Русская эстетика 19 века — в помощь студенту

Оппозиционным направлением позитивизму в европейской эстетической мысли второй половины 19 в. выступило движение деятелей искусства, выдвинувших лозунг «искусство для искусства». Эстетика «чистого искусства» развивалась под сильным воздействием философской концепции Артура Шопенгауэра.

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!

Оценим за полчаса!

В работе Мир как воля и представление (1844) он изложил основные элементы элитарной концепции культуры. Учение Шопенгауэра основано на идее эстетического созерцания.

Он разделял человечество на «людей гения», способных на эстетическое созерцание и художественное творчество, и «людей пользы», ориентированных на утилитарную деятельность. Гениальность подразумевает выдающуюся способность созерцания идей. Человеку-практику всегда присущи желания, художник-гений – спокойный наблюдатель.

Заменяя разум созерцанием, философ тем самым заменяет понятие духовной жизни концепцией утонченного эстетического наслаждения и выступает предтечей эстетической доктрины «чистого искусства».

Идеи «искусства для искусства» формируются в творчестве Эдгара Алана По, Густава Флобера, Шарля Бодлера, Оскара Уайльда. Продолжая романтическую традицию, представители эстетизма утверждали, что искусство существует ради самого себя и выполняет свое назначение тем, что оно прекрасно.

В конце 19 в. в европейской философско-эстетической мысли происходят процессы радикального пересмотра классических форм философствования. С отрицанием и пересмотром классических эстетических ценностей выступил Фридрих Ницше.

Он подготовил крушение традиционной трансцендентной эстетической концепции и в значительной мере повлиял на становление постклассической философии и эстетики. В эстетике Ницше разрабатывалась теория аполлонического и дионисийского искусства.

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!
Читайте также:  Антимонопольное регулирование - в помощь студенту

Оценим за полчаса!

В сочинении Рождение трагедии из духа музыки (1872) он решает антиномию аполлонического и дионисийского как два противоположных, но неразрывно связанных с друг с другом начала, лежащих в основе всякого культурного явления. Аполлоническое искусство стремится упорядочить мир, сделать его гармонически соразмерным, ясным и уравновешенным.

Но аполлоническое начало касается лишь внешней стороны бытия. Это иллюзия и постоянный самообман. Аполлоническому структурированию хаоса противостоит дионисийское опьянение экстаза. Дионисийский принцип искусства – это не созидание новых иллюзий, а искусство живой стихии, чрезмерности, спонтанной радости.

Дионисийское исступление в интерпретации Ницше оказывается путем к преодолению отчуждения человека в мире. Выход за пределы индивидуалистической замкнутости является истинным творчеством. Наиболее истинными формами искусства являются не те, которые создают иллюзию, а те, которые позволяют заглянуть в бездны мироздания.

Эстетические и философские концепции Ницше нашли широкое применение в теории и практике эстетики модернизма конца 19 – начала 20 вв. Оригинальное развитие этих идей наблюдается в русской эстетике «серебряного века».

В первую очередь у Владимира Соловьева, в его философии «вселенского единства», основанной на спокойном торжестве вечной победы светлого начала над хаотическим смятением. а Ницшеанская эстетика привлекала русских символистов.

Вслед за Ницше, они воспринимали мир как эстетический феномен, созданный художником-теургом.

Русская эстетика 19-20 вв.

Развитие эстетических идей в России конца XIX — начала XX вв. Развитие эстетической мысли России XIX века сопровождалось многими дискуссиями по проблемам, связанным с функциями искусства, его сущностью, особенностями художественного творчества, и самое главное, в связи с оценкой того или иного произведения искусства.

Социальная значимость искусства никогда не снималась с повестки дня, но накопленный почти за столетие теоретико-философский материал поставил перед эстетиками новые проблемы.

В значительной степени это определяется идеалами и ценностями, которые, меняясь с калейдоскопической быстротой, формировали общественное мнение русской интеллигенции.

