Своеобразие античной диалектики. апории зенона — в помощь студенту

Зенон из Элеи и его апории

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!

Оценим за полчаса!

Задачу отстоять воззрения Парменида против выдвинутых возражений взял на себя ученик и друг Парменида Зенон [2]. Он родился в начале 5 в. до н. э. (480) и умер в 430 г. до н. э. От его сочинений дошли только многочисленные и небольшие по объему извлечения, сделанные позднейшими античными писателями.

Из них на первое место должны быть поставлены свидетельства Аристотеля в «Физике», а также свидетельства Симплиция, комментатора аристотелевской «Физики».

Они дают возможность характеризовать то новое, что внес Зенон в греческую науку сравнительно с Парменидом, при всей наивности его аргументации в деталях.

Зенон развил ряд аргументов в защиту учения Парменида. Метод, примененный им в этих аргументах, впоследствии дал основание Аристотелю назвать Зенона родоначальником «диалектики». Под «диалектикой» Аристотель в этом случае понимает искусство выяснения истины путем обнаружения внутренних противоречий, заключающихся в мыслях противника, и путем устранения этих противоречий.

Метод Зенона сходен с тем, который называется в математике «доказательством от противного». Зенон принимает — условно — тезисы противников Парменида. Он принимает, (1) что пространство может быть мыслимо как пустота, как отдельное от наполняющего пространство вещества; (2) что мыслимо существование множества вещей; (3) что может быть мыслимо движение.

Приняв условно эти три предположения, Зенон доказывает, будто признание их ведет с необходимостью к противоречиям. Тем самым доказывается, что предположения эти ложны. Но если они ложны, то необходимо должны быть истинны противоречащие им утверждения. А это и есть утверждения Парменида.

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!
Читайте также:  Первые государственные образования в ахейской греции и на крите, конец iii-ii тыс. до н.э. - в помощь студенту

Оценим за полчаса!

Стало быть, утверждения Парменида истинны: пустота, множество и движение немыслимы.

Для понимания смысла аргументации Зенона необходимо учитывать обстоятельство, отмеченное Лениным. В «Философских тетрадях» Ленин разъясняет, что ни Парменид, ни Зенон не отрицают реальности пустоты, множества, движения для наших, чувств. Они отрицают лишь возможность мыслить пустоту, мыслить множество и мыслить движение, не впадая при этом в противоречия.

Рассмотрим аргументы Зенона в отдельности по этим трем вопросам. Начнем с вопроса о мыслимости пустоты, т. е. пространства, отделенного от вещества. Если мы допустим существование такого пространства, то вступает в силу следующее рассуждение. Все существующее находится где-нибудь в пространстве.

Но чтобы; существовать, пространство тоже должно находиться «где-нибудь», т. е. существовать во втором пространстве. Это второе пространство в свою очередь должно существовать в третьем пространстве, и так до бесконечности. Но это абсурдно.

Следовательно, пространство как отдельное от вещества немыслимо.

Второй вопрос — о мыслимости множества. Допустим, что множество мыслимо. Тогда возникают вопросы: 1. Каким необходимо мыслить каждый в отдельности элемент этого множества? 2. Каким необходимо мыслить общее количество элементов множества: будет ли их сумма числом конечным или бесконечным? Исследование Зенона показывает, что по обоим этим вопросам получаются npoтиворечивые ответы.

По первому вопросу — каким должен мыслиться каждый отдельный элемент множества — оказывается, что о каждом таком элементе необходимо придется отвечать, что он одновременно и не имеет никакой величины и бесконечно велик по величине.

По второму вопросу — какой должна мыслиться сумма элементов множества — оказывается, что она необходимо должна мыслиться и как число конечное, и как число бесконечное.

Исследование по третьему вопросу — о мыслимости движения — так же необходимо приводит к противоречащим утверждениям.

Аргументы Зенона по этому вопросу стали особенно знамениты и приобрели широкую известность.

Зенон разработал несколько таких аргументов, из которых до нас дошли четыре: «Дихотомия (деление на два)», «Ахилл», «Летящая стрела» и «Стадий» [их анализ см.: 22а, с. 108–119; ср. 59а].

Общая их схема — то же опровержение «от противного». Допустим, вместе с противниками Парменида, будто движение мыслимо. Тогда о движущемся теле или о движущихся телах необходимо придется высказывать противоречащие друг другу утверждения: 1) что движение возможно и 2) что оно невозможно.

При помощи четырех аргументов Зенон доказывает, что движение невозможно. Оно невозможно, во-первых, как движение одного-единственного тела, переходящего по прямой из одной ее точки в другую.

Чтобы пройти некоторую дистанцию, отделяющую точку А от точки В, тело должно предварительно пройти половину этой дистанции; чтобы пройти половину, оно должно предварительно пройти половину этой половины, и т. д. до бесконечности.

В результате этого тело не только не может пройти из точки А в точку В, но не может даже покинуть точку А, т. е. движение от точки А к точке В не может не только завершиться, однажды начавшись, но даже не может начаться. Таков смысл аргумента «Дихотомия».

Немыслимость движения одного, отдельно взятого тела доказывается также посредством аргумента «Летящая стрела». По предположению, стрела летит, т. е. движется в пространстве.

Но о ней в то же время необходимо утверждать, что она в каждое мгновение полета занимает пространство, равное собственной длине, т. е. пребывает в пределах этой части пространства, «значит» в нем неподвижна.

Выходит, стало быть, что летящая стрела и движется, и не движется.

Но движение немыслимо и как движение двух тел друг относительно друга.,0но немыслимо, во-первых, как движение по прямой двух тел, разделенных некоторой дистанцией и одновременно движущихся в одном и том же направлении, причем тело, движущееся позади, движется быстрее того, что движется впереди.

Зенон доказывает, что при этих условиях тело, движущееся с большей скоростью, никогда не догонит того, что уходит от него с меньшей скоростью. Ахилл, славившийся быстротой своего бега, никогда не догонит убегающей от него черепахи.

Пусть Ахилл бежит быстрее черепахи, но по истечении любого промежутка времени, как бы мал он ни был, черепаха успеет пройти расстояние, которое, как бы незначительно оно ни было, никогда не будет равно нулю.

Следовательно, рассуждает Зенон, ни в один момент бега вся дистанция, отделяющая Ахилла от черепахи, не превратится в нуль, и потому Ахилл действительно никогда не догонит черепаху. Тот же результат получается, если применить к случаю Ахилла аргумент «Дихотомия». В начальный момент бега Ахилла отделяет от черепахи расстояние АВ.

Ахилл догонит черепаху в тот момент, когда это расстояние, уменьшаясь, обратится в нуль. Но чтобы это произошло, расстояние АВ должно предварительно уменьшиться до половины. В свою очередь, чтобы уменьшиться до половины, оно должно предварительно уменьшиться до половины этой половины, и т. д. до бесконечности. Итог тот же, что и в «Дихотомии»: дистанция АВ никогда не обратится в нуль.

