Философия гёте и шиллера — в помощь студенту

Философия Гёте и Шиллера - в помощь студенту

Фридрих Шиллер. Гравюра по портрету работы А. Графа.

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!

Оценим за полчаса!

Французская буржуазная революция оказала большое влияние на развитие передовой немецкой мысли.

В Германии возникла целая плеяда революционно-демократических писателей и публицистов — Адольф Книгге, Якоб Мовильон, Иоганн Готфрид Зейме, Иоахим Генрих Кампе и др. Особо выдающуюся роль среди них сыграл тесно связанный с революционными событиями во Франции мыслитель и революционер Георг Форстер.

Произведения классиков немецкой поэзии — Шиллера и Гёте, представляющие одну из вершин в художественном развитии человечества, связаны с кругом идеи эпохи Просвещения и Французской буржуазной революции. Вместе с тем творчество этих художников и мыслителей, особенно Гёте, отразило прогрессивные тенденции послереволюционного развития буржуазного общества.

Автор «Разбойников» Фридрих Шиллер (1759 — 1805) с гордостью принял дарованное ему Конвентом звание почетного гражданина Французской республики. Но когда к власти во Франции пришли якобинцы и началась эпоха террора, Шиллер отвернулся от революции.

  • style=»display:inline-block;width:300px;height:250px» data-ad-client=»ca-pub-0791478738819816″
  • data-ad-slot=»5810772814″>
  • style=»display:inline-block;width:300px;height:250px» data-ad-client=»ca-pub-0791478738819816″
  • data-ad-slot=»5810772814″>

В стихотворении «Песня о колоколе» он, прославляя «закон и порядок», осуждает революционное насилие. Впрочем, умеренно — либеральный элемент мировоззрения Шиллера сказался еще в его драме «Дон-Карлос» (1787 г.).

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!
Читайте также:  Милетская школа - в помощь студенту

Оценим за полчаса!

Задумав ее как пьесу о революционной натуре — Дон-Карлосе, — писатель в окончательном варианте выдвинул на первый план его наставника маркиза Позу, благородного «адвоката человечества», ставящего своей целью склонить монарха на путь гуманности и мирных реформ.

Несмотря на отказ от революционных идеалов молодости, все последующее идейное развитие Шиллера было тесно связано с проблемами, выдвинутыми буржуазно-демократической революцией.

В девяностых годах поэт обратился к античности, которая заняла важное место в его поэтических произведениях и теоретических сочинениях. «…Шиллер впал бы в отчаяние, если бы не нашел прибежища в науке, в частности в великой истории древней Греции и Рима»,—писал Энгельс.

В эстетических работах «Письма об эстетическом воспитании», «Наивная и сентиментальная поэзия» и других Шиллер исходит из существования двух миров: земного, чувственного мира природы и возвышенного мира свободы, или идеала.

Превратить эгоистического обывателя в идеального гражданина может, по его мнению, только воспитательная сила искусства. Шиллер стремится к такому идеалу, но убожество немецкой действительности и слабость тех сил, которые противостоят ей, приводят его к мысли о недостижимости этой цели, о фатальном разрыве между идеалом и жизнью.

В балладах «Торжество победителей», «Порука», «Ивановы журавли», «Геро и Леандр» Шиллер глубоко проник в дух античности. Есть у него и баллады, написанные на средневековые сюжеты. Поэт прославляет душевное благородство, любовь и дружбу, самоотверженность и бескорыстие.

Во второй период своей деятельности Шиллер выступает также как драматург, автор исторических драм — трилогии о Валленштейне (1798—1799 гг.), «Марии Стюарт» (1800 г.), «Орлеанской девы» (1801 г.), «Вильгельма Телля» (1804 г.).

В этих пьесах проявляется горячее стремление писателя к пониманию истории, но все же он иногда искажает объективную действительность, подчиняя ее своей субъективной философии.

Так, наметив в трагедии «Мария Стюарт» столкновение католицизма, религии уходящего феодального мира, и протестантизма, религии буржуазного общества, Шиллер в конце концов сводит драму к внутренней борьбе идеальных порывов и начала чувственности в душе Марии Стюарт.

Философия Гёте и Шиллера - в помощь студенту

Иоган Вольфганг Гёте. Гравюра К. Ибея по рис. Г. фон Кюгельгена

В своей последней законченной драме «Вильгельм Тел ль» Шиллер снова обращается к проблеме народного восстания против притеснителей. Он по-прежнему является противником революции, но признает право народа на отпор угнетателям.

Произведения Шиллера—важный этап в развитии всей мировой драматургии. Маркс говорил о его особом драматургическом методе.

Герои его пьес— «рупоры духа времени», это люди с благородной, возвышенной душой, верящие в свои идеалы и готовые на жертвы ради счастья человечества. Однако освободительный пафос часто приобретает у Шиллера расплывчатый, неопределенно либеральный характер.

В этой отвлеченности, тяготении к абстрактной риторике, отсутствии народного фона главный недостаток драм Шиллера по сравнению с шекспировскими.

Гений немецкой литературы Иоганн Вольфганг Гёте (1749 — 1832), так же как и Шиллер, пережил глубокое увлечение античностью. Античная культура привлекала Гёте не только своей гармонией, но своим земным, чувственным характером.

