Особенности храмовой архитектуры — в помощь студенту

 ХРАМОВОЕ ЗОДЧЕСТВО

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!

Оценим за полчаса!

Храмовое зодчество занимает исключительное место в архитектуре. Имея в своем основании те же принципы и методы строительства, церковные здания разительно отличаются от гражданских строений.

Особенности храмовой архитектуры - в помощь студенту

Даже самые лучшие образцы светских сооружений – роскошные дворцы, не могут состязаться по красоте и величию с грандиозными храмами, которые в любой культуре считались апогеем развития строительного искусства.

Нельзя с этим не согласиться, любуясь архитектурой, например, величественного Исаакиевского Собора в Петербурге или почти сказочного храма Василия Блаженного в Москве. В храмовом зодчестве воплощены лучшие устремления человеческого духа.

Многие храмы благодаря своей красоте, изяществу и монументальности являются не только главными достопримечательностями городов, но и могут претендовать на то, чтобы быть их историческим символом. Например, древнейший русский город Владимир не мыслим без Успенского Собора, а подмосковный Сергиев-Посад – без храмового комплекса Свято-Троицкой Сергиевой Лавры.

В архитектуре храма выражается не обычное стремление организовать жилое и удобное пространство (что мы видим в гражданской архитектуре), а попытка выразить человеком свой путь к Богу посредством монументального зодчества. Храмовое строительство насыщено символизмом, как выражением той веры, что подвигает человека посвящать лучшее своё творение своему Творцу.

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!
Читайте также:  Эпоха поздней античности - в помощь студенту

Оценим за полчаса!

Особенности храмовой архитектуры - в помощь студенту

Храмы на Руси строились в разных стилях: от деревянного зодчества до величественного ампира. Но неизменной чертой православных храмов является символическое его  соответствие православной вере.

В архитектуре это выразилось в форме церковных сооружений, которые, как правило, в основании фундамента имеют либо Крест как символ спасения, либо круг как символ вечности, либо напоминают корабль как древний символ Церкви, спасающей своих чад в бушующем море мирских страстей.

Церковная архитектура – это неотъемлемая составляющая русской культуры. Однако не только в России представлены замечательные образцы храмового зодчества.

Например, русская православная церковь за рубежом имеет удивительные по красоте храмы: это и  величавый Свято-Александровский храм в Париже, который так любили посещать писатели русского зарубежья, и строгий в своей лаконичности Собор Новомучеников и исповедников Российских в Мюнхене, и Свято-Троицкий монастырь в Джорданвилле.

Храм отличается от светских сооружений не только богатым символизмом и изяществом архитектурных форм, церковное здание – это, прежде всего, место встречи души с Богом, место особого душевного состояния – молитвы. Посещая храм не только на родной земле, но и будучи в туристических поездках за границей, приобщаешься к богатейшей духовной культуре православия.

Особенности храмовой архитектуры - в помощь студенту

Храмовое зодчество, конечно же, особая область архитектуры, в которой присутствует незримая душа мастеров, оформляющих храм и внутри.

Во все времена наиболее ответственным этапом строительства храмов была внутренняя настенная и потолочная роспись.

Тонкий художественный вкус мастеров фрески помноженный на трепетное отношение к теме работ, в итоге создавал настоящие шедевры церковной живописи, которые и до сей поры служат эталоном духовности и самосознания человека.

СТАНОВЛЕНИЕ ХРАМОВОГО ЗОДЧЕСТВА

Господь, создавший человека из праха земного, дал ему возможность познавать Себя во всем окружающем человека мироздании. По слову апостола Павла, «невидимое Его, вечная сила Его и Божество… через рассматривание творений видимы» (Рим. 1;20).

Премудрый Творец вводит человека в созданный Им мир как в прекрасный храм, в котором «все дышащее славит Господа» (Пс. 150;6). В языческом понимании храм являлся в узком смысле жилищем какого-нибудь «божества».

В этом проявлялась ограниченность язычества, которое не постигало того, что Бог, будучи превыше всего материального, одновременно пребывает во всем мире.

Христианство, ставшее господствующим мировоззрением в Византийской империи с IV века, не пошло по пути уничтожения архитектурных достижений античности: Церковь лишь перерабатывала накопленный веками опыт в свете Христовой Истины.

Христианство проповедовалось по мере возможности без нарушения сложившихся местных традиций и уклада жизни.

Первыми сооружениями, в которых происходили молитвенные собрания и богослужения древних христиан после обретения свободы вероисповедания, стали базилики.

Особенности храмовой архитектуры - в помощь студенту

Базилика – типично римский тип здания. Данные сооружения воздвигались в центрах общественной жизни античных городов и являлись местами ее сосредоточения. Здесь оглашались постановления городских властей, совершалось судопроизводство, производились биржевые операции, заключались торговые сделки, назначались деловые встречи.

Факт перенесения христианских богослужений в здания с указанными функциями говорит о том, что Церковь после легализации в масштабах государства входит в самый центр общественной жизни.

Древние христиане стали предпочитать базилику также и потому, что сооружения данного типа никогда не использовались для ритуальных языческих целей.

Планировка базилики  вполне соответствует чину христианского богослужения: внутреннее пространство здания обычно делится двумя рядами колон на три части (нефы); западная апсида, в отличие от подобных сооружений дохристианского времени, обычно отсутствует, а к восточной апсиде присоединен поперечный неф (трансепт) для расширения алтарной части; центральный неф значительно выше и шире боковых, кроме того, он имеет дополнительное освещение за счет двух рядов окон в верхней части. Правый неф отведен для мужчин, левый – для женщин, что требуется древним уставом Церкви; епископу отводится центральное место, причем в дохристианские времена это же место обычно занимал судья. Эти наблюдения указывают на общественное устройство Церкви. В отличие от языческого понимания храма как дома «божества», христианский храм – место богослужения, «domus ecclesia» – дом Церкви как организации верующих. Большое значение приобретает внутреннее убранство христианского храма: стены ограждают верующих от внешнего мира, открывая посредством фресок и мозаичных изображений мир духовный, а все внимание устремлено к святому алтарю, где совершается Таинство Евхаристии.В IV веке строительство базиликальных храмов происходило в основном на Востоке.