Долгое невнимание к специфическим и самобытным законам искусства как особой форме человеческой деятельности, привели к тому, что В. Соловьев называет « реакцией в пользу искусства для искусства .

Читайте также:  Европейская интеграция - в помощь студенту

Философия Владимира Сергеевича Соловьева (1853-1900) дала толчок развитию русской эстетики конца XIX — начала XX вв. Философские позиции «всеединства» во многом определили направленность его эстетических воззрений.

В работах 1877-1883 годов («Философские начала цельного знания», «Чтения о Богочеловечестве», «Три речи в память Достоевского») Соловьев дает философское обоснование категории прекрасного в единстве с истиной и добром, пытается осмыслить проблему символа.

В конце 80-х — начале 90-х годов Соловьев пишет целый цикл статей, посвященных исследованию многообразных проявлений эстетического в природной и духовной действительности, эстетической сущности искусства (»Красота в природе», »0бщий смысл искусства», «Первый шаг к положительной эстетике»).

Общеэстетические проблемы находят свое отражение в работах, посвященных творчеству русских поэтов — Пушкина, Фета, Полонского, Тютчева, Майкова, А. Толстого. «Красота в природе» явилось первым в русской идеалистической эстетике произведением, всесторонне анализирующим эстетическую многогранность мира.

Главной категорией здесь является категория прекрасного, конкретнее — красота природы, выступающая как «реально объективное произведение сложного и постепенного космогонического процесса».Соловьев рассматривает красоту во всех природных формах в развитии от неорганического мира к органическому, затем — к человеку.

Красота в неорганической природе существует в двух видах: «световое прекрасное», например, звездное небо, алмаз, и красота явлений, как бы предвосхищающих полноту жизни — звонкий ручей, водопад. Однако в современном мире, вынужден отметить философ, усугубляется противоречие между человеком и природой. Эта проблема имеет эстетический аспект: способы деятельности человека по преобразованию природы «составляют задачу искусства» уже потому, что задачей эстетического творчества является реальное пересоздание не только социального, но и природного мира, действительного осуществления в нем высших принципов быт

Рекомендуемые страницы:

Источник: https://poisk-ru.ru/s4268t5.html

Читать

О. Б. Лебедева

История русской литературы XVIII века

Учебник для вузов

Предисловие

Предлагаемый учебник по истории русской литературы XVIII в. ориентирован на программу высшего гуманитарного образования, принятую и используемую в практике преподавания истории русской литературы в высших учебных заведениях Российской Федерации.

От существующих учебников, используемых в настоящее время в педагогическом процессе, он отличается тем, что историю русской литературы XVIII в.

автор попытался последовательно интерпретировать в аспекте исторической поэтики, уделяя преимущественное внимание своеобразию жанровых моделей и жанровой системе.

Подобный подход к изучению и преподаванию истории русской литературы XVIII в. наметился в научных трудах русских филологов еще в 1920-1930-х гг.

Достаточно упомянуть хотя бы классическую работу Ю. Н. Тынянова «Ода как ораторский жанр», статьи Л. В. Пумпянского и целый ряд исследований Г. А. Гуковского, начиная от статьи «О сумароковской трагедии» (1926) до монографии «Русская поэзия XVIII в. (Л., 1927), проблематика которых отчасти отразилась в его учебнике по истории русской литературы XVIII в.

В современном литературоведении эта тенденция нашла свое продолжение в трудах Ю. М. Лотмана, Б. А. Успенского, В. Н. Топорова, Н. Д. Кочетковой и др. И именно она, характеризующая основное направление современной историко-литературной науки, оказалась менее всего отражена в существующих учебных пособиях по истории русской литературы XVIII в.

Стремление приблизить содержание учебника, адресованного преподавателям и студентам высшей школы, к основной тенденции современной филологической науки, очевидно тяготеющей в своем развитии к культурологическому знанию и методологии исторической поэтики, продиктовало основной аспект изложения историко-литературных фактов, которого автор предлагаемого учебника стремился во всех случаях придерживаться.