Он создает ряд произведений в античном духе; самым значительным из них является драма «Ифигения в Тавриде» (1787 г.). С античностью связана и лирика Гёте, его «Римские элегии» (1795 г.), в которых он с чисто языческой откровенностью прославляет любовь как проявление могучих жизненных сил человека.

Гёте был современником Французской революции, и в его отношении к революции отчетливо проявилось то, что можно считать слабостью великого поэта. В ряде произведений он выступает против «ужасов революции» и противопоставляет ей патриархальную Германию (особенно в «Германе и Доротее»).

По выражению Энгельса, «в нем постоянно происходит борьба между гениальным поэтом, которому убожество окружающей его среды внушало отвращение, и осмотрительным сыном франкфуртского патриция, достопочтенным веймарским тайным советником, который видит себя вынужденным заключать с этим убожеством перемирие и приспосабливаться к нему».

Переходя от античного идеала к современности, Гёте создал роман «Вильгельм Мейстер» (1795—1829 гг.). Это история духовного развития личности от юношеского увлечения искусством к реальной жизни, практической деятельности, труду.

Консервативная сторона романа заключалась в том, что Гёте вел своего героя от бунтарства к примирению с действительностью, но мысль о том, что людям жизненно необходима практическая деятельность, была в тех условиях глубоко прогрессивной. В ней выражалось стремление к дальнейшему развитию буржуазного общества, окончательному вытеснению остатков патриархальной отсталости.

Величайшим созданием Гёте явилась трагедия «Фауст» (1774—1831 гг.), которую он начал писать еще в период «бури и натиска», но завершил лишь незадолго до своей кончины. Обращаясь к средневековой народной легенде о докторе Фаусте, который продал душу дьяволу, Гёте создал грандиозное по своей философской концепции произведение.

Его Фауст—глубокая натура, человек, обладающий дерзким разумом, смело и неутомимо ищущий смысл бытия. Гёте дал ему в спутники Мефистофеля, воплощающего принцип отрицания, беспощадный по отношению ко всему отжившему.

Если в первой части трагедии действие происходит в малом мире — патриархальной Германии, то во второй части герои выходят в большой мир, на широкую дорогу истории.

Двор императора, при котором подвизаются Мефистофель и Фауст, раскрывает картину разложения абсолютной монархии. Фауст переживает увлечение возвышенными идеалами античности, но убеждается в том, что дух классической Греции возродить невозможно.

В последнем эпизоде трагедии Фауст отвоевывает у моря землю, строит плотину. Именно в созидательном труде, прогрессивной практической деятельности находит Фауст тот «высший миг» полноты жизни и счастья, к которому он стремился.

Гёте утверждает поступательное движение человечества, но он также видит противоречивый характер прогресса. Движение вперед происходит путем разрушения, гибели ни в чем не повинных людей, осквернения патриархальных форм жизни.

«Фауст» Гёте — одно из крупнейших достижений художественной литературы. Оно воплощает прогрессивные устремления человечества, вышедшего из мрака средневековья.

Источник: https://www.istoriia.ru/konec-xviii-v-konec-xix-v/shiller-i-gyote.html

Иоган Вольфганг Гёте:

История >> Люди, вошедшие в историю

«Партнер» №1 (28) 2000г.

Философия Гёте и Шиллера - в помощь студенту

Отмечая 250-летие со дня рождения И. В. Гёте, публикуем очерк о жизни великого немецкого    

писателя. Очерк подготовлен д-ром Александром Левиным.

Гёте родился  28 августа 1749 г. во Франкфурте-на-Майне в состоятельной семье. В год рождения первенца его матери было всего 17 лет и она была младше отца на 22 года.

Отец чрезвычайно серьёзно относился к обучению детей и строго их наказывал за невыученные уроки.

Конечно, это не нравилось мальчику, но впоследствии Гёте отмечал, что такое воспитание помогло ему в период учёбы и во время долгой творческой жизни.

Ни сам Гёте, ни его родители не знали, что их прямым предком был величайший немецкий художник 16 в. Лукас Кранах (1472-1553).

Наверное, поэтому почти до 40-летнего возраста Гёте не мог решить, кем ему быть: художником или поэтом.  Позже он стал „живописцем в литературе и первым истинным в ней музыкантом“.

Его стихи столь мелодичны, что Моцарт, Бетховен, Шуберт, а позднее Шуман часто обращались в своём творчестве к поэзии Гёте.

В 13 лет Вольфганг полюбил красивую девушку по имени Гретхен. Она была старше кавалера и относилась к нему, как к ребенку. Очаровательный образ Гретхен постоянно вдохновлял поэта. Все лирические стихи юного Гёте обращены к милой Гретхен. В немецкой поэзии образ Гретхен стал символом чистоты и женственности.

В родительском доме были написаны самые ранние произведения Гёте, в том числе, прославивший его роман „Страдания юного Вертера“. Он много раз переделывал это произведение или, по его собственному выражению, „возвращал его в материнское чрево для вторичного рождения“.

Роман, рассказывающий о любви простого человека, вскоре был переведен на все европейские языки, в том числе и русский, и завоевал признание читателей. Среди поклонников романа был и молодой французский офицер Наполеон Бонапарт, позже взявший его в свой египетский поход.