Особенности храмовой архитектуры - в помощь студенту

Наряду с базиликами важное место в древнехристианской архитектуре занимали сооружения центрического типа: мавзолеи, баптистерии, храмы.

Древнехристианские мавзолеи являлись прямым продолжением и развитием в новых условиях архитектуры позднеантичных мавзолеев начала IV века.

Верхний объем этих сооружений первоначально расчленялся глубокими нишами, а впоследствии окнами, благодаря чему появлялся новый архитектурный элемент – световой барабан, служивший несущей основой для купола.

С первых веков своего существования в Церкви Христовой утвердился обычай совершать Таинство Евхаристии на местах страданий святых мучеников.

В III–IV веках над местами погребения святых мучеников христиане стали сооружать храмы (мартириумы), внешне напоминавшие античные мавзолеи; одновременно наблюдалась тенденция превращать погребальные сооружения дохристианского времени в христианские храмы.

Тогда же происходило становление архитектуры храмов крестово-центрического типа. Наиболее ранним из сооружений подобного рода является сохранившийся до наших дней храм Сан-Лоренцо, построенный в 70-х годах IV века в Милане. Это квадратное в плане сооружение, с каждой стороны которого пристроены полукруглые апсиды, что придает ему своеобразную форму креста.

Хотя некоторые архитектурные аналогии и возможно проследить в некоторых сооружениях позднеримского времени (например, отдельные помещения дворцовых комплексов и терм), однако в появлении такого типа храмов нельзя не увидеть стремление христианских зодчих видимо прославить Честный и Животворящий Крест Христов – орудие спасения человека и символ вечной победы над смертью и дьяволом.

Идея христианского храма как отблеска Царствия Божия, где все от Христа исходит и ко Христу возвращается, впоследствии всесторонне была воплощена в непревзойденном шедевре VI века – соборе святой Софии города Константинополя, который стал основой для формирования христианского архитектурного канона на многие века. Достижению этого идеала предшествовал многолетний творческий поиск церковных зодчих, свидетельство чему – центрические храмы, в которых ясно просматривается основная идея Креста Господня как средоточия и основы всего христианского мировоззрения.

Особенности храмовой архитектуры - в помощь студентуОсобенности храмовой архитектуры - в помощь студенту

Средневековье и храмовая архитектура

Жизнь средневекового человека тесно связана с землей. В его культуре широко развит эстетический момент. Это тип человека самодостаточного, цельного.

В героическом эпосе, в былинах, перед нами сильные натуры, у которых слово не расходится с делом, они непосредственны, искренни; а чем больше человек имеет власти, тем больше он несет ответственности. Культура Средних веков основывается не на личности.

Люди живут нормами, предназначенными для целого коллектива. Свобода — категория отрицательная, она понимается как своеволие. Эти особенности мышления и отразились в архитектуре, прежде всего храмовой.

Особенности храмовой архитектуры - в помощь студенту

В русском Средневековье происходят процессы, во многом сходные с европейскими. В Европе Средневековье начинается с разрушения памятников Античности — на Руси предано анафеме языческое искусство.

Латинский язык остается в католической церкви языком богослужения — православное богослужение ведется на церковнославянском (видоизмененном старославянском) языке (это важно, так как культурные ценности предшествующих эпох оказываются доступны в первую очередь людям, близким к церкви).

Христианство постепенно становится господствующей идеологией, причем как в Европе, так и в России этот процесс идет с юга на север.

Не является чисто нашей национальной особенностью то, что русское искусство Средневековья формировалось в столкновении двух укладов — патриархального и феодального, и двух религий — язычества и христианства. То же самое происходит и в Европе: двоеверие, особенно на севере и западе, постепенный переход языческих божеств в разряд низших, демонических (а у нас чаще святым приписывали функции старых богов).

Русское Средневековье начинается с крещения Руси. Трудно переоценить значение этого события. Вместе с христианством Русь приняла от Византии определенные основы культуры. В частности, новым государственным и идеологическим задачам стала отвечать каменная архитектура, образцы которой были взяты из Византии.

Там был создан тип крестово-купольного храма, основа которого — прямоугольное помещение с четырьмя или более столбами в середине, членящими внутреннее пространство на девять частей. Центр храма — подкупольное пространство, куда свет проникает через окна в барабане.

К подкупольному пространству примыкают ячейки, перекрытые цилиндрическими сводами, образующие крестообразную основу плана. Угловые части перекрываются куполами или цилиндрическими сводами. Все центральное пространство в плане образует крест.

Купол появляется в Византии в юстинианский период, еще до крестовокупольности (София Константинопольская).

Особенности храмовой архитектуры - в помощь студенту

Там же складывается система купола на парусах. С восточной стороны к зданию примыкают три граненые или полукруглые апсиды. В средней помещается алтарь. В западной части находится помещение второго яруса — хоры. Поперечное пространство в западной части называется притвором, нартексом.

Однако, опираясь на традиции византийского искусства, русские мастера создали собственное национальное искусство, свои формы храмов, стенные росписи и иконопись, которую не спутаешь с византийской, несмотря на общность иконографии.

Источник: http://xn--b1adccaencl0bewna2a.xn--p1ai/index.php/orthodox-page/59-orthodox-page/7594-2012-04-25-09-40-4

Современная церковная архитектура: особенности, смыслы, задачи

    Особенности храмовой архитектуры - в помощь студенту

 Бурное развитие храмостроительства в наше время кроме своего положительного начала имеет и негативную сторону. Прежде всего это касается архитектуры возводимых церковных сооружений. Нередки случаи, когда архитектурные решения зависят от вкуса жертвователя или настоятеля храма, не обладающих необходимыми знаниями в области храмового зодчества.