Аргумент «Стадий» опровергает мыслимость движения, опровергая одну из принятых во время Зенона предпосылок движения — предположение, будто пространство состоит из неделимых частей (отрезков), а время — также из неделимых частей (моментов). Сделаем это допущение. Допустим также, что с противоположных сторон движутся по параллельным линиям равные по величине тела. Допустим, наконец, что тела эти проходят мимо третьего тела той же величины, но неподвижного (см. рисунок).

Тогда получается, что одна и та же точка, движущаяся с равной скоростью, пройдет одно и то же расстояние не в одно и то же время, но пройдет его в одном случае в половину времени, а в другом — в удвоенное время.

В одно и то же время крайние точки каждого из движущихся рядов В4 В3 В2 В1 и С1 С2 С3 С4 пройдут мимо всех остальных точек другого движущегося ряда. Однако в то же самое время они пройдут только мимо половины точек ряда, который остается неподвижным во время их движения.

Такой различный результат будет зависеть от того, откуда станем мы рассматривать ее движение. Но в результате мы приходим к противоречию, так как половина оказывается равной целому.

Другими словами, в аргументе «Стадий» немыслимость движения доказывается из рассмотрения времени, относительно которого предполагается, что оно, как и пространство, состоит из множества дискретных, но якобы соседствующих элементов.

Мы убедились, что во всех рассуждениях Зенона вопрос ставится вовсе не о том, можем ли мы воспринимать движение посредством чувств или не можем. В том, что движение воспринимается чувствами, ни Парменид, ни Зенон, не сомневаются.

Вопрос состоит в том, возможно ли мыслить движение, если, мысля движение, мы допускаем при этом, что пространство, в котором движутся тела, состоит из множества отделенных одна от другой частей, и если допускаем, что время, в котором протекают все явления и происходит движение, состоит из множества отделенных друг от друга моментов.

Неизбежность противоречий, к которым при этих предпосылках приходит мысль, доказывает, по Зенону, что утверждаемая противниками Парменида мыслимость множества невозможна.

Тот же смысл имеет и опровержение мыслимости пустого пространства. Суть аргумента Зенона вовсе не в доказательстве того, будто пространство не существует. Зенон доказывает другое. Он доказывает, что пространство не может мыслиться как пространство пустое, как пространство, существующее в какой бы то ни было своей части отдельно от вещества.

Аргументы Зенона сообщили мощный импульс дальнейшему развитию античной математики, античной логики и античной диалектики.

Эти аргументы вскрыли противоречия в понятиях современной Пармениду и Зенону науки — в понятиях о пространстве, о едином и многом, о целом и частях, о движении и покое, о непрерывном и прерывном. Апории Зенона побуждали мысль искать разрешения замеченных им трудностей.

Нависшая над математическим познанием угроза неразрешимых противоречий была устранена впоследствии атомистическим материализмом Левкиппа и Демокрита.

Мелисс

Третьим деятелем элейской школы был Мелисс. О нем известно, что он был уроженцем Самоса и успешно командовал самосским флотом во время войны Афин и Самоса в 440 г. до н. э. Деятельность его относится к середине 5 в. до н. э.

Уроженец греческого Востока, Мелисс, по-видимому, учился у ионийских философов. Диоген сообщает даже, будто он слушал Гераклита.

Поэтому нелегко ответить на вопрос, каким образом мог он прийти к элейскому учению, во всем противоположному учению Гераклита.

Из дошедших до нас отрывков Мелисса видно, что он повторяет учение Парменида о единстве, о вечности и о неизменности истинного бытия. Однако он вносит в учение Парменида и Зенона важное новшество.

Парменид утверждал, что мировой шар имеет конечный радиус.

Напротив, Мелисс доказывал, что мир может быть вечным, невозникающим и непогибающим только при условии, если радиус мира не есть величина конечная, иначе — если мир бесконечен.

Другое, еще более важное новшество Мелисса достоверно не засвидетельствовано. Это приписываемое ему учение о бестелесности мира. Знаменитый древний комментатор V–VI вв. н. э. Симплиций сообщает текст Мелисса, в котором Мелисс говорит, что если бытие едино, то оно не должно иметь тела: «Если бы у него была толщина, [то] оно имело бы части и уже не было бы единым» [37, т. II, с. 107].

На основании этого текста ряд историков античной философии считают Мелисса чистым идеалистом. Однако сообщенный Симплицием текст допускает два чтения, одно из которых уже не имеет идеалистического смысла. К тому же текст Симплиция в приведенной выше редакции плохо вяжется с остальными положениями Мелисса.

Поэтому ряд ученых оспаривают идеалистическое истолкование учения Мелисса. В их числе крупнейший в XIX в. ученый, знаток античной философии Эдуард Целлер.

В пятом издании своего пятитомного труда «Философия греков (Philosophie der Griechen)» Целлер подробно рассмотрел вопрос о Мелиссе и пришел к заключению, что вряд ли имеются основания видеть в Мелиссе идеалиста.

В целом элейская школа все же вошла в историю античной философии как течение, несомненно являвшееся реакцией против ряда результатов, достигнутых развитием ранней материалистической науки и философии греческого Востока вбив первой половине 5 в. до н. э.

Но греческие города Южной Италии оказались в 5 в. до н. э. ареной не только движения, направленного против диалектических воззрений философии ионийцев. Здесь же в это время возникает одно из самых замечательных материалистических учений, отмеченных несомненным влиянием физики огня Гераклита, — учение Эмпедокла.

12 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128

Источник: http://bookwu.net/book_antichnaya-filosofiya_686/10_zenon-iz-elei-i-ego-aporii

Реферат на тему “Элейская школа: Зенон и его парадоксы”

1. Философия элейской школы
2. Зенон Элейский. Диалектика Зенона
3. Апории Зенона
4. Значения парадоксов Зенона для общественной мысли
Заключение

Список использованных источников

1. Философия элейской школы

Элеаты – древнегреческая философская школа (6-5 вв. до н. э.), возникшая в городе Элее (Южная Италия). Её главными представителями были Парменид, Ксенофан, Зенон Элейский, Мелисс. Влияние их школы на формирование абстрактной научной мысли огромно.

Философия элеатов стояла на пути рационализации знания, оперирования абстрактными понятиями и освобождения мышления от метафорических образов. Элеаты первые в истолковании субстанции перешли от конкретных природных стихий – воды, воздуха, огня, земли – к бытию как таковому.

По словам Парминида, единственно истинным является положение: “бытие есть, небытия нет, ибо небытие невозможно ни познать (ведь оно не постижимо), ни высказать”. С этим связано и утверждение, что “мыслимо только сущее”. Ибо “нельзя отыскать мысль без бытия, в котором осуществлена эта мысль”. Бытие вечно.

Возникновение бытия невозможно, ибо не откуда ему возникнуть: из ничего ничего не может возникнуть, оно не может возникнуть из другого бытия, так как до него не было другого бытия, ибо бытие едино и не может возникнуть и из небытия, так как небытия нет. Если бытие есть, о нём нельзя сказать, что его не было раньше, то есть, что оно возникает.