Не отступая от традиционно сложившихся представлений об историко-литературной парадигме XVIII в. и общепринятого хронологического принципа ее развертывания, автор попытался последовательно интерпретировать историю русской литературы XVIII в.

в аспекте исторической поэтики, то есть представить литературный процесс изучаемой эпохи как историю возникновения, развития, взаимодействия и смены продуктивных жанровых моделей русской литературы, считая, что этому аспекту в существующей учебной литературе уделено несравненно меньше внимания, чем идеологически-мировоззренческому, проблемному и социологическому.

Таким образом, в предлагаемом учебнике русская литература XVIII в. представлена не как совокупность исчерпывающего описания творческого наследия отдельных писателей, а как динамичная жанровая система. Именно эта исходная позиция определила основные принципы отбора литературного материала и его композиции.

Прежде всего предлагаемый угол зрения заставил автора отказаться от общепринятого принципа фактографического энциклопедизма, как определяющего тематический состав учебника, в частности – опустить биографические сведения о писателях, исторический комментарий вводить только в отдельных случаях, необходимых с точки зрения эстетических факторов интерпретации данного текста, а также произвести целенаправленный отбор текстов из общей совокупности творческого наследия русских писателей XVIII в.

Как правило, биографическая эмпирия жизни писателя XVIII в. мало связана с его литературной личностью, представленной ведущими жанрами его творчества и масштабами функционирования его авторских жанровых моделей в литературном сознании эпохи.

Напротив, именно литературная личность явилась принципиальным эстетическим новшеством, отличающим авторскую русскую литературу XVIII в. от анонимной книжности русского средневековья.

Исключения в общей закономерности разрыва между биографической и литературной личностью писателя очень редки.

Так, для разговора о литературной позиции Ломоносова, например, важны сведения о его научной деятельности, а для анализа жанровой модели торжественной оды они в принципе неприменимы, поскольку личность автора оды выступает в ней в подчеркнутом обобщенно-общечеловеческом срезе.

Для характеристики сатиры Кантемира совершенно неважно то, что он был дипломатом; стилевое своеобразие лирики и эпоса Тредиаковского никак не соотносится с его академической деятельностью.

С другой стороны, экстраординарная биография Эмина прямо обусловила эстетику и поэтику его романов, автобиографизм лирики Державина является эстетически определяющим ее своеобразие фактором, а жизнестроительство Карамзина требует соотнесения его текстов с фактами его биографии.

В этих и всех подобных, эстетически мотивированных, случаях автор стремился давать необходимые биографические сведения, опуская их в других случаях, не столь принципиальных.

То же самое можно сказать о мотивировках введения исторических очерков эпохи. Несмотря на то что русская история XVIII в.

была весьма бурной на всем протяжении столетия, эстетической насыщенностью обладают только два ее периода, оба – переходные эпохи в развитии русской ментальности, русской государственности и русской словесности.

Это эпоха государственных преобразований начала века, связанная с именем Петра I, и первые десятилетия царствования Екатерины П. Первая породила новый тип личности и массового эстетического сознания, определившие общее направление литературного процесса, вторая – новый тип соотношения идеологии и эстетики.

Поэтому очерк общественно-политической и духовной атмосферы дан только для этих двух культурно-исторических периодов.

Новое качество русской словесности у истоков нового времени русской культуры и в момент первого глубокого кризиса просветительского мировоззрения в этих случаях глубоко мотивировано внелитературной реальностью, вступающей в непосредственный контакт с эстетической деятельностью. Разумеется, исторические факты, реалии русской и европейской жизни, необходимые для понимания того или иного художественного текста, постоянно присутствуют на страницах учебника, но акцентируется характер их эстетического преломления.

Наконец, критерии отбора литературного материала обусловлены очевидной неравноценностью жанровых моделей в пределах совокупности литературных текстов одного писателя: при общем разнообразии этих моделей для каждой творческой индивидуальности, литературную личность писателя определяют лишь отдельные жанровые структуры – а именно те, которые имеют перспективу дальнейшего бытования не только в литературе XVIII в., но и за его хронологическими пределами. В случае с Кантемиром, чье имя стало синонимом жанра сатиры, с Ломоносовым, чья литературная личность изоморфна жанру торжественной оды, с Богдановичем – «певцом Душеньки», с Чулковым – автором первого оригинального русского романа, Фонвизиным – «сочинителем Недоросля» и т. д. , подобный подход, вероятно, не нуждается в специальной мотивировке.