   Отец дал Вольфгангу прекрасное образование: он знал пять языков, в том числе, иврит, играл на клавесине и виолончели, был обучен верховой езде, фехтованию и танцам. Скептицизм и  честолюбие у Гёте от отца, весёлость — от матери.

Он преклонялся перед Шекспиром и Гомером, любовь называл „цветочными цепями“. „Моё сердце редко принадлежало красоте, уму — никогда, но всегда — доброму нраву“, — говорил Гёте. Уже в 24 года он был полностью уверен в своей гениальности.

 

   Его учёба в Лейпциге из-за болезни длилась недолго. Гёте был вынужден вернуться в отчий дом для лечения, продолжавшегося более двух лет. Во время болезни поэт заинтересовался естественными науками.

Удивительно многогранен гений Гёте: поэт, прозаик,  драматург, философ, учёный, внесший несомненный вклад в биологию, в частности, в вопросы эволюции животных и растений. Изучал он также философию Спинозы.

Читайте также:  Учет выпуска продукции по фактической себестоимости - в помощь студенту

В Дюссельдорфе в Музее Гёте (Jägerhof,  Jacobistr. 2) есть зал, раскрывающий научные интересы поэта. Инициатива создания этой экспозиции принадлежит директору музея профессору Volkmar Hansen.

В последние годы пребывания в родительском доме Гёте работает над переводом с иврита „Песни песней“ царя Соломона.

   В 1775 г. Гёте получает приглашение от Великого ГерцогаВеймарского посетить его резиденцию. В этом городе Гёте было суждено прожить всю оставшуюся жизнь. Поэт въехал в Веймар утром 7 ноября 1775. Этот день до сих пор отмечается как праздник города.

Гёте стремился сделать из герцога просвещённого правителя. Но и герцог увидел в Гёте не только поэта и писателя, но и государственного деятеля и стал привлекать его к важным государственным делам.

Случайная встреча с миловидной девушкой из народа Христианой Вульпиус вызвала у поэта стремлением к спокойной семейной жизни. Первые десять лет он был безоблачно счастлив. „Римские элегии“ — плод общения с молодой пылкой женщиной. 

Слава Гёте влекла в Веймар множество талантливых людей. Среди них был молодой Шиллер. Дружба Гёте и Шиллера оказала огромное влияние на творчество каждого из них. В этот период Гёте заканчивает первую часть и приступает ко второй части „Фауста“ — величайшего произведения мировой литературы.

Шиллер все свои пьесы обсуждает с другом, беседы с Гёте будят творческую фантазию Шиллера. И для Гёте мнение Шиллера — высшая оценка. Гёте взял на себя заботы о постановке пьес Шиллера. Дружба с Шиллером вернула Гёте молодость. Этот небывалый творческий союз продолжался 11 лет, вплоть до ранней кончины Шиллера.

Творения Шиллера по силе воздействия на зрителей можно сравнить с воздействием полотен Рубенса, а произведения Гёте сравнимы с картинами Рембрандта.

Интерес поэта-министра к сцене, рождённый дружбой с Шиллером, породил в Гёте множество реформаторских идей в области театра: он открыл театральное училище, отказался от деления артистов на амплуа, повысил их общественное положение.

В Карлсбаде Гёте познакомился с 18-летней Минной Херцлиб, вдохновившей его на создание эротического произведения „Избирательное сродство“. Современники не поняли поэта и объявили книгу безнравственной.

1808 год. Эрфуртский конгресс европейских монархов с участием Наполеона и Александра I. Французский император хочет видеть „короля поэтов“. При появлении Гёте в зале Наполеон прервал заседание совета и пошёл навстречу  статному, гордому и красивому Поэту со словами: „Се человек!“.

Аудиенция продолжалась несколько часов. В своих воспоминаниях Гёте позже напишет о поразившей его эрудиции императора в области литературы, театра и искусства.

Это, однако, не помешало Гёте высказать своё отвращение к начавшейся кампании Наполеона в России: „Опять война? Уму плохая в ней отрада!“ 

Благодаря Гёте, Веймар стал центром искусства и науки всей Европы. Европейская молодёжь тянется к Гёте, и он становится  её наставником. Поэт восхищён игрой 12-летнего Мендельсона, встречается с Генрихом Гейне.

Но когда тот сообщил, что пишет свою версию „Фауста“, Гёте спросил: „А больше у Вас ко мне никаких дел нет?“ Сверкая, пронёсся по Европе Байрон.

Гёте восхищался поэзией Байрона, которая послужила мощным толчком к его творчеству.

В 71-летнем возрасте в Мариенбаде поэт познакомился с семьей Левенцов и их 17-летней дочерью Ульрикой. Их дружба продолжалась несколько лет. Когда Гёте через герцога Карла Августа обратился к родителям девушки с предложением руки и сердца, он получил отказ. Больше Гёте и Ульрика никогда не виделись. Ульрика дожила до глубокой старости, но замуж так и не вышла.

Последние годы жизни поэт был занят изданием 60-томного собрания своих сочинений, завершил свой главный труд — второй том „Фауста“.

Он был полон новыми идеями: союз европейских государств, соединение крупнейших рек Европы — Рейна и Дуная. Но 15 марта 1832 г.