      Состояние современной церковной архитектуры

      Мнения профессиональных архитекторов на проблему современной церковной архитектуры весьма различны.

Некоторые считают, что прерванную после 1917 года традицию сегодня надо начинать с момента ее вынужденной остановки — со стиля модерн начала ХХ века, в отличие от современной какофонии архитектурных стилей прошлого, выбираемых архитекторами или заказчиками по своему личному вкусу.

Другие приветствуют новаторство и эксперименты в духе современной архитектуры светских зданий и отвергают традицию как устаревшую и не соответствующую духу современности.

      Таким образом, современное состояние архитектуры православных храмов в России нельзя признать удовлетворительным, так как потеряны правильные ориентиры поиска архитектурных решений современных храмов и критерии оценки прошлого опыта, который зачастую используется под видом следования традиции.

      Необходимое знание традиций православного храмоздательства у многих заменяется бездумным воспроизведением «образцов», стилизаторством, причем под традицией понимается любой период отечественного храмоздательства. Национальное своеобразие, как правило, выражается в копировании традиционных приемов, форм, элементов наружной декорации храмов.

      В отечественной истории ХΙХ–ХХ веков уже была попытка возвратиться к истокам православного храмоздательства, которая в середине ХΙХ века привела к появлению русско-византийского стиля, а в начале ХХ века неорусского стиля.

Но это были те же «стили», только опирающиеся не на западноевропейские, а на византийские и древнерусские образцы. При общем положительном направлении такого поворота к историческим корням, всё же опорой служили лишь «образцы» как таковые, их стилистические характеристики и детали.

Результатом стали подражательные произведения, архитектурное решение которых определялось уровнем знания «образцов» и степенью профессионализма при их интерпретации.

      В современной практике мы наблюдаем ту же картину попыток воспроизведения «образцов» из всего многообразия разнохарактерного наследия без проникновения в существо, в «дух» проектируемого храма, к которому современный архитектор-храмоздатель, как правило, не имеет отношении, или ему для этого не хватает достаточной образованности.

      Здания храмов, которые в православии, как и иконы, для верующих являются святынями, при поверхностном подходе архитекторов к их проектированию не могут обладать той энергией благодати, которая, безусловно, ощущается нами при созерцании многих древнерусских храмов, построенных нашими духоносными предками в состоянии смирения, молитвы и благоговения перед святыней храма. Это смиренно-покаянное чувство в соединении с горячей молитвой о ниспослании помощи Божией в создании храма — дома Божия и привлекало благодать Духа Святого, которой созидался храм и которая присутствует в нем и поныне.

Читайте также:  Происхождение славян - в помощь студенту

      Создание каждого православного храма — это процесс сотворчества человека с Богом.

Православный храм должен создаваться с помощью Божией людьми, творчество которых, основанное на личном аскетическом, молитвенном и профессиональном опыте, согласуется с духовной традицией и опытом Православной Церкви, а создаваемые образы и символы причастны небесному первообразу — Царству Божию. Но если храм проектируется не церковными людьми только с заглядыванием на фотографии храмов в учебниках по истории архитектуры, которые в этих учебниках рассматриваются лишь как «памятники архитектуры», то как бы «правильно» ни был исполнен храм, добросовестно скопированный с подобного «образца» с необходимыми правками, связанными с современными требованиями к проектированию, тогда взыскующее подлинную духовную красоту верующее сердце непременно почувствует подмену.

      Объективно оценить только по формальным признакам то, что сегодня строится, чрезвычайно трудно. У многих людей, приходящих в храм часто с отвердевшим в годы безбожия сердцем, может быть, и не возникают с остротой мысли о несоответствии того, что происходит в храме, с тем, что они видят перед собой.

Люди, еще полностью не включенные в церковную жизнь, как люди с неразвитым музыкальным слухом, не сразу почувствуют эти ложные ноты. Привычные глазу детали и зачастую обилие украшений под видом благолепия могут затмить нетренированное духовное зрение и даже в какой-то степени радовать обмирщенный глаз, не возводя ум горе.

Духоносная красота будет подменена мирской красивостью или даже эстетизмом.

      Нам надо осознать, что мы должны думать не о том, как лучше продолжить «традицию», понимаемую с точки зрения теоретиков архитектуры, или создать по-земному красивый храм, а как решать задачи, стоящие перед Церковью, которые не меняются, несмотря ни на какие смены архитектурных стилей. Храмовая архитектура является одним из видов церковного искусства, которое органично включено в жизнь Церкви и призвано служить ее целям.

      Основы архитектуры православного храма

      Неизменность православных догматов и чина богослужения определяет принципиальную неизменность архитектуры православного храма. Основа православия — хранение учения христианства, которое было закреплено Вселенскими Соборами.

Соответственно, и архитектура православного храма, символикой архитектурных форм отражающая это неизменное христианское учение, чрезвычайно стабильна и традиционна в своей основе. При этом разнообразие архитектурных решений храмов определяется особенностями его функционального использования (собор, приходская церковь, храм-памятник и т.д.

), вместимостью, а также вариабельностью элементов и деталей, используемых в зависимости от предпочтений эпохи.

Некоторые отличия в храмовой архитектуре, наблюдаемые в разных странах, исповедующих православие, определяются климатическими условиями, историческими условиями развития, национальными предпочтениями и национальной традицией, связанными с особенностями народного характера.

Однако все эти различия не затрагивают основу архитектурного формообразования православного храма, так как в любой стране и в любую эпоху догматика православия и богослужение, ради которого строится храм, остаются неизменными. Поэтому в православной храмовой архитектуре в своей основе не должно быть никакого «архитектурного стиля» или «национального направления», кроме «вселенского православного».

      Сближение храмовой архитектуры со стилистикой светских сооружений, которое происходило в период Нового времени, было связано с проникновением светского начала в церковное искусство в связи с негативными процессами навязанной государством секуляризации Церкви.