Если оно есть, то нельзя сказать также, что оно будет, что оно останется бытием. Следовательно, бытие есть, оно вечно, не возникает и не уничтожается, оставаясь тождественным и всегда равным самому себе.

Бытия не может быть ни чуточку больше, ни чуточку меньше. Оно однородно и непрерывно. Стало быть, нет и пустого пространства. Всё наполнено бытием. Поэтому всё непрерывно. Ведь бытие плотно примыкает к бытию.

Бытие бесконечно во времени (поскольку оно не возникло и не уничтожалось), бытие ограничено в пространстве, оно шарообразно.

Это связано с его однородностью, с тем, что оно повсюду одинаково, всюду равно отстоит от центра.

Элеаты, как и все древнегреческие философы, были энциклопедистами – мудрецами. И поэтому они также стремились дать физическую картину мира. Следует отметить, что их физическая картина мира находилась в определённом противоречии с их философским учением.

Получалось, что это как бы две разные, не стыкующиеся стороны мудрости. Так Парменид многообразие мира сводит к двум началам. Первую – Эфирный огонь, чистый свет, тёплое, второе – густая тьма, ночь, земля как костное начало, холод. Из смешения этих двух начал происходит всё многообразие видимого мира.

Вселенная представляется как состоящая из концентрированных кругов или венцов, которые лежат слоями вокруг Земли, расположенной в центре Вселенной. Всех их окружает небесная твердь. Промежуточные круги состоят из смеси огня и земли.

В самом центре всех сфер царствует великая богиня Правда и необходимости, которая управляет всеми происходящими в мире явлениями.

Это противоречие между метафизикой (философией) и физикой (учением о Природе) элеатов является  отчасти их учением о познании.

Элеаты чётко разграничивали истину, основанную на рациональном познании, и мнение, основанное на чувственных восприятиях.

Знания их истинной сущности даёт философское учение о бытие, а то, как предстаёт мир нашим чувствам, описывается в учении о Природе. Чувственное многообразие мира, с точки зрения элеатов, иллюзорно.

Доказательству иллюзорности многообразия мира и движения посвящены трактаты Зенона.

2. Зенон Элейский. Диалектика Зенона

Зенон родился в Элее, и его акме приходится на период 460 г. до н.э. Всю жизнь Зенон прожил (не считая путешествие в Афины) в родном городе.  В своих трудах он по преимуществу защищал и уточнял систему аргументации Парменида. Зенон активно участвовал в политической жизни и общественных делах своего города. По взглядам он стоял на стороне элейской аристократии, авпатридов.

В соответствие с принципами элейской школы Зенон также раскрывает чувственное и рациональное познание. Истинным он однозначно придаёт рациональное познание, чувственное же ведёт к неразрешимым противоречиям. Зенон прославился именно выяснением противоречий между разумом и чувствами. Свои взгляды он излагал в собственной диалектике.

Слово диалектика происходит от греческого глагола – разговаривать, обсуждать спорить; причём философский разговор или спор не есть софистическое словопрение, но предполагает существенное разногласие – действительную задачу: умеет спорить тот, кто умеет находить противоречия в мыслях собеседника; умеет обсуждать философские вопросы тот, кто видит их различные стороны и всесторонне исследует связанные с ними противоречия. Когда мысль человеческая освобождается от непосредственных впечатлений и сознаёт свою свободу и самобытность, она обращается к понятиям, отвлечённым от действительного мира; она старается продумать свои понятия, развить их, и такое развитие понятий, их всесторонний анализ, составляет сущность диалектики. Результатом диалектического развития понятий является раскрытие присущих им противоречий: каждое отвлечённое понятие имеет различные противоположные определения по отношению к другим понятиям; эти определения противоречат друг другу и часто взаимно друг друга исключают.

Читайте также:  Капитал - в помощь студенту

Успех Зенона сильно обуславливался его диалектикой. Но эта диалектика не была чисто формальным и бессодержательным фокусничеством мысли; она имела существенный философский интерес и аргументы Зенона, дошедшие до нас, имеют первостепенное философское значение.

Мыслителям пришлось считаться с ними и приходится считаться до сих пор, так как они раскрывают действительные философские задачи, действительные противоречия, связанные с нашими понятиями величины, множества, движения, времени и пространства.

Все эти противоречия раскрываются в доводах Зенона, которые называются апориями (тупиками).

3. Апории Зенона

1) Протяжённые величины.

Множество равно себе по количеству и не может быть ни больше ни меньше себя самого, – поскольку оно есть неопределённое множество; вместе с тем оно беспредельно, ибо между частями есть всегда нечто, их разделяющее; между разделяемым и разделяющим есть ещё нечто и так далее.

Рассматривая этот аргумент, надо иметь в виду аргументацию Парменида:  сущее может быть отделено от сущего только чем-нибудь сущим, так как небытия нет совершенно. Другой аргумент: если существует множество вещей, то они вместе бесконечно малы и бесконечно велики. Всякая вещь состоит из частей, всякая часть – из других частей, и так далее до бесконечности.

Отсюда вытекает, что вещей бесконечное множество и что каждая из них, занимая бесконечное пространство бесконечностью частей – сама бесконечно велика.

С другой стороны, так как всякая частица отделена от другой бесконечным множеством каждая из них бесконечно мала; она не может ничего собою увеличить, а потому все вещи, состоя из бесконечно малых частей, сами бесконечно малы и не имеют величины. Материя имеет и не имеет величины, есть великое и малое, бесконечно великое и бесконечно малое, откуда вытекает ложность видимых явлений.

Всякая протяжённая величина может рассматриваться по произволу и как бесконечно великая, и как бесконечно малая; состоя из бесконечных частей, она бесконечно мала в пространстве; с другой стороны, она занимает пространство, которое во всех частях своих всюду бесконечно, и поскольку сама является бесконечно великой.

Отсюда возникают все паралогизмы о материи, столь занимавшие философию.

Из сознания не соответствия между пространством и данным чувственным протяжением является проблема бесконечной делимости материи; если есть не протяженные части, конечные математические точки, то их сумма не может составить чего либо протяженного; если же части протяженного сами протяженны, то они не конечны, будучи делимы до бесконечности.

Оба решения одинаково не удовлетворительны: бесконечное не слагается из конечного и конечное не слагается из бесконечного. Следовательно, вещи, которые, по-видимому, наполняют пространство, на самом деле оставляют его пустым. Указывают на то, что вещи лишь делимы, но не разделены; но всё же остаётся непонятным, каким образом конечные вещи могут занимать пространство, которое, будучи непрерывно, в то же время всюду бесконечно.

2) Понятие места.

Аргументы Зенона доказывают, что вещи не могут наполнить пространства и что оно может быть наполнено лишь тою неделимою сферою, о которой учил Парменид. Но тут является новое затруднение.