по дороге в Иену Гёте простудился, его болезнь обострилась, и 22-го марта он скончался. Последними словами Гёте были: „Побольше света!“

А. Левин

Источник: https://www.partner-inform.de/partner/detail/2000/1/233/6450/iogan-volfgang-gjote-cel-zhizni-sama-zhizn?lang=ru

Читать

  • Гулыга Арсений
  • * * * *
  • Немецкая классическая философия

Памяти советских философов, отдавших жизнь в борьбе с германским фашизмом

Предисловие

Данная книга — итог более чем тридцатилетней работы автора. В ее основе ряд ранее опубликованных произведений; некоторые положения уточнены, кое-что исправлено, многое написано заново.

Следует учесть, что первое издание (1986) подверглось обычному в то время пристрастному редакционному насилию, в результате чего ряд существенных моментов книги был утрачен, а в ряде случаев был вписан текст в духе идеологических догм того времени.

И тем не менее появление книги вызвало недовольство некоторых боссов тогдашней философии, о чем свидетельствует появившаяся в печати негативная рецензия, где взгляды автора противопоставлялись «установкам классиков марксизма-ленинизма». Такое сегодня может вызвать только улыбку, а в те времена обвинение в антимарксизме пахло «оргвыводами».

Одновременно, правда, появился и ряд положительных откликов на книгу, один из которых — А. Ф. Лосева — публикуется в виде послесловия. Особенностью книги является попытка рассмотреть немецкую классическую философию как историю взаимосвязанных проблем, как развивающееся целое. Обычно творчество каждого мыслителя излагается обособленно от других.

Такой подход имеет свою сильную и слабую сторону. Выигрышной представляется возможность увидеть сразу все характерные черты выдающейся индивидуальности. При этом, однако, затрудняется понимание истории мысли как «драмы идей», как целостного процесса, включающего в себя взаимодействие и противоборство различных концепций, взаимные влияния и споры.

К тому же, например, позднего Фихте трудно понять, не зная раннего Шеллинга, а позднего Шеллинга — не ознакомившись с Гегелем. Что касается Канта, то между «критическим» и «докритическим» периодами его деятельности пролегла целая эпоха «Бури и натиска», повлиявшая на философа.

Поэтому автор старался выбирать в каждом случае тот способ изложения, который диктуется материалом. А материал удивительно богат и современен. Немецкая классическая философия — не только фундамент, она сама по себе величественное здание, каждый ее представитель имеет самодовлеющую ценность.

Она уникальна, как уникальна античная пластика, живопись Возрождения, русская литература XIX столетия. Это всемирно-исторический культурный феномен. Перед нашими глазами и своеобразная «лестница» мысли, и «веер» концепций. Общее движение вперед зачастую достигается ценой потери ранее достигнутых результатов. Фихте — не абсолютный шаг вперед по сравнению с Кантом.

И Шеллинг, и Гегель, и Фейербах, и Шопенгауэр, произнося новое слово, иногда упускали нечто, что было сказано до них. Не следует забывать и о менее крупных философских именах. Без Лессинга и Гердера, Гёте и Шиллера, без братьев Гумбольдтов, без романтиков нельзя осмыслить поиски и достижения корифеев, проследить переход от одного к другому.

Рассмотренные сами по себе, труды великих классиков подобны опорам моста с незаполненными пролетами; двигаться по такому мосту невозможно. Историк немецкой классики не имеет права забывать об этом. Его задача состоит в охвате широкого круга проблем — не только онтологических и теоретико-познавательных, но также проблем этики, эстетики, философии истории и истории философии, философии религии. Особенно важна эстетика, непосредственно связанная с художественным творчеством: литература и театр сыграли существенную роль в философской биографии рассматриваемой эпохи.

Глава первая

Накануне

1. Первая брешь

В 1755 г. в Германии произошли два знаменательных события, которым суждено было открыть новую эпоху в духовной жизни страны. Появилась книга философский трактат «Всеобщая естественная история и теория неба», и состоялась премьера пьесы «Мисс Сара Сампсон».

Книга вышла в Кёнигсберге анонимно, хотя кандидат философии Кант не делал особого секрета из своего авторства.

Он обосновывал гипотезу о естественном происхождении Солнечной системы, высказывал смелые догадки о развитии и гибели звездных миров. До Канта господствовал взгляд, согласно которому природа не имеет истории во времени.

В этом представлении, вполне соответствовавшем метафизическому способу мышления, Кант пробил первую брешь…

Пьеса Лессинга «Мисс Сара Сампсон» была сыграна летом того же года во Франкфурте-на-Одере. Впервые на сцене немецкого театра появились новые герои — простые люди. До этого в трагедиях гибли картинные персонажи, заимствованные из древней мифологии или всемирной истории, — великие мира сего. Лессинг потряс зрителей смертью простой девушки, дочери бюргера, совращенной аристократом.

Примечательно, что оба события произошли в Пруссии. Молодое королевство зарекомендовало себя как военный бастион, раздвигавший свои границы силой оружия.

Прусская армия по численности была четвертой в Европе (при том, что по численности населения страна занимала тринадцатое место). Однако было бы несправедливо видеть в Пруссии только казарму.