Это сказалось на ослаблении образного строя церковного искусства в целом, в том числе архитектуры храма, его сакрального назначения быть выражением небесных первообразов. Храмовая архитектура в тот период в значительной степени утеряла способность быть выразителем сокровенного содержания храма, превратившись в чистое искусство.

Храмы так и воспринимались до последнего времени — как памятники архитектуры, а не как дом Божий, который «не от мира сего», и не как святыня, что естественно для православия.

      Консерватизм является неотъемлемой частью традиционного подхода, и это явление не отрицательное, а очень осторожный духовный подход к любым нововведениям. Нововведения никогда не отрицаются Церковью, но к ним предъявляются очень высокие требования: они должны быть богооткровенны.

Поэтому существует каноническая традиция, то есть следование образцам, принятым Церковью, как соответствующим ее догматическому учению.

Используемые в канонической традиции храмоздательства образцы необходимы архитекторам, чтобы представить, что и как нужно делать, но они имеют только педагогическое значение — учить и напоминать, оставляя место для творчества.

      Сегодня под «каноничностью» часто подразумевается механическое выполнение каких-то обязательных правил, сковывающих творческую деятельность архитектора, хотя никакого «канона» как свода обязательных требований к храмовой архитектуре в Церкви никогда не было.

Художники древности никогда не воспринимали традицию, как нечто раз и навсегда зафиксированное и подлежащее только буквальному повторению. Новое, что появлялось в храмоздательстве, не меняло его кардинально, не отрицало того, что было до этого, но развивало предыдущее.

Все новые слова в церковном искусстве не революционные, а преемственные.

  •       Под функциональность понимается:
  •       — архитектурная организация места собрания членов Церкви для молитвы, слушания слова Божия, совершения Евхаристии и других таинств, соединенных в чине богослужения.
  •     —  наличие всех необходимых вспомогательных помещений, связанных с богослужением (паномарка, ризница, церковная лавка) и пребыванием людей (гардеробная и др.);
  •       — соблюдение технических требований, связанных с пребыванием в храме людей и эксплуатацией здания храма (микроклиматических, акустических, надежности и долговечности);
  •       — экономичность строительства и эксплуатации церковных зданий и сооружений, в том числе строительство очередями с использованием оптимальных инженерно-строительных решений, необходимое и достаточное применение средств наружной и внутренней декорации.
  •       Архитектура храма должна организацией пространства храма создавать условия для богослужения, соборной молитвы, а также через символику архитектурных форм помогать уяснению того, что человек слышит в слове Божием.

      Согласно церковной теории соотношения образа с первообразом, архитектурные образы и символы храма при исполнении в рамках канонической традиции могут отражать первообразы небесного бытия и приобщать к ним.

Символика храма объясняет верующим сущность храма как начала будущего Царства Небесного, ставит перед ними образ этого Царства, пользуясь видимыми архитектурными формами и средствами живописной декорации для того, чтобы сделать доступным нашим чувствам образ невидимого, небесного, Божественного.

      Православный храм — образное воплощение догматического учения Церкви, наглядное выражение сущности православия, евангельская проповедь в образах, камнях и красках, училище духовной мудрости; символический образ Самого Божества, икона преображенной вселенной, горнего мира, Царства Божия и возвращенного человеку рая, единства видимого и невидимого мира, земли и неба, Церкви земной и Церкви небесной.

      Форма и устройство храма связаны с его содержанием, наполнены Божественными символами, раскрывающими истины Церкви, приводящими к небесным первообразам. Поэтому они не могут быть произвольно изменены.

      Православный храм — средоточие всего самого прекрасного на земле.

Он благолепно украшается как место, достойное для совершения Божественной евхаристии и всех таинств, в образ красоты и славы Божией, земного дома Божия, красоты и величия Его Небесного Царства.

Благолепие достигается средствами архитектурной композиции в синтезе со всеми видами церковного искусства и применением сколь возможно лучших материалов.

  1.       Основными принципами построения архитектурной композиции православного храма являются:
  2.       — главенство внутреннего пространства храма, его интерьера над внешним обликом;
  3.       — построение внутреннего пространства на гармоничном равновесии двух осей: горизонтальной (запад — восток) и вертикальной (земля — небо);
  4.       — иерархичность построения интерьера с главенством подкупольного пространства.

      Духовная красота, которую мы называем благолепием, является отблеском, отражением красоты горнего мира. Духовную красоту, идущую от Бога, следует отличать от мирской красивости.

Видение небесной красоты и сотворчество в «синергии» с Богом дало возможность нашим предкам создавать храмы, благолепие и величие которых были достойны неба. В архитектурных решениях древнерусских храмов ясно выражено стремление к отражению идеала неземной красоты Царства Небесного.

Храмовая архитектура строилась в основном на пропорциональном соответствии частей и целого, а декоративные элементы играли второстепенную роль.

      Высокое назначение храма обязывает храмоздателей относиться к созданию храма с максимальной ответственностью, использовать всё самое лучшее, чем располагает современная строительная практика, всё лучшее из средств художественной выразительности, однако эта задача должна решаться в каждом конкретном случае по-своему, памятуя слова Спасителя о драгоценности и двух лепт, принесенных от всего сердца. Если в Церкви создаются произведения церковного искусства, то они должны создаваться на самом высшем уровне, какой только мыслим в данных условиях.

      Рекомендации по совершенствованию практики современного храмоздательства

  1. В области архитектуры современного православного храма

      Ориентиром для современных храмостроителей должно быть возвращение к исконным критериям церковного искусства — решение задач Церкви с помощью специфических средств храмовой архитектуры.

Важнейшим критерием оценки архитектуры храма должно быть то, насколько его архитектура служит выражению того смысла, который был заложен в него Богом.

Храмовая архитектура должна рассматриваться не как искусство, а так же, как и другие виды церковного творчества, как аскетическая дисциплина.

