, как в период своего формирования, так и в настоящее время, опирается на определенную научную картину мира. Естественно-научной предпосылкой формирования диалектического материализма, как отмечали его создатели, стали три великих открытия:

    • закон сохранения энергии, утверждающий неуничтожимость энергии, ее переходы из одного вида в другой;
    • установление клеточного строения живых тел, когда бьщо доказано, что клетка является элементарной структурной единицей всего живого: растений, животных, микроорганизмов;
    • теория эволюции Ч. Дарвина, обосновавшего мысль о естественном происхождении и эволюции жизни на Земле, а также положение о естественном происхождении в процессе этой эволюции человека.

    Эти открытия способствовали утверждению идеи о материальном единстве мира.

    Эта идея вскоре получила дополнительное естественнонаучное обоснование, когда химики синтезировали мочевину, находимую ранее только в животных организмах, показали что при всей глубине различий живого и неживого между ними нет непроходимой пропасти.

    Живое может возникать из неживого. Другим, не менее важным выводом из этих открытий следовало признание принципа всеобщности эволюции и развития и, следовательно, истолкования единства мира как саморазвивающейся системы.

    Энгельс в «Диалектике природы», обобщив достижения естественных наук, создает свою классификацию форм движения материи. Он выделяет пять форм движения материи: механическую, физическую, химическую, биологическую и социальную. Классификация этих форм Ф. Энгельсом производится по трем основным принципам:

    • Каждая форма движения связана с определенным материальным носителем: механическое — движение тел, физическое — атомов, химическое — молекул, биологическое — белков, социальное — индивидов и социальных общностей.
    • Все формы движения материи связаны друг с другом, но отличаются по степени сложности. Более сложные формы возникают на базе менее сложных, но не являются их простой суммой, а имеют свои особенные свойства, которые придают специфику данным формам движения.
    • При определенных условиях формы движения материи переходят друг в друга.

    Дальнейшее развитие естествознания заставляло вносить изменения в классификацию форм движения материи. В связи с развитием науки конкретные картины мироздания могут меняться. Но для диалектического материализма остается неизменным лишь признание принципа материального единства мира.

    Источник: https://students-library.com/library/read/17885-dialektiko-materialisticeskaa-koncepcia-bytia

    Идеалистическое и материалистическое понимание общества

    Идеалистическое понимание истории, абсолютизирующее роль сознания в жизни общества, превращающее его в конечную и определяющую силу исторического процесса, долго было безраздельно господствующим в философии. Причина этого — реальная сложность общественных процессов.

    Исследователям казалось само собою разумеющимся, что если люди участвуют в общественных преобразованиях, побуждаемые осознанными целями или стремлениями воплотить в жизнь какието свои идеалы, то, следовательно, именно сознание — первичный, определяющий фактор исторического процесса.

    Этот вывод поддерживался «здравым смыслом»; в нем нашло отражение отделение духовного производства от материального и последующее закрепление интеллектуальной деятельности за господствующими в обществе социальными слоями.

    Нельзя не признать, что и в рамках идеалистического понимания истории осуществлялся прогресс знаний, имели место гениальные догадки, плодотворные теоретические разработки. Особенно большой вклад в разработку научной концепции общества и соответствующей методологии его познания внесла немецкая классическая философия.

    Научное исследование исторического процесса, подобно изучению природы, начинается там и тогда, где и когда удается выделить объективные законы, независимые от воли и сознания преследующего свои цели человека.

    В истории философии в полном объеме такую задачу выдвинули как раз классики немецкой идеалистической философии.

    Вслед за Кантом Гегель четко поставил проблему объективных оснований исторического процесса: интересы, воля, желание, действия людей, как правило, разнонаправлены; но хаос случайного — только внешний рисунок истории, за которым скрывается внутренняя логика исторического процесса, его объективная закономерность.

    Контуры научной методологии обозначились: идти следует не от субъективных намерений участников исторического процесса, в том числе и самых выдающихся, а от внутреннего, объективного основания, которое делает историю единым, в самом себе упорядоченным процессом и определяет характер индивидуальных целей и субъективных воль.

    Как уже говорилось в предыдущих главах, Гегель мистифицировал историческую закономерность, связав ее с саморазвитием абсолютной идеи. Проблема не была решена, но была уже осмыслена, и идти вперед можно было, только разрабатывая ее дальше, преодолевая слабости ее идеалистической интерпретации.