Так смотрел на свою страну создатель королевства Фридрих I, но уже его внук Фридрих II повернул дело иначе. Казарма осталась, но процветала и Академия наук.

Лессинг и Кант — наиболее яркие представители эпохи Просвещения. Этим термином обозначается необходимая ступень в культурном развитии любой страны, расстающейся с феодальным образом жизни. Для Германии эпоха Просвещения — XVIII век.

Лозунг Просвещения — культура для народа. Просветители вели непримиримую борьбу против суеверий, фанатизма, нетерпимости, обмана и оглупления народа.

Они рассматривали себя в качестве своеобразных миссионеров разума, призванных открыть людям глаза на их природу и предназначение, направить их на путь истины.

Ренессансный идеал свободной личности обретает в эпоху Просвещения атрибут всеобщности: должно думать не только о себе, но и о других, о своем месте в обществе. Почву под ногами обретает идея социальности; в центре внимания — проблема наилучшего общественного устройства.

Достичь его можно распространением знаний. Знание — сила, обрести его, сделать всеобщим достоянием — значит заполучить в руки ключ к тайнам человеческого бытия. Поворот ключа — и Сезам открылся, благоденствие обретено. Возможность злоупотребления знанием при этом исключается.

Раннее Просвещение рационалистично, это век рассудочного мышления. Разочарование наступает довольно быстро, тогда ищут спасения в «непосредственном знании», в чувствах, в интуиции, а где-то впереди виднеется и диалектический разум.

Но до тех пор, пока любое приращение знания принимается за благо, идеалы Просвещения остаются незыблемыми.

И наконец, третий характерный признак Просвещения — исторический оптимизм. Идея прогресса — завоевание этой эпохи. Предшествующие времена не задумывались над самооправданием.

Античность знать ничего не хотела о своих предшественниках; христианство относило свое появление на счет высших предначертаний; даже Ренессанс, выступивший посредником в диалоге двух предшествующих культур, считал своей задачей не движение вперед, а возвращение к первоистокам. Просвещение впервые осознало себя новой эпохой.

Отсюда было уже рукой подать до историзма как типа мышления. И хотя не все просветители поднялись до исторического взгляда на вещи, его корни лежат в этой эпохе.

Характерная особенность немецкого Просвещения — борьба за национальное единство. «Священная Римская империя германской нации» существовала только на бумаге. Права императора ограничивались дарованием титулов и почетных привилегий. Число суверенных монархов доходило в Германии до 360.

К ним следует прибавить полторы тысячи имперских рыцарей, которые были почти полными хозяевами в принадлежащих им владениях. Свои вольности сохраняли и некоторые города.

Наиболее крупные княжества — Саксония и Мекленбург в центре страны, Гессен, Ганновер, Брауншвейг на западе, Вюртемберг, Бавария на юге, королевство Пруссия и монархия Габсбургов были твердынями неограниченного абсолютизма.

Но даже среди мелких князьков, по словам Фридриха II, не было никого, кто не воображал бы себя похожим на Людовика XIV; каждый строил свой Версаль и держал свою армию. Население страдало от произвола мелких тиранов.

Один портил монету, другой монополизировал торговлю солью, пивом, дровами, третий запрещал употребление кофе, четвертый продавал за границу солдат. Злоупотребление властью, пьяный разгул и разврат стали обычными при дворе карликовых монархов. Им подражало дворянство, третировавшее бюргеров и нещадно эксплуатировавшее крестьян. Не удивительно, что все громче звучал голос просветителей, требовавших создания обще германского государства с единым правовым порядком.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=82076&p=42

Гёте и Шиллер

  • Гёте и Шиллер
  • 2018-08-01  Геннадий Демарёв Версия для печати
  • 1

Несмотря на то, что день 23 июня 1780 года был ярким и солнечным, под вечер подул порывистый северо-западный ветер, принёсший с собой мрачные грозовые тучи.

Разразился ливень. Жители Веймара поспешили, как муравьи, укрыться в своих щелях, норах и пещерах, что было на руку нескольким мужчинам, облачённым в чёрные плащи с капюшонами.

Не опасаясь случайных свидетелей, они вышли из кареты, остановившейся перед зданием магистрата.

Одарив швейцара, облачённого в такой же плащ, странными жестами, они прошли мимо зала заседаний, чтобы спуститься в подвальное помещение. Оказавшись перед дверью, обитой чёрным бархатом, гости остановились, чтобы перевести дух.

— Вперёд! — шепнул один из них, человек лет пятидесяти, подталкивая спутника помоложе. — Не бойся.

Кивнув, тот потянул дверь на себя и сделал шаг навстречу неизвестности.

Эта неизвестность оказалась тёмной, как ночь; посреди неё угадывались контуры пятиконечной звезды, очерченные призрачным светом свечей.

— Стань в центр звезды! — властно приказал повелительный голос.

Молодой человек, осторожно ступая шаг за шагом, прошёл к звезде. Заняв место в центре, он застыл в смиренной позе, скрестив на груди руки.

  1. — Кого ты привел, брат Иоганн?
  2. Тот, кого назвали «братом Иоганном», был не кем иным, как публицистом и философом Гердером.
  3. — Человека, — скромно ответил он.