      В поиске современных архитектурных решений русского православного храма должно быть использовано всё восточнохристианское наследие в области храмоздательства, не замыкаясь только на национальной традиции. Но эти образцы должны служить не для копирования, а для проникновения в суть православного храма.

      При возведении храма необходима организация полноценного храмового комплекса, обеспечивающего всю современную многостороннюю деятельность Церкви: литургическую, социальную, просветительскую, миссионерскую.

      Предпочтение следует отдавать строительным материалам, имеющим в основе природное происхождение, в том числе кирпичу и дереву, что имеет особое богословское обоснование. Искусственные строительные материалы, подменяющие натуральные, а также те, в которых отсутствует ручной труд человека, желательно не использовать.

  1. В области решений, принимаемых Церковью

      Разработка «образцовых» экономичных проектов храмов и часовен разной вместимости, отвечающих современным требованиям Церкви.

      Привлечение к работе епархиальных структур по храмостроительству профессиональных архитекторов-храмоздателей. Учреждение должности епархиального архитектора. Взаимодействие с местными органами архитектуры с целью недопущения строительства новых храмов, не отвечающих современным требованиям Церкви.

      Публикации в церковных изданиях материалов по вопросам храмоздательства и церковного искусства, в том числе новых проектов храмов с анализом их архитектурно-художественных достоинств и недостатков, как это было в практике дореволюционной России.

  1. В области творчества архитекторов-храмоздателей

      Архитектор-храмоздатель должен:

      — понимать требования Церкви, то есть выражать средствами архитектуры сакральное содержание храма, знать функциональную основу храма, православное богослужение для разработки планировочной организации в соответствии со спецификой назначения храма (приходской, мемориальный, собор и т.д.);

  •       — иметь осознанное отношение к созданию храма-святыни как к сакральному акту, близкому к церковным таинствам, как и всё, что делается в среде Церкви. Такому пониманию должны соответствовать образ жизни и творчества архитектора-храмоздателя, его причастность к жизни Православной Церкви;
  •       — обладать глубокими знаниями всей полноты традиций вселенского православия, наследия всего лучшего, что было создано нашими предшественниками, дух которых был близок духу Церкви, в результате чего создаваемые храмы соответствовали требованиям Церкви, были проводниками ее духа;
  •       — обладать высочайшим профессионализмом, совмещать в своем творчестве традиционность решений с современными строительными технологиями.

Источник: http://kesler.ortox.ru/2018/10/29/sovremennaya-cerkovnaya-arxitektura-osobennosti-smysly-zadachi/

Чему и как учить магистров храмового зодчества

Ректор МАрхИ
Дмитрий Швидковский:
«Канон нашей архитектуры – в литургичности
внутрицерковного пространства»

С начала нынешнего учебного года в Московском архитектурном институте (МАрхИ) заработала новая кафедра храмового зодчества. На вопросы «Православной Москвы» ответил ее научный руководитель – ректор МАрхИ, доктор искусствоведения, профессор Дмитрий Швидковский

– Дмитрий Олегович, в чем общий смысл новации? Разве нельзя было обучать студентов храмовой архитектуре в рамках прежних кафедр?
– Вы, возможно, удивитесь, но специализации проектирования и сооружения построек религиозного и культового назначения в нашем вузе до сих пор не было.

Студентов в рамках различных курсов мы учили реставрировать храмы. Но это, согласитесь, немного иная тема. В то же время игнорировать колоссальный общественный запрос на строительство церквей (только в Москве одновременно их проектируют и строят сотни, а по всей России – тысячи) неверно.

Я много езжу по стране и вижу, как очень часто храмы сооружаются вообще без участия архитектора – хозспособом. Но это еще не самое страшное: как правило, речь идет о скромных постройках, не относящихся к архитектурным доминантам, которые в крайнем случае можно сравнительно легко разобрать.

Гораздо хуже, когда возводится храм большой, дорогой и… неудачный. Увы, такие примеры налицо.

– Назовете хотя бы один?
– Пожалуйста. Лично мне очень не нравится Храм на Крови в Екатеринбурге – в отличие, кстати, от удивительно гармоничного и деликатного монастыря святых царственных страстотерпцев на Ганиной Яме.

Так что появление новой кафедры обусловлено самим временем. Можно сказать, храмовое зодчество по степени своей важности и по востребованности в отечественной строительной отрасли вернуло собственные дореволюционные позиции.

Но вот кадрами приемлемого профессионального уровня эта востребованность подкрепляется далеко не всегда. Поэтому мы не просто хотим ограничиться, условно говоря, выпуском двух десятков специалистов ежегодно.

Мы замахиваемся на создание учебного центра, который в перспективе координировал бы усилия ведущих российских специалистов в обучении студентов стандартам современной храмовой архитектуры.

– Какая специальность будет записываться в дипломы выпускникам новой кафедры?
– Архитектор – как и всем остальным выпускникам МАрхИ. Дело в том, что государством профессиональные стандарты ни по одному из культивируемых у нас образовательных направлений пока официально не утверждены.

Особенности храмовой архитектуры - в помощь студенту

Идет защита первой курсовой работы – проекта часовни

– Какова предметная специфика учебных дисциплин на этой кафедре? Будут ли им читаться абсолютно уникальные, специфические курсы?
– Прежде всего, это магистерская кафедра.

Для двухлетнего обучения на нее принимаются дипломированные архитекторы-бакалавры.

Зачисляем абитуриентов мы по конкурсу, причем, конечно, не только москвичей (в этом году пять из двадцати ребят приняли из провинции).

– Каким был конкурс в нынешнем, дебютном, году?
– Около четырех человек на место. Но продолжу о профессиональной специфике кафедры. Обучение мы строим не по диссертационному, а по проектному принципу. В течение первого года студенты последовательно проектируют объекты нарастающей сложности: часовни, приходские комплексы, монастыри.

Причем вне зависимости от возможности последующей реализации этих учебных проектов мы договариваемся с архиереями на местах, чтобы они предоставляли в пакете с заданием места с реальными адресами. Так, по благословению епископа Воскресенского Саввы, наши студенты проектировали часовню возле Новоспасского ставропигиального монастыря.