Круглая сфера Парменида имеет в себе свой предел, между тем как пространство беспредельно не только внутренним, но и внешним образом: следовательно, “сфера” может занимать лишь ограниченное место в пространстве. Таким именно, как мы видели, было представление пифагорейцев, которые вне мира допускали пустую беспредельность. Но Зенон для разрешения этого затруднения исследует само понятие места.

Он доказывает, что понятие места ложно; всё, что существует в пространстве, имеет место; если место существует в пространстве, то оно также имеет место; место этого места точно также и так далее до бесконечности; бесконечность же не может быть местом, ибо в противоположном случае она предполагала бы новую бесконечность мест.

Место не имеет места в пространстве; умопостигаемая сфера Парменида не имеет места, потому что она всеобъемлюща; место предполагает пустоту, а пустоты, как мы знаем, вовсе нет; вот и другой аргумент против понятия места и связанных с ним понятий движения и материального множества.

3) Аргументы против возможности движения.

Доказательства, которые приводил Зенон против возможности движения, также очень замечательны и важны. Движение не может совершиться в данный промежуток времени потому что пространство заключает в себе бесконечность.

Ахиллес никогда не может догнать черепахи как бы мало она не была впереди его, и во всякий раз, как он при всей скорости своего бега ступит на место, которое перед тем занимала черепаха, она несколько подаётся вперёд; как не уменьшалось разделяющее их пространство, оно все-таки бесконечно.

Положим, что Ахиллес бежит в десять раз скорее черепахи, которая движется впереди него; пусть он отстал от неё на расстояние версты.

Вопрос: каким образом он сможет её догнать? Ведь в то время как он пройдёт версту, она успеет продвинуться на  1/10 версты, когда он пройдёт и это расстояние, – она опередит его на 1/100 версты и так далее. Расстояние может уменьшиться до бесконечности, а Ахиллес всё-таки не догонит черепахи.

Но он догонит её, если пробежит 10/9 своего пути, так как в это время черепаха пройдёт всего 1/9.

Однако трудность для мысли всё-таки останется; ведь мы знаем, что в действительности не только Ахиллес, а и каждый из нас догонит черепаху, но для философа ставится вопрос о возможности мыслить движения вообще, как Зенон доказывает это в следующем аргументе. Для того чтобы пройти известное расстояние, должно пройти его половину, половину половины и так далее целую бесконечность. Нельзя в конечное время пройти бесконечное пространство.

Обыкновенно возражают на то, что Зенон упускает из виду бесконечность времени, которая покрывает собой бесконечность пространства. Но и это возражение не существенно: движение столь же мало наполняет время, как вещество пространство.

Против этого, в доказательство параллельности времени и пространства у Зенона есть знаменитый паралогизм “о неподвижности летящей стрелы”: такая стрела не движется ибо в каждый данный момент времени она занимает данное место пространства; а если она не подвижна в каждую единицу времени, – она не подвижна и в данный промежуток его. Движущееся тело не движется ни в том месте, которое оно занимает, ни в том, которого оно не занимает. На это возражают, что непрерывно движущееся тело не занимает определенного места и, наоборот, переходит из одного места в другое. Но это-то и доказывает нереальность движения: если пространство и время непрерывны, то в них нет промежутков, а следовательно нет отдельных времён и мест: и движение также не может разделить времени, как вещи не могут разделить пространства. Мир чувственных вещей не может действительно заполнить того пространства и времени, которое он, по-видимому, занимает. Пространство и время наполнены единой и неделимой, непрерывной и абсолютно плотной сферой

  • Перменида, вечно неподвижной.
  • 4) Невероятность чувственного познания.
  • Если высыпать меру зерна, она производит шум; если уронить одно зерно, то шума нет; но если куча издаёт звук, то – и зёрна, отдельные части её; если зерно не звучит, то не звучит и сама куча.

Другой аргумент направлен против движения, доказывая его относительность: два тела, движущиеся с равной скоростью, проходят в равное время одинаковое пространство; но одно тело проходит вдоль другого вдвое большее протяжение, если это второе тело движется с равной скоростью в противоположном направлении.

Например, будучи в вагоне, мы можем обмануться на станции, когда мимо нас идёт другой поезд, и мы не знаем, движемся мы или стоим, хоты в этом можно удостовериться: лишь только взглянуть на другую сторону.

Но если мы предположим в пустом пространстве два тела, из которых одно движется, а другое неподвижно, то не возможно будет определить, которое именно из них находится в движении.

4. Значения парадоксов Зенона для общественной мысли

Апории Зенона сыграли важную роль в развитии науки.

В самом деле, в апориях Зенона предполагается обязательным при исследовании движения строго соотносить с друг другом точки пространства с моментами времени: всё, что движется, должно иметь пространственную и временную “координаты”.

Зенон сформулировал задачу для науки. И, хотя сам он счёл её не разрешимой, другие учёные могли теперь пытаться её решить хотя бы путём обхода тех парадоксов, которые вскрыл Зенон.

  1. Таким образом, Зенон в ходе своей критическо-отрицательной работы подготовил почву для создания важнейших понятий точного естествознания: понятия континуума и понятия движения.
  2. Хотя философия Зенона представляет собой метафизическое понимание бытия, но его способ аргументации, мысли о противоречиях и непостижимости движения внесли значительный вклад в развитие диалектического мышления, показали необходимость углубленной разработки понятийного аппарата, были определенным призывом к преодолению понятийной стагнации.
  3. Заключение

Значение элейской школы для формирования философии как науки велико. Элеаты начали абстрагироваться от метафорических образов и стали использовать понятия и термины. Также можно заметить, что философия элеатов была одним из источников идеализма.

Ярким представителем элейской школы был Зенон. Он предложил метод доказательства утверждений, называемый доказательством от противного, которой используют и сейчас. Но самыми выдающимися его работами были «апории».

Зенон впервые поставил перед наукой вопрос: как следует мыслить континуум – дискретным или непрерывным? Сначала Зенон предлагает мир дискретным и доказывает, что движение не мыслимо; потом он предлагает мир непрерывным и также доказывает, что движение не мыслимо и в этом случае.

Таким образом, Зенон сформулировал вопрос, на который не могли ответить философы в течение многих столетий.

Итак, философские рассуждения элеатов, с одной стороны, явились мощным толчком для принципиально новой постановки важнейших методологических вопросов математики, а с другой – послужили источником возникновения качественно новой формы обоснования философских знаний.

Список использованных источников

1. Радугин А.А. Философия. Курс лекций. Москва, 2001 г. Изд. “Центр”.
2. Трубецкой С.Н. Курс истории древней философии. 1997 г. Изд. “Владос”.
3. Алексеев П.В. Философия. Учебник для ВУЗов. Москва, 2000 г. Изд. “Проспект-Н”.
4. Ильин В.В. История философии. Учебник. 2000 г. Изд. “Питер”.

5. Гайденко П.П. История греческой философии в её связи с наукой. 2000 г.