Теми же самыми критериями автор руководствовался, представляя творчество Ф.

Прокоповича жанром проповеди-слова, ограничивая разговор о творчестве Сумарокова (бывшего принципиальным жанровым универсалистом) его драматургией и лирикой, выбирая из совокупности текстов Фонвизина его комедии, в которых формируется продуктивнейшая жанровая модель «высокой комедии», представляя Капниста как автора комедии «Ябеда», сосредоточиваясь на формировании жанровой системы русской сентименталистскои прозы в творчестве Радищева и Карамзина, и т. д.

Как представляется, особой мотивировки требует и сквозная мысль предлагаемого учебника – а именно, акцент на бытовании традиции старших жанров сатиры и торжественной оды и исследовании их функций в русском литературном процессе XVIII в. Еще Ю. Н.

Тыняновым показана исключительная роль ораторской торжественной оды, исчерпавшей свое жанровое существование в творчестве создателя этой модели, М. В. Ломоносова, но ставшей подспудной тенденцией русского литературного процесса не только XVIII, но и первой трети XIX в.

То же самое можно сказать и о закономерностях бытования жанра сатиры, переросшей в тенденцию развития русской литературы уже за пределами творчества Кантемира, где сатира бытует исключительно в своем жанровом качестве.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=248545&p=2

Русская эстетика XIX века

Материалистическая эстетика в России возникла в 40—60-х годах прошлого века в период кризиса феодально-крепостнического строя.

Эстетические теории являлись частью революционно-демократической идеологии, боровшейся за уничтожение крепостничества.

Эстетика русских революционных демократов — это высший этап в развитии домарксистской эстетики. Теоретической основой эстетических теорий революционных демократов являлся их философский материализм. Для революционно-демократической эстетики XIX в.

характерна тесная связь с искусством и обобщение опыта русского и мирового искусства. Историческая роль русской материалистической эстетики огромна.

Русские революционные демократы выступили с критикой идеалистической эстетики и теоретически развили философские основы системы Гегеля.

Революционно-демократическая эстетика на анализе литературы критического реализма убедительно доказала огромную общественно-преобразующую роль искусства. Тем самым был нанесен удар реакционной теории «чистого» искусства и обоснована прогрессивная общественная роль писателя-реалиста.

Революционные демократы разработали теорию реализма на новой основе, связали правдивость изображения с идейностью художественного произведения, сформулировали понимание типического в искусстве. Тем самым они теоретически обосновали критический реализм в русской литературе и искусстве.

Проблема народности искусства также получила широкое обоснование в трудах русских революционных демократов. Они выступили против «псевдонародности» славянофилов. Историческая ограниченность эстетики русских революционных демократов связана с ограниченностью их философского материализма.

Эстетика русских революционных демократов — важнейшее звено в развитии эстетической мысли домарксистского периода.

Домарксистская эстетическая мысль достигла высшей точки своего развития в эстетических теориях европейского Просвещения (Англия, Франция, Германия) и немецкой классической эстетике конца XVIII — начала XIX в.

Это был период, когда европейская буржуазия еще играла относительно прогрессивную роль, и это объясняет тот факт, что буржуазные идеологи, философы, писатели, эстетики, искусствоведы создавали значительные культурные ценности.

Но после того как в результате буржуазных революций буржуазия утвердила свое экономическое и политическое господство, не замедлили обнаружиться черты ее классовой ограниченности. Разочарование в буржуазных лозунгах, ее идеалах нашло свое выражение и в искусстве, и в философии, и в культуре уже в самом начале XIX в.