В начале второго года обучающиеся выбирают для себя конкретный диапазон, в рамках которого готовят дипломный проект (например, это может быть кафедральный собор, богадельня или духовная академия). Что же касается отдельных спецкурсов, их читают самые опытные профессора МАрхИ – Юрий Алонов, Николай Петров-Спиридонов.

Курс реставрации будет вести бывшая глава института «Спецпроектреставрация» Татьяна Каменева, историю архитектуры вместе со мной – лауреат золотой медали Российской академии наук Юлия Ревзина и Юлия Клименко. Основные дисциплины, что не очень привычно для МАрхИ, будут преподаваться не только в рамках лекций, но и на семинарских занятиях.

Кроме того, преподавание ряда предметов реализовано в форме мастер-классов, в том числе с привлечением квалифицированных педагогов-совместителей.

Читайте также:  Вредные привычки и их профилактика - в помощь студенту

– Чтобы корректно учить студентов, необходимо представлять себе хотя бы общий оптимальный вектор развития конкретной специальности. Вы знакомы с реализованными проектами программы возведения новых храмов в столице, наверняка обсуждаете их с коллегами.

Какой, на ваш взгляд, храм сегодня нужен нашему мегаполису?
– Лично мне из построек недавнего прошлого по душе церковь во имя преподобной Евфросинии Московской в Котловке.

Что касается общего подхода к обучению, нам важно, чтобы будущие магистры научились «лепить» внутреннее храмовое пространство при помощи крестово-купольной системы и ряда ее производных.

Второй принципиальный момент, которым мы руководствуемся при составлении учебных планов: преемственность поколений в русской храмовой архитектуре утрачена, поэтому крайне важно обращаться к лучшим работам эпохи расцвета этой области отечественного зодчества – к проектам 1900–1917 годов (причем как реализованным, так и нереализованным).

– Достаточно оживленно в профессиональной среде протекает дискуссия о каноне в нашей храмовой архитектуре.

Разрешите поинтересоваться вашим мнением: он существует или нет?
– Если под каноном понимать определенное конструктивно-планировочное решение – конечно, такой визуальный символ русской православной архитектуры, как, скажем, Ковчег Завета или Иерусалимский храм, вычленить невозможно.

Посмотрите на два всемирно признанных шедевра отечественного зодчества из списка Всемирного наследия ЮНЕСКО – храм Покрова на Нерли и собор Василия Блаженного на Красной площади – и попробуйте ответить, какой из них каноничнее! И все же канон в нашей архитектуре существует! Он – в литургической наполненности внутреннего пространства и в подчинении его организации Евхаристии, движению причастников к Чаше, перемещениям священно– и церковнослужителей во время богослужения. Разумеется, опираться этот канон может исключительно на национальные традиции: православный храм из стекла и бетона будет выглядеть фальшиво.

Михаил Терентьев

Студент
Алексей КАПУСТИН:

– Защитив диплом бакалавра на кафедре градостроительства, очень обрадовался, что в нашем вузе появилась кафедра храмового зодчества, и решил продолжить образование на ней. Я архитектор в четвертом поколении, поэтому изучение традиций нашего зодчества мне очень важно и интересно.

Источник: http://orthodoxmoscow.ru/chemu-i-kak-uchit-magistrov-xramovogo-zodchestva/

Особенности храмовой архитектуры XVII в



22

Введение

  1. Храмовая архитектура XVI в.
  2. Особенности храмовой архитектуры XVII в.
  • Заключение
  • Список литературы
  • Введение

  C  X в. почти половина Европейской части России вошла в состав феодального Древнерус­ского государства, где сложилась самобытная художественная культура с рядом местных школ (юго-западная, западная, новгородско-псковская, владимиро-суздальская), накопившая опыт строительства и благоустройства городов, создавшая замечательные памятники древнего зодче­ства, фрески, мозаики, иконописи.

Её развитие было прервано монголо-татарским нашествием, приведшим Древнюю Русь к экономическому и культурному упадку и к обособлению юго-за­падных земель, вошедших в состав польско-литовского государства. После полосы застоя  на территории России  начинает склады­ваться собственно русская (Великорусская) художественная культура.

В ее развитии ощутимее, чем в искусстве Древней Руси, проявилось воздействие городских низов, ставших важной об­щественной силой в борьбе за избавление от монголо-татарского ига и объединение русских зе­мель. Возглавившая уже в XIV в. эту борьбу великокняжеская Москва синтезирует достижения местных школ и с XV в.

становится важным политическим и культурным центром, где склады­ваются проникнутое глубокой верой в красоту нравственного подвига искусство Андрея Рубле­ва и соразмерная человеку в своем величии архитектура Кремля. Апофеоз идей объединения и укрепления русского государства воплотили храмы-памятники XVI в. С развитием экономичес­ких и общественных отношений в XVII в.

окончательно ликвидируется обособленность отдель­ных областей, и расширяются международные связи, в искусстве нарастают светские черты.      

         Не выходя в целом почти до конца XVII в.

за рамки религиозных форм, искусство отражало кризис официальной церковной идеологии и постепенно утрачивало цельность мировосприятия: непо­средственные жизненные  наблюдения разрушали условную систему церковной иконографии, а заимствованные из западноевропейской архитектуры детали вступали в противоречие с тради­ционной композицией русского храма. Но этим отчасти подготовлялось решительное освобож­дение искусства от влияния церкви, совершившееся к началу XVIII в. в результате реформ Петра I.

         В настоящей работе мы постараемся показать особенности развития русского зодчества в XVI – XVII веках, проследить преемственность архитектурных форм и приемов, а также оценить роль этого периода в развитии русской культуры.

1. Храмовая архитектура XVI в.

         С конца XV столетия в развитии русского зодчества, как и в истории культуры вообще, определился новый этап, обусловленный крупными переменами, которые произошли в жизни русских земель.