    Принципиально новый шаг вперед в этом направлении был сделан К. Марксом.

    Маркс воспринял кантовско-гегелевскую традицию — поиски объективного основания исторического процесса. Ее развитие зависело от преодоления мистификации исторической необходимости.

    Путь к такому преодолению мог подсказать только опыт истории философии: материалистическая критика абсолютизации роли сознания, «духа» в историческом процессе, диалектическое отрицание предшествующей философии истории с удержанием всех ее огромных достижений.

    На первый взгляд может показаться, что задача, которую решали и решили К. Маркс и Ф. Энгельс, не столь уж сложна: достаточно разделить все общественные явления на те, которые принадлежат сфере сознания, и те, что находятся вне его.

    После этого можно первую группу явлений назвать идеальной, вторую — материальной и установить зависимость одних явлений от других. Как будто все просто и ясно. На самом деле эта простота весьма обманчива.

    Попробуем проанализировать, к чему ведет такое чисто внешнее решение проблемы.

    Начнем с вопроса: где искать основу общественных идей, теорий? В процессах, протекающих вне сознания? Но дело в том, что в обществе имеется очень много таких организаций, институтов, которые хотя и существуют вне сознания и даже активно воздействуют на него, по своей природе являются вторичными, зависимыми от общественного сознания. Известно, например, какую огромную роль в жизни общества играют государство, политические партии. И, наверное, никто не отнесет их к явлениям духовным, поскольку они действуют в качестве мощных орудий социальной практики. А между тем эти институты по своему происхождению зависят от политических и правовых взглядов людей, то есть от общественного сознания. Именно на этом основании материалисты домарксистского периода и многие современные немарксистские социологи делали и делают, по существу, идеалистический вывод: нет в обществе таких явлений, которые бы не определялись сознанием.

    Итак, задача формирования материалистического взгляда на историю не может быть сведена к столь упрощенному пониманию, хотя и представляющемуся на первый взгляд самоочевидным: разделить общественную жизнь на то, что принадлежит сознанию субъекта, и то, что находится вне его.

    Ведь нужно было не просто распространить на сферу общественной жизни то понимание материи, которое исторически сложилось в процессе познания природных процессов, и даже не только конкретизировать, уточнить само понятие материи с учетом специфики общественной жизни. Нужно было доказать, что такая «материя» существует, открыть ее.

    Это оказывается возможным, если философия, исследуя общество средствами теоретического анализа, обнаружит в нем такую область, которая удовлетворяла бы основным признакам материи: во-первых, не была бы «духовной субстанцией» и находилась бы вне сознания, во-вторых, складывалась бы независимо от него, в-третьих, определяла бы общественное сознание.

    Найти такую сторону общественной жизни было равносильно материалистическому решению основного вопроса философии применительно к обществу.

    Но если даже постановка проблемы оказывалась делом весьма непростым, требующим диалектического мышления, то тем более сложным было ее решение.

    Оно предполагало как выработку и введение новых категорий, так и исследование их соотношения с объективной реальностью.

    Необходимо было вскрыть и теоретически отразить в диалектике понятий сложную взаимозависимость различных сторон и уровней общественного организма.

    В социально-философской концепции марксизма любая категория и любой вопрос рассматриваются на основе диалектико-материалистического подхода к объяснению исторического процесса.

    И все связанные с этим подходом понятия и проблемы, о которых пойдет речь в дальнейшем — общественное производство, материальные и идеологические отношения, базис и надстройка, типизация общественных организмов и т. д.

    ,— все это, с одной стороны, «разворот» и конкретизация материалистического понимания истории, а с другой — результат, следствие применения материализма в качестве методологического принципа к познанию общественной жизни.

    Имея это в виду, обратимся прежде всего к исходным и самым абстрактным категориям, с помощью которых фиксируется взаимоотношение материальной и идеальной сторон общественной жизни.

    В качестве таковых выступают понятия «общественное бытие» и «общественное сознание», выработка которых позволила достроить здание материализма доверху.

    Именно с помощью этих категорий, использовав материализм как принцип познания общества, удается обнаружить в нем отношения между первичным и вторичным уровнями, определяемыми и определяющими, между общественным сознанием и его объективной основой.

    Источник: https://filosofka.ru/society/idealisticheskoe-i-materialistichesko/

    Ссылка на основную публикацию