Реферат на тему “Элейская школа: Зенон и его парадоксы” обновлено: 19 марта, 2018 автором: Научные Статьи.Ру

Источник: https://NauchnieStati.ru/bank/primery/referat-na-temu-jelejskaja-shkola-zenon-i-ego-paradoksy/

Античная натурфилософия

     Кстати, Демокрит объяснял наличие полов тем, что в «допеченных» пузырях вызрели самцы, в «недопеченных» – самки. Таким образом, по мнению Демокрита, жизнь зародилась самопроизвольно, с чем вряд ли согласятся наши современники.

     Души 
людей тоже состоят из шарообразных атомов и пустоты. Шарообразные атомы 
души более подвижны, чем, скажем, угловатые 
или якореподобные по форме, – они не цепляются друг за друга. Атомы души разлиты по всему телу человека и являются источником его подвижности.

     Интересно, что во время дыхания происходит обмен атомов нашей души с окружающим миром: с выдохом мы выпускаем 
наружу некоторое количество шарообразных атомов души, но, вдыхая затем воздух, мы большинство из них втягиваем 
в себя вновь, а атомы воздуха, попадающие внутрь организма, своим 
давлением мешают вылететь наружу остальным 
подвижным атомам души. Когда же человек умирает, за выдохом перестает 
следовать вдох, подвижные круглые 
атомы уже ничто не удерживает, – и душа вылетает наружу. Получается, что душа смертна: после смерти тела ее атомы рассеиваются в окружающем мире.

     Но 
как мы можем знать, что все 
состоит из атомов и пустоты? Можем 
ли мы увидеть атомы или пощупать их? Конечно, нет. Атомы не даны нам 
в ощущениях. Об их существовании 
мы можем знать только благодаря 
усилиям разума: «Только считают, что существует цвет, что существует – сладкое, что существует – горькое, в действительности все – атомы 
и пустота»8.

     Получается, что Демокрит (как и элеаты) четко различает две ступени познания – чувственную и рациональную. На чувственной ступени познания (сюда относится познание посредством слуха, зрения, осязания, вкуса, обоняния) человек познает лишь грубую видимость явлений, не понимая их причин.

     Например, мы берем в рот мед и ощущаем 
сладкое, но чувства не могут нам 
объяснить, почему это происходит.

На самом деле, считал Демокрит, сладость свойственна предметам, атомы которых имеют округлую форму, острый же вкус имеют вещества, атомы которых имеют угловатую, заостренную форму и т.д.

Зрение же возможно потому, что от всех материальных тел происходит истечение атомов (своеобразные копии этих тел). Истекающие от тел атомы отпечатываются в нашем глазу, создавая образы предметов.

То есть чувственная ступень познания, конечно, дает нам истинную информацию о мире, но мы не в состоянии понять ее правильно, если будем руководствоваться только ощущениями. Поэтому чувственное познание Демокрит называет «темным» или «незаконнорожденным». По преданию, Демокрит ослепил себя, потому что «атомы глазами не увидеть».

     Демокрит задался вопросом о том, как люди перешли от животного состояния к общественному? Что ими двигало? С его точки зрения, главной движущей силой прогресса стала нужда.

Бороться с нуждой помогла способность к наблюдению и подражанию, люди многое заимствовали у животных: они научились ткать, подражая пауку, начали петь, соперничая с соловьем, занялись постройкой жилищ, глядя на ласточек и т.д.

     Демокрит определял человека как животное, способное к обучению. Первоначально люди очень дружелюбно относились друг к другу – ведь сообща легче бороться с невзгодами. Неравенство и вражда появились позднее, когда люди стали хитроумнее и перестали сильно зависеть от природы.

     Впрочем, Демокрит не осуждал неравенство, он был уверен, что богатые и бедные будут всегда. Поэтому главным является правильное воспитание людей: в этом случае богатые будут распоряжаться своим состоянием разумно, принося пользу всему обществу, а бедные перестанут завидовать.

     В любом случае, Демокрит разумно советовал радоваться тому, что имеешь, и смотреть не на тех, кто живет лучше, а на тех, кому хуже.

Более того, у него есть такое рассуждение: богат не тот, кто владеет большим имуществом, а тот, кто беден желаниями.

Ведь человеческие желания бесконечны, их невозможно полностью удовлетворить, поэтому надо их разумно ограничивать, чтобы не чувствовать себя несчастным.

   

                           2.1 Гераклит-диалектик античного мира.

      Следующий шаг в понимании 
движения и становления всего 
мира сделал Гераклит из Эфеса 
(ок. 540 – ок. 480 до н.э.). Не случайно его считают первым диалектиком античного мира. «Диалектика (от греческого dialektike – искусство вести спор) – учение о всеобщей связи явлений и развитии, источником которого признается наличие противоречий в окружающем человека мире и в его сознании»9.

     Согласно 
диалектической точке зрения, в мире все развивается и не стоит 
на месте. До нас дошло ставшее 
широко известным изречение Гераклита 
Эфесского: «В одну и ту же реку нельзя войти дважды»10, где он уподобил мир течению реки.

     Постоянный 
ход развития Гераклит сравнивал 
с течением реки, в которую нельзя войти дважды. Движение – это 
жизнь. Вот почему Гераклита считают 
одним из основателей наивной 
диалектики. Гераклит первым начал 
размышлять над проблемами познания. Он подчеркивал трудности, которые 
возникают в процессе познания, неисчерпаемость 
предмета познания.

     Фундаментальное понятие у Гераклита – «борьба» (войны, распри): «Все происходит через 
борьбу и по необходимости»11. Однако Гераклит видит не только борьбу противоположностей, но и гармонию. «Враждующие соединяются, и все происходит через борьбу»12.

Гармония выражает единство мира, составленного из противоположных качеств, стихий, стремлений.

Идея гармонии противоположностей ведет Гераклита к другим мыслям: об универсальной текучести, изменчивости, но в то же время – устойчивости и постоянстве, единстве явления и сущности.

     Образ потока всего сущего считался главной 
идеей Гераклита, выраженной в знаменитом утверждении «все течет», был своего рода навязчивой идеей многих его 
толкователей, упускавших из виду то, что 
с не меньшей настойчивостью он указывал и на устойчивость, постоянство, закономерную общность явлений: «Одно и то же в 
нас – живое и мертвое, бодрствующее и спящее, молодое и старое. Ведь это, изменившись, есть то, и обратно: то, изменившись, есть это»13.

     Основой всего Гераклит считал огонь: «Этот космос… не создан никем из богов и никем из людей, но он всегда был, есть и будет вечно живым огнем, мерами вспыхивающим и мерами угасающим»14. В понимании Гераклита, огонь, с одной стороны, подобен исходному первоначалу у представителей милетской школы.

С другой стороны, это понятие у Гераклита представляло и определенный методологический принцип. Огонь невозможно представить себе неподвижным, он всегда в движении; признание огня основой мироздания стало обоснованием динамики развития, постоянных изменений. Поэтому Гераклита считают основателем диалектики.