Объединение страны в единое государство и прогрессирующее  укрепление его силы, свержение монголо-татарского ига и рост международного значения и международных связей  России, усиление общения с западноевропейской культурой, наконец, значительное увеличение материальных средств государства, развитие ремесла – все это создавало новые материальные и идейные условия развития зодчества.

         Признаки нового подъема стали проявляться во второй половине ХV в. многообразно. Прежде всего, они сказались в увеличении самого размаха строительства и, особенно в интенсивном восстановлении многих пришедших к тому времени в ветхое состояние ранних построек.

Образовались строительные артели под «предстательтвом» крупных бояр и купцов, выполнявших заказы по строительству и восстановлению зданий. Известны такие крупные предприниматели, как бояре В. и И. Ховрины, В.Д.Ермолин.        Всматриваясь в постройки конца XV в.

, в их формы и приемы сооружения, можно заметить, как в этот период отчетливо разрушается прежняя местная четкость архитектурных «почерков» и как все более развивается взаимопроникновение и обогащение различных архитектурных приемов, свойственных ранее лишь отдельным городам и землям.

Теперь, в условиях объединяющегося Российского государства, стал формироваться и общерусский архитектурный стиль, причем ведущая роль в этом процессе принадлежала московским мастерам – при активном участии мастеров других земель, особенно Пскова, славившегося своим каменно-строительным мастерством.

         К концу XV в. Москва становится общепризнанным политическим, религиозным и культурным центром Руси.

Государственная централизация под эгидой Москвы способствует окончательному освобождению страны от монголо-татарского ига, расширению внутренних экономических связей, укреплению политического единства русского народа.

Возрастает международный престиж Московского государства, которое после завоевания Константинополя турками в середине XV в. становится главным наследником и хранителем византийского православия.

Политическая идея «Москва — третий Рим» подкрепляется брачным союзом великого князя Московского с племянницей последнего византийского императора. В новой исторической обстановке приобретало особое значение каменное монументальное строительство в Москве. Город укреплялся, архитектурный облик столицы должен был соответствовать могуществу и международному значению Русского государства

         Восстановление древних храмов, предпринятое с самого начала княжения Ивана Ш, с XVв.

, было одним из проявлений возросшего интереса к прошлому в условиях, когда Москва окончательно укрепила свое положение руководящего политического центра на Руси.

Целый ряд восстановительных работ был осуществлен под руководством Василия Дмитриевича Ермолина. Сначала в 1492 г. приступили к реставрации сильно обветшавших за столетие каменных стен Московского Кремля.

         В результате этих строительных работ были возведены ныне существующие стены Московского Кремля (без шатровых завершений на башнях, поставленных в XVII в.), охватившие всю его современную территорию в 26,5 га [1, с .227].

         Одним из центральных событий было строительство в Кремле главного храма Московской Руси – Успенского собора (1475-1479 гг.).

Его строитель Аристотель Фиораванти  мастерски воплотил в новых формах традиции национальной архитектуры, приняв за образец  владимирский Успенский собор. Для чего архитектор съездил сначала во Владимир, а потом проехал через Ростов в Ярославль на Север, в Устюг Великий.

Возможно, что на обратном пути он побывал и в Новгороде. Таким образом, итальянский мастер обстоятельно познакомился с традициями и приемами русского зодчества.

         Благодаря этому Фиораванти удалось создать в Успенском соборе выдающееся произведение именно русского зодчества, обогащенное некоторыми элементами итальянской архитектурной культуры эпохи Возрождения.

         В архитектуре Успенского собора Мос­ковского Кремля, который, как указывалось выше, было предложено строить наподобие одноименного собора XII в. во Владимире, традиции владимиро-суздальского зодчества подверглись существенному переос­мыслению.

Величественный пятикупольный храм с редкими щелевидными окнами, прорезан­ными в могучих барабанах и в глади стен, опоясанных аркатурным фризом, мощнее по пропор­циям и монументальнее своего прототипа.

Впечатляющим контрастом несколько суровым фа­садам собора служит интерьер с шестью равномерно расставленными высокими тонкими стол­бами, придающими ему вид парадного зала.

         Успенский собор, будучи кафедральным, с самого начала играл видную роль в идейно-политической жизни Москвы и всего Российского государства. Уже вскоре после его постройки он стал местом коронации русских государей.

          Здесь в 1498 г. Иван III короновал великим князем внука Дмитрия (сына Ивана Ивановича Молодого и Елены Волошанки) в обход своего старшего сына Василия от Софьи Палеолог. Хотя впоследствии, в самом начале XVI в.

, Иван III и отстранил Дмитрия от политической жизни, склонившись в пользу Василия, однако разработанный в 1498 г. по византийскому образцу пышный ритуал коронации продолжал существовать, а в дальнейшем лег в основу коронации Ивана IV в 1547 г. царским венцом.

         В Успенском соборе происходило и рукоположение митрополитов. Наиболее ранний сохранившийся документальный источник — акт поставления митрополита Иоасафа — датирован 1539 г. В 1589 г. в Успенском соборе константинопольским патриархом Иеремиею был поставлен первый в России патриарх Иов.

В Успенском соборе погребены митрополиты и патриархи, за исключением подвергшихся ссылке, лишенных митрополичьего (в дальнейшем патриаршего) престола либо самовольно его оставивших.

          Большую часть доходов собора составляли пожертвования, которые делались, в основном, на поминовение своей души. Поминовение в Успенском соборе было почетным.

          Стены Успенского собора были свидетелями бурных событий. Во время знаменитого Московского восстания 1547 г. ненавистный временщик, дядя царя, князь Ю. В. Глинский пытался спрятаться в Успенском соборе.

         Собор часто страдал от пожаров.

Пытаясь по возможности освободить от лишних нагрузок верхи здания, Аристотель пошел на такой рискованный шаг, как устройство на соборе деревянных кровель, с последующей опайкой их жестью.