— Кто ты, юноша? — спросил тот же голос.

  • — Я — странник на великом пути, — ответил тот.
  • — Чего ищешь ты на пути?
  • — Истину.
  • — Чем ты готов пожертвовать ради её достижения?

— Жизнью…

После ещё нескольких вопросов и ответов из темноты невидимые руки протянули чашу с содержимым  неизвестного происхождения.

— Пей! — велел голос. — И если ты когда-либо нарушишь клятву, сей напиток превратится в твоём чреве в адское пламя…

Так молодой Гёте вступил в ложу «Амалия», где уже спустя два года будет удостоен звания мастера, «перепрыгнув» многочисленные степени.

Читайте также:  Меню пуск и панель задач - в помощь студенту

2

К тому времени иллюминаты уже обратили внимание на популярного драматурга Фридриха Шиллера. Есть даже версия, будто они заинтересовались поэтом ещё в 1781 году, когда он за свой счёт опубликовал первую драму «Разбойники», или в 1782 году, после постановки «Разбойников» в Мангеймском театре. На самом деле дело обстояло не так.

Сын военного (в то время правитель Штутгарда стремился милитаризировать всё население), Шиллер тоже был вынужден учиться в военной академии. Но делал это настолько неохотно, что его несколько раз едва не прогнали.

Вместо военной муштры он предпочитал заниматься поэзией и даже опубликовал на собственные сбережения оду «Завоеватель» и драму «Разбойники» — своеобразную предтечу будущего «Вильгельма Телля».

Принц Евгений, услышав об этом, рассвирепел и приказал никуда не выпускать строптивого Шиллера и даже лишить его возможности писать.

Тут-то и нашлись масоны — они всегда нуждались в творческих умах.

Предполагается, что масоны способствовали побегу молодого человека посредством Генриетты фон Вольцоген, негласно состоявшей в ложе, почему она и оказалась столь снисходительной к бедолаге.

В конце концов, оказавшись в Мангейме, Шиллер обнаружил, что у него нет средств даже для того, чтобы элементарно выживать. Неожиданно он получил лестное письмо от восторженного почитателя его таланта драматурга — некого приват-доцента Готфрида Кёрнера.

Поначалу завязалась переписка, затем Кёрнер навестил Шиллера в Мангейме и взялся помочь ему материально. Тогда же молодому человеку невзначай было предложено вступить в масонскую ложу иллюминатов.

И уже гораздо позднее стало известно, что Кёрнер был одним из видных деятелей не только немецкого, но и европейского масонства.

В 1785 г. Шиллер переехал жить к благодетелю в Лейпциг. В общей сложности он гостил у «друга» более двух лет, сначала в Лейпциге, а затем в Дрездене.

Масоны помогли драматургу выбраться из долгов и только после этого приняли в ложу.

При этом Шиллер вряд ли осознал смысл главного принципа иллюминатов (который они, впрочем, никогда не скрывали, тем паче от новоиспечённых братьев): «Цель оправдывает средства».

Неизвестно, когда точно была написана для иллюминатов ода «К Радости» (которую позднее Бетховен преобразовал в так называемую «масонскую симфонию», — до вступления в ложу или сразу после того. Биографы вообще стараются не затрагивать эту тему, утверждая, что ода была создана по заказу ложи и в дар Готфриду Кёрнеру.

Далее обычно следует рассказ о том, как поэт долгие годы мечтал воспеть радость и с каким восторгом трудился он над этим шедевром. Обычно забывают сказать, что в контексте времени «Ода к Радости» есть произведение бунтарское и агрессивное.

Дело в том, что ода воспевает земную, плотскую радость, а Бог в ней есть лишь отстранённый символ, необходимый элемент, — в то время как в конце XVIII века следовало воспевать не личную радость, а радость близости к Богу.

3

Сближению двух поэтов содействовало единство Шиллера и Гёте во взглядах на Французскую революцию и социально-политическую ситуацию в Германии.

Когда Шиллер после поездки на родину и возвращения в Йену в 1794 году в журнале «Оры» изложил свою политическую программу и пригласил Гёте участвовать в литературном обществе, тот ответил согласием.

Позднее он учредил ещё один журнал — «Альманах муз».

Более тесное знакомство между литераторами произошло в июле 1794 года в Йене. По окончании заседания естествоиспытателей, выйдя на улицу, поэты стали обсуждать содержание доклада, и беседуя, они дошли до квартиры Шиллера. Гёте был приглашён в дом.

Там он начал с большим энтузиазмом излагать свою теорию метаморфозы растений.

После этой беседы между Шиллером и Гёте завязалась дружеская переписка, которая не прерывалось до смерти Шиллера и составила один из лучших эпистолярных памятников мировой литературы.

Совместная творческая деятельность Гёте и Шиллера имела своей целью, прежде всего, теоретическое осмысление и практическое решение тех задач, которые возникли перед литературой в новый, послереволюционной период. В поисках идеальной формы поэты обратились к античному искусству. В нём они видели высший образец человеческой красоты.

Когда в «Орах» и «Альманахе муз» появились новые произведения Гёте и Шиллера, в которых отразился их культ античности, его высокий гражданский и нравственный пафос, религиозный индифферентизм, против них начался поход со стороны ряда газет и журналов.