К 40-м годам прошлого века упадок философско-эстетической мысли в странах Европы стал очевидным фактом. Правда, литература и искусство европейских стран первой половины XIX в. еще находятся на подъеме.

Читайте также:  Ос windows. основные понятия - в помощь студенту

Но пафос литературы и искусства этого периода характеризуется критическим отношением к буржуазному строю, к его образу жизни и моральным основам.

В условиях явно обозначившегося кризиса европейской буржуазной идеологии и культуры стал особенно заметным подъем идейной жизни в России. Это время характеризуется обострением противоречий между прогрессом в области экономики и явно изжившими себя феодальными крепостническими отношениями.

Назрела необходимость в буржуазно-демократических преобразованиях. Русская революционно-демократическая идеология включала отрицательное отношение к капитализму, поэтому здесь наметилось соединение революционного демократизма с идеями революционного утопизма.

Размежевание между ними наступит значительно позднее.

В России в 40—60-х годах открытая пропаганда и распространение передовых политических и философских взглядов были крайне затруднены. Прогрессивные общественные идеи могли получить развитие и распространение лишь через литературу, искусство, художественную критику и эстетику, поэтому эстетика, художественная критика заняли одно из главных мест в революционно-демократической идеологии.

Кроме того, в литературно-критических и эстетических работах проблема общественной роли искусства заняла центральное место.

Список литературы

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://www.iskusstwo.ru/

Дата добавления: 31.03.2013

Источник: https://www.km.ru/referats/333232-russkaya-estetika-xix-veka

Русская эстетика XIX века

Материалистическая эстетика в России возникла в 40—60-х годах прошлого века в период кризиса феодально-крепостнического строя.

Эстетические теории являлись частью революционно-демократической идеологии, боровшейся за уничтожение крепостничества.

Эстетика русских революционных демократов — это высший этап в развитии домарксистской эстетики. Теоретической основой эстетических теорий революционных демократов являлся их философский материализм. Для революционно-демократической эстетики XIX в.

характерна тесная связь с искусством и обобщение опыта русского и мирового искусства. Историческая роль русской материалистической эстетики огромна.

Русские революционные демократы выступили с критикой идеалистической эстетики и теоретически развили философские основы системы Гегеля.

Революционно-демократическая эстетика на анализе литературы критического реализма убедительно доказала огромную общественно-преобразующую роль искусства. Тем самым был нанесен удар реакционной теории «чистого» искусства и обоснована прогрессивная общественная роль писателя-реалиста.

Революционные демократы разработали теорию реализма на новой основе, связали правдивость изображения с идейностью художественного произведения, сформулировали понимание типического в искусстве. Тем самым они теоретически обосновали критический реализм в русской литературе и искусстве.

Проблема народности искусства также получила широкое обоснование в трудах русских революционных демократов. Они выступили против «псевдонародности» славянофилов. Историческая ограниченность эстетики русских революционных демократов связана с ограниченностью их философского материализма.

Эстетика русских революционных демократов — важнейшее звено в развитии эстетической мысли домарксистского периода.

Домарксистская эстетическая мысль достигла высшей точки своего развития в эстетических теориях европейского Просвещения (Англия, Франция, Германия) и немецкой классической эстетике конца XVIII — начала XIX в.

Это был период, когда европейская буржуазия еще играла относительно прогрессивную роль, и это объясняет тот факт, что буржуазные идеологи, философы, писатели, эстетики, искусствоведы создавали значительные культурные ценности.

Но после того как в результате буржуазных революций буржуазия утвердила свое экономическое и политическое господство, не замедлили обнаружиться черты ее классовой ограниченности. Разочарование в буржуазных лозунгах, ее идеалах нашло свое выражение и в искусстве, и в философии, и в культуре уже в самом начале XIX в.

К 40-м годам прошлого века упадок философско-эстетической мысли в странах Европы стал очевидным фактом. Правда, литература и искусство европейских стран первой половины XIX в. еще находятся на подъеме.

Но пафос литературы и искусства этого периода характеризуется критическим отношением к буржуазному строю, к его образу жизни и моральным основам.