Кровли были уложены посводно и постоянно худились. Уже в 1493 г. собор дважды зажгла молния. Губительным оказался пожар 1547 года. В нем пострадала западная паперть собора и обгорел колончатый фриз над нею.

         К XVII веку уже стало ясно, что Большой Успенский собор Аристотеля Фиораванти, задуманный и выстроенный с использованием приемов западноевропейского строительного искусства, освобожденный от опор и многоярусных проемных связей, перекрытый сводами наилегчайшей конструкции не выдержал испытания временем.

Облицованные белокаменными квадрами тонкие полутораметровые стены собора дали трещины и начали расходиться в верхних своих ярусах.

Не спасли положение ни предусмотрительно заложенные Аристотелем в уровне пят сводов кованные внутристенные и проемные железные связи (их сечение оказалось недостаточным), ни изумившая современников небывалая (всего в один кирпич) тонкость крестовых сводов, перекрывавших к тому же самые большие для своего времени – 6 х 6 м — соборные компартименты.

В 1624 году угрожавшие падением своды были разобраны «до единого кирпича» и вновь сложены с учетом образовавшихся в верхнем ярусе деформаций по измененному рисунку («вспарушенной» конфигурации), с армированием их связным железом и с введением дополнительных подпружных арок.          Неоднократно в XVII проводились подновления росписей.

В 1642-1643 году проводились обширные работы по восстановлению стенного письма. Работы проводила группа царских и «городовых» иконописцев под руководством Ивана Пасеина. Фрески согласно царскому указу повторяли живописные сюжеты 1513-1515 гг. Кроме того, в соборе были устроены слюдяные двери с медными решетками. По окончании работ большая часть лиц, принимавших в них участие, получили от царя щедрые подарки сукнами, соболями, серебряными кубками и ковшами.

         В 1660-х годах поновлялась живопись наружных стен: над алтарями, над северными и западными дверьми. В 1673 году под руководством Симона Ушакова были написаны вновь находившиеся над южными дверьми образа Спаса Нерукотворного и Пречистой Богородицы со святыми.

         В   1653   году   были   предприняты  обширные работы по капитальному ремонту иконостаса. Возобновлена живопись, сделаны серебряные оклады на иконы и серебряные подсвечники.          Ремонтными работами 1620-х годов не удалось полностью исправить положение.

Из-за неравномерной осадки фундаментов на протяжении всего XVII века западная стена собора находилась в аварийном состоянии. В 1683 году, после очередного большого пожара (к этому времени уже окончательно погибло в пламени белокаменное убранство барабанов, карнизы барабанов почти полностью осыпались) собор еще раз капитально ремонтируется.

В нем заново «пробираются» стрелки сводов, а барабаны укрепляются связями «накрепко» и вычиниваются.

         Собор был свидетелем многих событий, особенно во время бурного начала XVII века.

         На Соборной площади Кремля с севера от Успенского собора был воздвигнут  трехглавый собор  Богоявленского монастыря, выполненный в духе традиций московского зодчества XIV в.

         Также вскоре на юго-западной стороне площади было сооружено существующее доныне здание Благовещенского собора(1484-1489), являвшегося частью великокняжеского дворцового комплекса. Этот собор строили псковские мастера, и здесь снова очень ярко проявился творческий синтез различных архитектурных школ – владимиро-суздальской и псковско-новгородской.

Как и раннемосковские соборы, Благовещенский собор был вначале трехглавым, но уже в XVI в. стал пятиглавым.                         Приемы внешнего убранства заимствованы и от московских традиций (аркатурные пояски) и от псковских (узоры верхней части куполов).

Тогда же псковские мастера построили с западной стороны от Успенского собора небольшую церковь Ризположения(1485-1486).

         В Кремле был построен также великокняжеский дворец и некоторые другие каменные палаты, в том числе и на  митрополичьем дворе. Затем в 1505 – 1508 гг., уже при Василии III, еще один итальянский мастер — Алевиз Новый — построил усыпальницу великих князей – Архангельский собор.

В противовес строгому виду Успенского собора  Архангельский собор  внешне очень наряден и декоративен и даже мало походит на храм.

Во внешнем облике Архангельского собора многое взято от приемов зодчества итальянского Возрождения, но внутренняя основа собора сохранена в духе традиций русского зодчества (куб, увенчанный пятиглавием, и т.п. особенности).

         В самом начале XVI в.

был воздвигнут еще один собор в Кремле – собор Чудова монастыря, в котором ярко проявились особенности новой московской архитектуры – сочетание строгости и величественности с декоративными приемами внешнего украшения здания.

Некоторые исследователи считают, что в строительстве  собора Чудова монастыря и ряда других усадебных церквей, условно датируемых 1500-х гг. (Св. Троицы в Чашникове и Рождества Христова в Юркине), принимали участие итальянские мастера[2,с.134].

           Этот новый московский стиль явился результатом творческого обобщения всего того яркого и разнообразного художественного богатства, которое было применено разными мастерами, представителями разных школ, во время застройки Кремля.

В своеобразном творческом соревновании традиций Владимиро-Суздальской Руси и итальянского Возрождения, раннемосковской школы и новгородско-псковской складывалась и формировалась новая, общерусская архитектурная школа, характеризуемая большим богатством и разнообразием форм. 

         В целом приезд итальянских мастеров в Россию того времени можно оценивать как начало нового периода в архитектуре Московской Руси.

Первая четверть XVI столетия — это скорее не период активной адаптации и усвоения архитектуры итальянского Ренессанса в России, а период адаптации итальянских архитекторов к условиям русского заказа, к русской архитектурной, а точнее, культурной традиции.

Вероятно, активное участие итальянских мастеров в церковном строительстве начинается уже с конца XV в. и, несомненно, его расцвет приходится на 1500-1510-е гг.

Источник: https://student.zoomru.ru/arhi/osobennosti-hramovoj-arhitektury-xvii-v/127028.998783.s1.html

Ссылка на основную публикацию