     Логос Гераклита, пишет известный исследователь 
античности А.Ф. Лосев, «в одинаковой степени 
есть и отвлеченность и жизнь; божественное существо и мировое 
целое, мировой закон и мертвое 
тело, т.е. огонь, идеальная форма 
и физическая стихия, вселенский разум 
и субъективно-человеческий критерий истины»15.

     Вот в чем специфика античной диалектики, которая находит у Гераклита 
наиболее отчетливое воплощение. Логос 
Гераклита – выражение логической структуры Космоса, всего мира, данного 
в живом созерцании. Противоположности 
мирового целого выступают здесь 
в тождестве друг с другом.

Но это нельзя представлять так, что за противоречивым миром явлений лежит неизменный и вечный непротиворечивый Логос, как его ни назови: Бог, мысль, закон и т.д.

Гераклит увязывает с Логосом определенное постоянство, особенно, когда говорит о нем как о божественном существе: «У Бога прекрасно все, и хорошо, и справедливо, люди же одно считают несправедливым, а другое справедливым»16. 

     2.2  Парменид. Возникновение элейской философской школы

     =В 
VI в. до н.э. в южно-итальянском городе Элее возникает еще одна философская школа – элейская, последователей которой называют элеатами. Если представители милетской школы брали за основу мира какую-либо материальную стихию (воду, огонь и др.), то в элеатской философии впервые в качестве такой основы берется неконкретное: не вещество, а начало, которое обозначается понятием «бытие».

Читайте также:  Виды стимулирования персонала - в помощь студенту

     Все они делали резкое различие между 
подлинной истиной (алетейа), являющейся продуктом рационального мышления, и мнением (докса), опирающимся на чувственное познание. Чувственное познание дает нам образ лишь кажущегося состояния вещей, с его помощью нельзя постичь их подлинную сущность.

     Элеаты 
были первыми в истории философии, кто усомнился в достоверности 
наших чувств. Конечно, они правы, – наши чувства и ощущения могут 
нас обманывать, им нельзя доверять безоглядно. Например, лодка на горизонте 
кажется нам размером с горошину, но такое чувственное восприятие данного предмета не дает истинных представлений о его размерах.

     Наивной вере в то, что мир таков, каким 
он дан нам в ощущениях, элеаты противопоставили убежденность, что 
истинное знание можно получить только при помощи разума. Правда, их подход был радикален: они вообще решили отказаться от чувственных данных, что привело к чрезвычайно парадоксальным результатам.

     Действительно существует лишь то, что можно помыслить, не впадая при этом в противоречия. А теперь попробуйте-ка «помыслить» небытие. Не получается? И не получится: мысль – всегда мысль о чем-то.

Даже если мы будем мыслить о небытии, мы своей мыслью придадим ему какое-то существование, сделаете его бытием. Значит, сделал вывод Парменид, а за ним и другие представители элейской школы, «существует только бытие, небытия нет.

А что такое «небытие»? Элеаты воспринимали его как пустоту. Следовательно, пустоты нет; мир – это шар, заполненный веществом без пустот»17.

     Из 
такого представления о мире делались совершенно удивительные выводы. Во-первых, если мировой шар наполнен веществом 
без пустот, значит, он един (что предположил 
еще Ксенофан), в нем нет и не может быть множества отдельных вещей. Как же так? В аудитории стоят столы, их много.

За столами сидят ученики, их тоже много. За окнами (которых тоже несколько) – облака, деревья, машины – их много! Мы же ясно это видим! Видим? Вот в этом-то и дело: мы опираемся на чувства, а элеаты предлагают нам отбросить их полностью и сделать ставку только на разум.

Чувства нас обманывают, доверять им нельзя.

     Возьмем одно рисовое зернышко и бросим его 
на землю, – мы ничего не услышим. А 
теперь возьмем мешок с зерном и бросим его на землю, – мы услышим 
глухой стук. Но сумма нулей должна равняться нулю! Наши чувства обманули нас либо в первый раз (и стук был), либо во второй (и стука не было).

     Таких примеров можно привести сотни (и 
элеаты приводили их), чтобы убедиться, что чувственное восприятие и 
разумное мышление – не одно и то же. Поэтому, с их точки зрения, множественности 
все же нет, мир един, а множество деревьев и машин за окном – обман чувств, мнение (докса), а не алетейа.

     Но 
и это еще не все! Движения тоже нет… И развития нет: бытие едино, цельно и неизменно. Оно вечно 
существует и не может меняться.

В этой связи Парменид, например, очень резко критиковал Гераклита за его диалектику, даже называл его взгляды «пьяной философией»18, – ведь только перебравший вина человек может всерьез считать, что в одну реку нельзя войти дважды и каждая вещь содержит в себе противоположности!

     Движение 
и развитие – пустые имена, за которыми ничего не стоит (вы же можете сказать 
слова «леший» или «газ флогистон», можете их даже описать, но эти понятия 
– пустые, они не относятся ни к каким реальным предметам). Получается, что бытие, по Пармениду, вечно, едино, неделимо, неподвижно и неизменно.

     Почему 
Парменид отвергает движение и развитие? Все, что существует, есть сущее (бытие), которое есть всюду, во всех местах, и поэтому оно не может двигаться. Куда что-то может двигаться, если вся мировая сфера заполнена веществом «под завязку»? Значит, все неподвижно… 

                         2.3 Зенон. Апории Зенона. 

           Еще интереснее обосновал невозможность 
движения любимый ученик Парменида, Зенон. Платон полагал его «одним из мудрейших греков, хотя и не был согласен с его взглядами.

Видимо, наиболее известным изложением элейского отрицания движения и постулирования неизменности и неподвижности сущего являются апории Зенона, доказывающие, что если допускается существование движения, то возникают неразрешимые противоречия»19.

     Апория (гр. aporia – затруднение, безысходность) – парадокс, где сталкиваются логическая очевидность суждения и его неподтверждаемость опытом. Таких апорий Зенон сформулировал несколько. Вот некоторые из них. Первая из апорий названа дихотомией (деление пополам). В ней Зенон стремился доказать, что тело не может сдвинуться с места, то есть движение не может ни начаться, ни закончиться.

Источник: https://student.zoomru.ru/fil/antichnaya-naturfilosofiya/100882.812297.s2.html

Вопрос№6 Античная диалектика и ее особенности

ДИАЛЕКТИКАучение о взаимной связи, взаимной обусловленности всех явлений. Проблемы этой диалектики поднимаются в учении Гераклита из Эфеса.

Все существующее постоянно переходит из одного состояния в другое: “все течет, все меняется”, ”в одну и ту же реку нельзя войти дважды ”; в мире нет ничего неподвижного: холодное теплеет, теплое холодеет, влажное высыхает, сухое увлажняется.

Возникновение и исчезновение, жизнь и смерть, рождение и гибель – бытие и небытие – связаны друг с другом, они обуславливают и переходят друг в друга. Согласно его воззрениям, переход явлений из одного состояния в другое совершается через борьбу противоположностей, которую он назвал вечным “всеобщим логосом”, т.е. единым, общим для всего существования законом.