В условиях явно обозначившегося кризиса европейской буржуазной идеологии и культуры стал особенно заметным подъем идейной жизни в России. Это время характеризуется обострением противоречий между прогрессом в области экономики и явно изжившими себя феодальными крепостническими отношениями.

Назрела необходимость в буржуазно-демократических преобразованиях. Русская революционно-демократическая идеология включала отрицательное отношение к капитализму, поэтому здесь наметилось соединение революционного демократизма с идеями революционного утопизма.

Размежевание между ними наступит значительно позднее.

В России в 40—60-х годах открытая пропаганда и распространение передовых политических и философских взглядов были крайне затруднены. Прогрессивные общественные идеи могли получить развитие и распространение лишь через литературу, искусство, художественную критику и эстетику, поэтому эстетика, художественная критика заняли одно из главных мест в революционно-демократической идеологии.

Кроме того, в литературно-критических и эстетических работах проблема общественной роли искусства заняла центральное место.

Источник: https://mirznanii.com/a/233889/russkaya-estetika-xix-veka

Эстетика — Россия XVIII век. Утилитарно-прикладной характер эстетики

Cмотрите так же…
Эстетика
Периодизация истории эстетической мысли
Структура эстетического сознания
. Виды эстетической деятельности. Определение дизайна
Классификация эстетических категорий
Особенности и периодизация античной эстетики
Эстетика досократиков
Диалоги Платона о прекрасном, о взаимоотношении искусства и государства
Аристотель о прекрасном, об иск-ве и его классификации
Характерные черты эстетики эллинизма
Период Средневековья и особенности средневекового эстетического сознания
Гуманистическая эстетика эпохи Возрождения
Эстетические принципы маньеризма, барокко, классицизма
Общая картина эстетической тематики эпохи Просвещения
Эстетические взгляды Шефтсбери, Хатчесона
Учение о вкусе Э.Берка и Д.Юма
Просветительский реализм Дидро
Вольтер о прекрасном , о гении
Руссо об искусстве, нравственности, вкусе
Основные идеи эстетики немецких просветителей
Четыре логических принципа рассмотрения «прекрасного» Кантом
Учение о художественном гении И.Канта.
Работа Ф. Шиллера «Письма об эстетическом воспитании»
Эстетическая концепция романтизма
Учение о прекрасном, о трех стадиях развития искусства Гегеля.
Творцы искусства и эстетическое восприятие, по А. Шопенгауэру
Ф.Ницше: «аполлоновское» и «дионисийское» в искусстве и культуре.
Особенности и периодизация эстетической мысли в России
Россия XI-XVI вв. Особенности средневекового эстетического сознания.
Россия XVII век. Новые формы и принципы художественно – эстетического сознания.
Россия XVII век. Эстетика слова. Возникновение театра.
Россия XVII век. Музыкальная эстетика, теория живописи.
Россия XVIII век. Утилитарно-прикладной характер эстетики.
Творчество М.В. Ломоносова и идеи классицизма.
Сентиментализм Н.М. Карамзина (1766-1826)
Славянофилы – философия и эстетика
Понятие «идеал» в работах В.Белинского, как отражение его демократических взглядов.
Основные идеи работы Н. Чернышевского «Эстетическое отношение искусства к действительности»
Отношение Д.Писарева к эстетике, как науке.
Эстетика общества «Мир искусства»
Характеристика отечественной философии и эстетики конца 19 – начала 20 вв.
Н. Бердяев о культуре, искусстве и творчестве.
П. Флоренский об искусстве и эстетике.
Марксистско-ленинский этап в развитии эстетики в России
Искусство и его основные принципы
Особенности современного художественно – эстетического сознания
Концепция современной культуры
Современные эстетические категории
Феноменология искусства. Авангардизм.
Феноменология искусства. Модернизм.
Феноменология искусства. Постмодернизм.
Проблемы художественно – эстетического воспитания и образования
All Pages

Page 33 of 52

Россия XVIII век. Утилитарно-прикладной характер эстетики.