Критики осуждали трактовку вопросов религии, политики, философии, эстетики.

Гёте и Шиллер решили дать противникам резкий отпор, подвергнув беспощадному бичеванию всю пошлость и бездарность современной им немецкой литературы в форме, подсказанной Шиллеру Гёте, — в виде двустиший, наподобие «Ксений» Марциала.

Начиная с декабря 1795 года, на протяжении восьми месяцев, оба поэта соревновались в создании эпиграмм: к каждому ответу из Йены и Веймара прилагались «Ксении» на просмотр, отзыв и дополнение.

Таким образом, совместными усилиями в период с декабря 1795 до августа 1796 года было создано около восьмисот эпиграмм, из которых четыреста четырнадцать были отобраны как наиболее удачные и опубликованы в «Альманахе муз» за 1797 год. Тематика «Ксений» была очень разносторонней.

Она включала вопросы политики, философии, истории, религии, литературы и искусства. В них затрагивалось свыше двухсот писателей и литературных произведений. «Ксении» — самое воинственное из созданных обоими классиками сочинений.

Именно сотрудничество и дружба двух великих поэтов породила на свет так называемый «веймарский классицизм», который ещё долго будет оказывать влияние не только на немецкую литературу, но и на всю европейскую и даже русскую.

4

Шиллер до последней минуты своей довольно короткой жизни верил в то, что ещё жив дух национального единства, который когда-то сумеет объединить германские «лоскутки» в единое государство. Мало того, узнав о Наполеоне и его планах на будущее, он увидел в нём некий, пусть и злой, светоч, который, может быть, сумеет подтолкнуть немцев к объединению.  

До последнего дня Фридрих Шиллер оставался бедняком.

Талантливый, одарённый музами, он вынужден был прозябать на скромные гроши, назначаемые правителями городов, в которых он проживал в то или иное время, да масонами, для которых он иногда делал переводы в разных жанрах. Впрочем, если бы не Гёте, занимавший титул мастера ложи, Шиллеру никогда не было бы суждено иметь даже такой источник скромного дохода.

Из-за вопиющей бедности драматурга ни одна из его многочисленных знакомых не соглашалась выйти за него замуж.

Уже в более зрелом возрасте ему удалось жениться «ради возможности творить» на некой Шарлотте фон Ленгефельд. Казалось бы, живи, твори…

Куда там! Врачи обнаружили у него туберкулёз — несомненно, следствие многолетнего недоедания и страданий. Он-то и свел поэта в могилу в начале 1805 года.

Шиллер оставил по себе не только «Вильгельма Телля» и «Разбойников», но и ряд философских рассуждений об эстетическом воспитании школьников, взаимосвязи животной природы человека с его духовностью, о революциях и многом другом.

Г. Гейне, исключительно высоко ценивший Гёте как писателя, сравнивая в «Романтической школе» произведения Гёте с прекрасными статуями, заявляет: «В них можно влюбиться, но они бесплодны. Поэзия Гёте не порождает действия, как поэзия Шиллера. Действие есть дитя слова, а прекрасные слова Гёте бездетны».

И ещё: «Этот великан был министром в карликовом немецком государстве. Он никогда не мог двигаться свободно. Если бы он когда-нибудь надумал освободиться от веймарского покоя, он, вставая со своего трона, пробил бы головой государственную крышу… или, скорее всего, попросту разбил бы о неё голову…

»

www.leport.com.ua

история культура

Источник: http://propaganda-journal.net/10301.html

Философия Гёте и Шиллера

Иоганн Гёте и Фридрих Шиллер — ϶то те авторы, которые представляют основу философии ʼʼБунта и Натискаʼʼ. Таким названием можно ознаменовать их произведения не только в литературе, но и в философии. Они оказали огромное влияние на всœе аспекты мировой культурнои̌ философии XVIII века.

Вообще, XVIII век и всœе произведения, написанные в данный период, носят интеллектуально-просветительский характер. Не смотря на во взглядах философии обоих немецких деятелей прослеживаются одинаковые параллели, следует рассмотреть каждого представителя по по отдельностисти.

Иоганн Гёте и ᴇᴦο взгляды

Полное имя Гёте — Иоганн Вольфганг фон Гёте, родился 28 августа 1749 года в немецком городе Франкфурт-на-Майне. В большей степени он известен как поэт Германии, но так был и государственным деятелем, мыслителем и естествоиспытателем. Именно ᴇᴦο деятельность дала огромный толчок развитию немецкой литературы, культуры и философии в целом. Его мысли соответствуют идеи просвещения и сентиментализма. Термину просвещение соответствуют такие аспекты, как ознакомление с целью найти новое мнение и новую мысль у людей, которые впитывают данные идеи. Термин сентиментализм даёт изучение эмоциональных чувств, ведь не зря говорят «наделён сентиментальностью»- ϶то значит, что человек чувствителен в восприятии чᴇᴦο бы то ни было. Иоганн Гёте рано познакомился с мировой литературой и той философией, которую несут. На нᴇᴦο самого и на всё ᴇᴦο творчество повлияли рано прочитанные произведения ʼʼИлиадаʼʼ, ʼʼМетаморфозыʼʼ Овидия, им был прочтён оригинал Вергилия. Именно человек читает и те размышления, которые воссоздаются при чтении того или иного произведения формируют философские взгляды. По϶тому философский взгляд И. Гёте был твёрд и информативен, что прослеживается во всœех ᴇᴦο литературных произведениях. В них про чёткость философской любви к противоположному полу, обычнои̌ любви к девушке или женщине и многочисленных раздумий, на которых строится всё то или иное философское начало. Похожие пункты встречаются так во взглядах второго великого немецкого поэта 18 века Фридриха Шиллера.