Гераклит учил, что мир, единый из всего, не создан никем из богов и никем из людей, а был, есть и будет вечно живым огнем. Диалектика Гераклитаучитывала обе стороны явления – его изменчивость и его неизменную природу.2)Диалектикаискусство ведения диалога, ведения спора. В процессе диалога достигается истина.

Диалектика у Сократа – это искусство ведения беседы, как искусство достижения истины посредством выявления противоречивых истин у собеседника.

Сократ вывел конструктивный метод диалога, 4 приема:1)Ирония (направляет на анализ суждения) 2)Майевтика – искусство точно и своевременно задавать вопросы 3) Индукция-искусство наведения(рассмотрение точек зрения и выбор наиболее предпочтительной) 4)Определения (о понятия, в котором отражена суть предмета) Тезис: чтобы определит понятие необходимо определить его сущность. Платон: Диалектика Платона — вслед за диалектикой Сократа – имеет основным своим предметом понятия. Платон показал диалектику перехода противоположных понятий друг в друга, строго соблюдая при этом логический принцип противоречия. В этом отношении он подготовил логическое учение Аристотеля.Аристотель: В основном, Аристотель разрабатывал диалектику как учение о вероятностном знании и отчасти как метод научного мышления вообще. Диалектика должна выявлять противоречия в познании, чтобы преодолеть их и прийти к безусловному знанию в аподейктике, где действует уже силлогический способ достижения истины. В диалектику эту входит установление некоторых общих положений, так называемых общих мест – topoi, т.е. общих логических приемов научного исследования, при помощи которых диалектик решает альтернативу, возникающую в споре или в собственном размышлении. Задача аристотелевской диалектики: найти способ составлять на всякую предложенную тему силлогизм из правдоподобных знаний.

Особенности античной диалектики:1. диалектика античных философов не является научно доказанной теорией, она опирается на созерцание, на непосредственный опыт. 2. античная философия не знала идеи прогресса, восхождения от низшего к высшему (или “золотой век” позади, или круговорот).

Вопрос№7 Философия Элейской школы. Апории Зенона.

Представители: Ксенофан, Парменид, Зенон, Мелисс.В центре внимания – понятие бытия как такового. Впервые именно школа элеатов противопоставила истинное бытие как нечто умопостигаемое, доступное разуму – чувственному миру, противопоставила знание- мнению.

Бытие – это то, что всегда есть: оно так же едино и неделимо, как мысль о нем. Парменид:Согласно Пармениду, бытие – это то, что можно познать разумом, а не с помощью органов чувств; более того постижимость разумом-важнейшее определение бытия.

Мыслить и быть – это одно и тоже. «Бытие есть, небытия нет»: т.е. есть только невидимый, неосязаемый мир, называемый «бытие»; только бытие мыслимо.

Согласно элеатам, бытие-это то, что всегда есть: оно едино и неделимо, как мысль о нем, в противоположность множественности и делимости всех вещей чувственного мира. Мышление – способность постигать единство.

У Парменида, его ученика Зенона, а позднее – у Платона и в его школе понятие единого оказывается в центре внимания, а обсуждение соотношения единого и многого, единого и бытия стимулирует развитие античной философии.

Зенон выдвинул ряд парадоксальных положений, которые получили название «апорий» (с греч. «затруднение», «безвыходное положение»). С их помощью он хотел доказать, что бытие единственно и неподвижно, а множественность не может быть мыслима без противоречия, и потому они не есть бытие.

(АПОРИИ НЕВОЗМОЖНОСТИ ДВИЖЕНИЯ) Первая из апорий – «Дихотомия» («Деление пополам»)доказывает невозможность мыслить движение. (про половину пути). На таком же допущении бесконечности элементов непрерывной величины основана и другая апория Зенона – «Ахиллес и черепаха».

В третье апории – «Стрела» — Зенон доказывает, что летящая стрела на самом деле покоится и, значит, движения опять-таки нет. Он разлагает время на сумму неделимых моментов, отдельных «мгновений», а пространство – на сумму неделимых отрезков, отдельных «мест».4 апория – стадий.

Таким образом Зенон делает один и тот же вывод: ни множество, ни движение не могут быть мыслимы непротиворечиво, а посему они не существуют в действительности, не являются истинными. А пребывают только во мнении.

Несмотря на то, что с точки зрения здравого смысла апории Зенона могут восприниматься как софизмы, на самом деле впервые в истории человеческого мышления здесь обсуждаются проблемы непрерывности и бесконечности. Зенон сформулировал вопрос о природе континуума(непрерывного), который является одним из «вечных вопросов» для человеческого ума. Апории Зенона сыграли важную роль в развитии античной диалектики, как и античной науки, особенно логики и математики.

И так, в понятии бытия, как его осмыслили элеаты, содержится три момента: 1) бытие есть, а небытия нет; 2) бытие едино, неделимо; 3) бытие познаваемо, а небытие непознаваемо: его нет для разума, а значит, оно не существует.

Вопрос№8 Философия софистов

Представители: Протагор и Горгий.Человек и сознание – проблема, волновавшая софистов. Софисты – мудрецы, «платные учителя мудрости».Они углубляют критическое отношение ко всему и требуют проверки на прочность всякого утверждения.

Софистика воевала против всего того, что жило в сознании людей, выступали с критикой оснований старой цивилизации. Они видели порок этих оснований – нравов, обычаев, устоев – в их непосредственности, которая составляет неотъемлемый элемент традиции.

Софистов справедливо называют представителями греческого Просвещения: они популяризировали знания, распространяя в широких кругах своих многочисленных учеников. Главным их искусством, было искусство спора=>СОФИСТИКА-искусство спора с использование некорректной аргументации.

В центре внимания: человек и его психология: искусство убеждать требовало знания механизмов человеческого сознания. Исходный принцип софистов, сформулированный Протагором, таков: «человек есть мера всех вещей: существующих, что они существуют, и не существующих, что они не существуют».

Теория познания: 1)все, что мы знаем о предмете, мы получаем через органы чувств; чувственные восприятия субъективны, а объективное познание недостижимо.2)РЕЛЯТИВИЗМ – провозглашение относительности знания, СУБЪЕКТИВИЗМ, СКЕПТИЦИЗМ (невозможность существования объективной истины).

Релятивизм служил обоснованием нравственного релятивизма: относительность и условность моральных норм. Мир: существует только мир мнения, бытие- изменчивый чувственный мир, каким он явлен индивидуальному восприятию.

Дата добавления: 2018-05-12; просмотров: 498;

Источник: https://studopedia.net/5_26431_vopros-antichnaya-dialektika-i-ee-osobennosti.html

Зарождение античной диалектики — Гераклит Эфесский, Зенон Элейский

Гераклит жил на рубеже VI—V вв. до н.э., когда только зарождались представления о мире.