Грандиозные преобразования Петра I не могли не сказаться на формировании принципиально новой концепции эстетики. Сложилась своеобразная эстетическая концепция русского классицизма. Основы новой теории заложил Феофан Прокопович в своих трактатах.

Характерные для Нового времени идеи, закономерности окружающего мира, культ разума, утверждение активности человеческой личности легли в основу российской теории классицизма.

Новое русское искусство развивается, с одной стороны, опираясь на национальные традиции и сохраняя национальное своеобразие, с другой — находясь в тесном контакте с искусством западноевропейских стран и впитывая в себя черты европейского искусства.

Наряду с Прокоповичем заметную роль в становлении эстетической мысли сыграли идеи М. Ломоносова («Посвящение к «Риторике»), А. Сумарокова («Трудолюбивая пчела») и других. В одах М. Ломоносова, Г. Державина, трагедиях А. Сумарокова, Я.

Княжнина, театральной деятельности Ф. Волкова, И. Дмитриевского, живописи А. Лосенко, архитектуре В. Баженова, скульптуре М.

Козловского оформились принципы классической эстетики, преобразованные на русской почве, наполненные новым национальным содержанием.

Художественные принципы архитектуры и прикладного искусства в эту эпоху во многом развивались по канонам ампира, зародившегося во Франции.

Так, например, задачи ампира в архитектуре — возвеличивание нации, прославление воинских подвигов — сказались как в назначении построек, так и в выборе изобразительно-выразительных средств.

Воздвигаются триумфальные арки и колонны, помпезные дворцы и общественные здания, от одного вида которых должно было «дух захватывать». Принцип рационализма и железной логики, выдвинутый классицизмом, здесь как нигде в другом жанре проявляет себя особенно ярко.

Искусство превращается в официальное, помпезное: залы дворцов украшают картины сражений, массивные скульптуры встают у порталов зданий, гербы, оружие украшают внутреннее убранство зданий. Талантливые архитекторы К. Росси, А. Захаров, А. Воронихин создали монументальные ансамбли и общественные здания, ставшие украшением Петербурга и его окрестностей.

В 80-е годы XVIII века в России впервые употребляется слово «эстетика» для обозначения самостоятельной дисциплины.

В анонимной статье 1784 года (авторство приписывается выдающемуся русскому просветителю Николаю Ивановичу Новикову (1744-1818) под красноречивым названием «Об эстетическом воспитании» утверждается, что эстетика формируется как наука, начиная «с положений вкуса» и включая в себя учение «всех изящных искусств».

В этом учении с позиций философии должны быть рассмотрены и «правила красоты». Н.И.

Новиков пишет о том, что образованный и просвещенный человек должен знать основы эстетики, высказывает надежду на развитие этой науки в России: русские сторонники этой, находящейся в стадии рождения, науки внесут свой вклад в «построение ее совершенного здания».

Значительный вклад в развитие эстетической мысли внес Николай Михайлович Карамзин (1766-1826). Карамзину как представителю сентиментализма — художественного направления, особенность которого «апелляция к чувству», «возведение его в мерило добра и зла» — было идейно близко определение эстетики, данное Баумгартеном.

Конкретизируя его, Карамзин пишет: «Эстетика есть наука вкуса. Она трактуете чувственном познании вообще… занимается исправлением чувств и всего чувственного, то есть воображения с его действиями… Эстетика учит наслаждаться изящным»1. Карамзин связывает добро, красоту, истину; при такой постановке вопроса реальное значение искусства раскрывается в утверждении этого единства. Искусство наиболее полно дает нам «впечатление изящного», которые, в свою очередь, помогают найти «в истине красоту и в красоте истину».

XVIII век по праву называют «освободительным» и «филосовским» в русской культуре он показал значение антропоцетрической модели мира, выдвинув в качестве идеала человека просвещенного, имущего истину подчиняющего свои поступки пониманию добра, чувствующему красоту.

Источник: http://spargalki.ru/filosofya/149-estetika.html?start=32

Ссылка на основную публикацию