Фридрих Шиллер и ᴇᴦο взгляды

Полное имя данного известного представителя немецкой эпохи ʼʼБури и Натискаʼʼ — Иоганн Кристоф Фридрих фон Шиллер. Поэт и мыслитель родился 10 ноября 1759 года в немецком городе Марбах-на-Неккаре. Шиллер тесно дружил с Гёте как в литературных и философских воззрениях, так и в жизни.

Дружба между этими двумя писателями отразилась в так называемом мыслительном направлении ʼʼвеймарский классицизмʼʼ. Все произведения данного периода окрашены дружескими взглядами между двумя авторами, которые находили общий язык как в написании стихосложения, так и в философских размышлениях.

Фридрих Шиллер со своими взглядами, которые были построены на защите человеческой личности, являлся ᴛᴇᴍ философским мыслителем, который считал, что человеческая личность — ϶то кладезь философских мыслей, которые могут двигать прогресс. Таких взглядов придерживался и Иоганн Гёте.

Общая мысль у обоих по϶тов

Дополнительный материал 1

Оба немецких поэта много страдали, а, как известно, страдания в определённый момент своᴇᴦο действия формируют особый момент в понимании философской мысли.

Исходя из всᴇᴦο выше сказанного, мы приходим к выводу, что философская мысль обоих немецких по϶тов очень схожа делают акцент на восприятии философии через призму индивидуальнои̌ человеческой личности как таковой. По их мнению, только человеческая личность методна на философскую мысль и философские размышления, где личность развивается, любит, стра и испытывает всœе человеческие чувства. Человеческие чувства по Гёте и Шиллеру – ϶то те философские понятия, которые не могут существовать по отдельности от человеческой личности.

Источник: http://referatwork.ru/info-lections-55/gum/view/26972_filosofiya_gete_i_shillera

Исторические взгляды Гёте

Великий немецкий поэт и мыслитель Иоганн Вольфганг Гёте (1749—1832) интересовался прежде всего проблемами естествознания, но имел и определенную систему воззрений на развитие человеческого общества.

Веря в неизбежность социального прогресса, Гёте считал, что он совершается повседневной созидательной работой миллионов людей, в ходе столкновения их целей и интересов. Он писал, что «людей надо рассматривать как органы их века, двигающиеся большей частью бессознательно» 4.

Глубокое историческое чутье подсказало Гёте мысль о том, что значение великой личности в истории заключается в наиболее полном и верном выражении общечеловеческого — созревающих в массах идей и потребностей.

Индивид для Гёте всегда являлся частичкой великой гармонии исторически развивающегося социального целого, поскольку его труд и идеи связаны сотнями тысяч видимых и невидимых нитей с трудом бесчисленных предшественников и современников. Поэтому, чтобы понять и объяснить своеобразие идей отдельной исторической личности, необходимо исследовать и понять ту эпоху, в которую она жила, влияние которой испытала.

Понимая историческое значение Великой французской революции, открывшей, по его словам, «новую эпоху всемирной истории», Гёте относился к ней сдержанно, как и вообще ко всем народным восстаниям и революциям.

Он полагал, что нельзя совершенно подавить народ, и подчеркивал, что «великие революции никогда не возникают по вине народа, но всегда по вине правительства». И в то же время революции для него были злом, ибо сеяли разрушения и хаос.

Гёте же был приверженцем порядка и устойчивости, он предпочитал революционному пути решения социальных проблем постепенное совершенствование общественных отношений и государственных учреждений, считал, что правительства должны своевременными реформами предупреждать взрыв недовольства.

В философском романе «Годы странствий Вильгельма Мейстера» (1829) Гёте в числе многих социальных моделей общества показал и утопическую общину, построенную по принципу использования частной собственности на пользу всей общины и без ущерба для прочих ее членов.

Изобразив сосуществование личной выгоды и всеобщего блага как реальную возможность, Гёте все же вложил в уста героя романа многозначительный вопрос: разве понятия «собственность» и «общее благо» не отменяют одно другого? Даже в своих идеалах Гёте, несмотря на гуманистическую направленность его произведений, оправдывал и навечно закреплял социальное неравенство, деление общества на тех, кто правит, и тех, кто производит материальные блага.

Противоречивость мировоззрения Гёте отметил Ф. Энгельс, когда писал, что «…в нем постоянно происходит борьба между гениальным поэтом, которому убожество окружающей его среды внушало отвращение, и осмотрительным сыном франкфуртского патриция, достопочтенным веймарским тайным советником, который видит себя вынужденным заключать с этим убожеством перемирие и приспосабливаться к нему» 5.

Источник: https://studbooks.net/643967/filosofiya/istoricheskie_vzglyady_gyote

Ссылка на основную публикацию