Взгляды Жизнь мира — это бесконечная паутина Гераклита связей и отношений. Как и почему это происходит изначально волновало древних мыслителей. Огонь, вода, воздух, земля представлялись взаимосвязанными элементами мира и каждое представлялось самостоятельным началом.

Люди ещё не понимали, что огонь — это не вещество, а процесс окисления с выделением тепла и света. Но то, что огонь наиболее подвижен и изменчив из четырёх стихий, древние видели. Это, например, привлекало внимание Гераклита к огню. Огонь, как некая субстанция.

Гераклит видел в огне не только то, что лежит в основе всего сущего, но и то, из чего всё возникает. То есть в его рассуждениях присутствует наивный материализм, но Гераклит не только стихийный материалист, но и наивный диалектик.

Его представления Логоса — это как бы диалектический закон Вселенной, как бы смутно угаданный древним философом закон единства и борьбы противоположностей.

В чём диалектичностъ мировоззрения древних?

В своей диалектике Гераклит исходит из того, что всё абсолютно изменчиво. Он, как никто из древних философов, был убеждён, что в мироздании нет ничего неизменного. Гераклит учил, что «всё течёт».

Он уподоблял мир реке и говорил, что «в ту же реку вступаем и не вступаем», потому что «на входящих в ту же реку набегают всё новые и новые воды». Ничто в мире не повторяется, всё преходяще и одноразово. Гераклит не отрицал устойчивости вещей в космосе.

Но эта устойчивость у него относительна, и она возможна лишь потому, что вещь вечно воспроизводится.

Гераклит отмечает, что одно и тоже различно и даже противоположно. Например, «морская вода и чистейшая, и грязнейшая: рыбам она питьё и спасение, людям же — верная гибель». Здесь напрашивается вывод, что одно и тоже обладает противоположными качествами (чистейшая и грязнейшая) в разных отношениях (к рыбам и людям).

Тождество противоположностей у Гераклита означает вместе с тем не их взаимопогашение, а борьбу. Эта борьба — главный закон мироздания. Она — причина всякого возникновения. Гераклит говорит, что «борьба — отец всего и царь над всем», «борьба всеобща и всё рождается благодаря борьбе и по необходимости».

Таким образом Гераклит дал первичные основания закона единства и борьбы противоположностей. Такого рода борьбу Гераклит раскрывает как гармонию. Но гармонию неявную, а скрытую. Именно такая гармония самая сильная.

Гераклит из Эфеса (540-480 гг. до н.э.), по прозвищу «Тёмный», древнегреческий философ-материалист и античный диалектик, поэт. Аристократ по рождению и по своим политическим взглядам.

Во времена Гераклита царско-жреческая власть в его родном городе Эфесе (недалеко от Ми лета) была свергнута и он сохранил за собой лишь некоторые функции жреца, которые позднее передал брату. Пора его расцвета приходится на 69-ю олимпиаду 504-501 гг. до н.э. Жил Гераклит бедно и одиноко. Последние годы своей жизни провел в хижине в горах.

В уединении он написал книгу «О природе», которая разошлась цитатами по работам поздних античных мыслителей (Платон, Аристотель и др.).

Оригинальная по содержанию и образная по языку, афористичная по форме и при этом трудная для понимания (отсюда прозвище Гераклита — «Тёмный») книга состояла из трёх частей: первая — о природе, вторая — о государстве, третья — о Боге. До нас дошло около 130 отрывков. Прочитав труд Гераклита, Сократ изрёк: «То, что я понял, превосходно, думаю, что таково и то, что я не понял; впрочем, для этого нужен Дел осе кий водолаз».

Философия Зенона Элейского

Зенон из Элея был учеником Парменида. Аристотель называл его изобретателем диалектики.

Но это была субъективная диалектика — искусство диалектического рассуждения и спора, искусство «опровергать противника и посредством возражений ставить его в затруднительное положение» (Плутарх).

В условиях античной демократии искусство спорить и убеждать стало жизненно важным, поэтому Зенон мог брать большие деньги за обучение искусству спора, эвристике, показав тем самым пример софистам (софизм — умение убеждать: Протагор, Горгий, Гиппий).

Метод Зенона не был методом прямого доказательства. Зенон доказывал от противного, сводя к абсурду точку зрения противника, противоположную его собственной. Из этого следовала истинность тезиса Зенона.

Это значит, что Зенон пользовался законом исключения третьего: чтобы доказать, что «А есть В» истинно, Зенон доказывал, что «А» не есть «В» ложно, а ложность последнего тезиса Зенон доказывал, исходя из допущения истинности тезиса «А не есть В», что приводит к одинаковой истинности «С» и «не-С», а это невозможно (снова действует закон исключения третьего). Рассуждения Зенона назывались «эпихейрема» — умозаключение, а также «апория» — непроходимость, безвыходное положение.

Своё искусство спора Зенон применил для посрамления тех, кто смеялся над Парменидом за его отрицание множества и движения. Относясь с уважением к Пармениду, Зенон использовал для доказательства и его метод.

Доказывая, что бытие едино и неподвижно, Зенон идет обратным парменидовскому путём.

Если Парменид шёл от истинного в его понимании мира и начинал сразу с анализа бытия как такового, а потом уже переходил к миру кажущемуся, то Зенон в соответствии со своим методом доказательства от противного шёл от кажущегося в его понимании мира к миру истинному. Он доказывает, что физический мир противоречив, а потому не может быть истинным, а раз так, то истинным является сверхчувственный мир.

Зенон ввёл термин «каталепсис» — «понятие». По его учению, представление есть отпечаток вещей в душе. Критерием истины Зенон считал «захватывающий образ», поскольку он связывается с постижением действительности.

Зенон из Элея, Южная Италия (ок. 490 г. — ок. 430 г. до н.э.), ученик Парменида, поставившего вопрос о соотношении бытия и мышления. Расцвет его интеллектуальной деятельности приходится на 78-ю и 79-ю олимпиады, т.е. 60-е гг. V в. до н.э.

Диалектические парадоксы Зенона сводятся к доказательству того, что, во-первых, логически невозможно мыслить множество вещей; во-вторых, допущение движения приводит к противоречию.

Наиболее известны его парадоксы — апории — против возможности движения: «Дихотомия», «Ахилл и черепаха», «Стрела», «Стадии».

Апории Зенона не утратили своего значения и в современном научном знании, развитие которого связано с разрешением противоречий, возникающих при отображении реальных процессов движения — это единство прерывности и непрерывности пространства и времени, что и делает возможным движение.

Зенон ушел из жизни героически, борясь с тиранией. По словам Плутарха он «доказал на деле, что великому мужу постыдно быть трусливым».

Из многочисленных трудов Зенона до современников дошли лишь несколько фрагментов из «Споров», «О природе» и «Против философии».

Источник: https://studme.org/1185032317714/filosofiya/zarozhdenie_antichnoy_dialektiki_geraklit_efesskiy_zenon_eleyskiy

Ссылка на основную публикацию