Александрийская школа — в помощь студенту

Александрийская школа - в помощь студенту

Почему школа названа – Александрийская школа?

В Александрии было множество литературных и философских течений. Существовали они с $III$ века до нашей эры по $VI$ век нашей эры. И все данные школы объединили под общим названием александрийская школа. Самыми известными были школа неоплатонистов и александрийская богословская школа.

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!

Оценим за полчаса!

История

Замечание 1

Сила и самостоятельность древнегреческих государств увядала и с тем самым приходили в упадок греческая культура и литература.

Главным центром научной и литературной деятельности становится под покровительствующим влиянием и при содействующем обращении Птоломеев развивающийся город Александрия в Египте.

Александрия также была по положению центральным местом всемирных сообщений того времени.

Греческая культура распространялась по всему государству, которое было основано Александром Великим, но после смерти Александра крупное государство распалось на части. Время, когда греческая наука и поэзия развивались, носит название по некоторым отличающимся чертам Александрийским веком.

  • Курсовая работа 450 руб.
  • Реферат 240 руб.
  • Контрольная работа 210 руб.

Александрийский век можно разделить на два основных периода:

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!
Читайте также:  Астрономия - в помощь студенту

Оценим за полчаса!
  • первый период — Александрийский век в тесном смысле его понимания. В это время царствуют Птоломеи с $323—30$ года до нашей эры.
  • второй период начинается с момента прекращения царствования династии Птоломеев и продолжается до покорения города Александрии арабами — $30$ год до нашей эры — $6404 год нашей эры. Первый греческий владетель, который стремился создать для греческого образования и греческой науки обширное основание и новые предпосылки, считается Птолемей Сотер. Он собирал большое количество ученых и заложил основной корпус Александрийского музея и Александрийской библиотеки. Значительно больший вклад внёс в данные занятия и создал известную Александрийскую библиотеку глобального размера его наследник, Птолемей Филадельф. К Александрийской школе относились греки, евреи, египтяне и в конечном итоге и римляне.6404 год нашей эры. Первый греческий владетель, который стремился создать для греческого образования и греческой науки обширное основание и новые предпосылки, считается Птолемей Сотер. Он собирал большое количество ученых и заложил основной корпус Александрийского музея и Александрийской библиотеки. Значительно больший вклад внёс в данные занятия и создал известную Александрийскую библиотеку глобального размера его наследник, Птолемей Филадельф. К Александрийской школе относились греки, евреи, египтяне и в конечном итоге и римляне.

Литература

Основное значение в данный период отдавалось грамматикам, поэтов меньше ценились.

К грамматикам относится Зенодот Эфесский, он считается основателем первой грамматической школы в городе Александрия, Эратосфен Киренский, Аристофан Византийский, Аристарх Самофракский, Крат Малосский, который действовал в другой учёной столице — в Пергаме, Дионисий Фракийский, Дидим Халкентер, Аполлоний Дискол и большое количество других деятелей. Их главная и основная заслуга состоит в том, что они исследовали, собрали, сохранили и оценили для будущих поколений доступные им памятники литературного и культурного наследия.

Замечание 2

Самые известные поэты, которые писали большею частью в самом городе Александрия, считаются Аполлоний Родосский, Арат, Никандр, Евфорион, Каллимах, Феокрит, Филит Косский, Фанокл, Тимон Флиазийский и семь трагиков, которые называют себя александрийским семизвездием, к ним относится и Ликофрон.

Философия

Среди философов данного периода существовали и догматики и — в противоположность им — скептики. Самой большой известностью наделены были александрийские неоплатоники.

Они соединяли восточную теософию с греческою диалектикой, представители данной философии выступали за борьбу древней цивилизации с христианством, поэтому их философское течение оказало некое влияние на средство понимания христианства в Египте.

Из-за взаимовлияния восточных мировоззрений и христианских стали распространяться определённые течения гностицизма. Некоторые самые важные и основные гностические системы были разработаны в городе Александрия.

В большой степени были проникнуты духом этого философского течения и самые известные преподаватели образовавшегося и развивающегося там христианского катехизического училища.

Поэтому александрийскую церковь в то время волнуют сильнейшие религиозные распри, так как в городе Александрия встречаются самые различные элементы. Это продолжалось до тех пор, пока из их окружения не вышел принцип неприкосновенности правоверных положений религии. Данный принцип вышел благодаря борьбе против арианства, с помощью некоего деятеля Афанасия.

Источник: https://spravochnick.ru/filosofiya/pozdnyaya_antichnaya_i_rannyaya_hristianskaya_filosofiya/aleksandriyskaya_shkola/

Александрийская филологическая школа

Александрийская школа - в помощь студентуЗенодот Эфесский филолог Александрийской филологической школы

Александрийская филологическая школа это наиболее крупная античная лингвистическая и литературоведческая школа, которая сформировалась в Александрии Египетской в III-II вв. до н. э.

Появление Александрийской школы в период многоязычия, вследствие чего философский характер языкознания сменился лингвистическим, основание значительной Александрийской библиотеки способствовало отделению филологии от философии и преобразованию ее в самостоятельный раздел знания. Таким образом, с целью нормирования литературного языка, а также глубокого изучения произведений, ученые грамматики становились литераторами и филологами.

Александрийская школа значительно развила греческое языкознание, ограничивавшееся понятиями о природе и свойстве языка, с помощью системного описания языка.

Кроме исследования древнегреческого языка, изучению которого было посвящено особое внимание, филологи, стремясь к литературным открытиям, занимались изучением текстов, написанием к ним толкований и критики, составлением биографий, включающими литературный анализ.

Это будет вам интересно:  Направление, течение, школа

Они также вводили литературные роды и классические авторские принципы в каждом из них, изучали разговорную речь эпохи эллинизма, составляли комментарии к произведениям гениев классической эпохи, изучали и упорядочивали их рукописи.

Филологи Александрийской филологической школы

Первые филологи в Александрии появились в ІІІ в. до н. э.

: Зенодот Эфесский, Аристофан Византийский, Эратосфен Киренский, который был главой Александрийской библиотеки, затем к направлению присоединились Аристарх Самофракский, Дионисий Фракийский, Аполлоний Дискол, Дидим Халкентер, Дионисий Галикарнасский и др., но их работы не дошли до нашего времени. Из многих трактатов сохранились только два: «Искусство грамматики» Дионисия Фракийского и работа о синтаксисе Аполлония Дискола.

Александрийскими филологами были произведены первые научные издания авторов классической эпохи Древней Греции, которые послужили в дальнейшем основой для творчества периодов Средневековья и Ренессанса.

Источник: https://www.litdic.ru/aleksandrijskaya-filologicheskaya-shkola/

Александрийская школа — древо

Статья из энциклопедии «Древо»: drevo-info.ru

Александрийская школа богословов, т.н. огласительная или катехизическая школа (τò òηζ κατηχήσεωζ διδασκαλεϊον, Евсевий Кесарийский, «Церк. история», 6, 3, также Κατηχητικῆ Σχολῆ τῆς Ἀλεξανδρείας).

Под этим названием нужно разуметь не просто школу в широком смысле этого слова, то есть ряд ученых мужей, связанных между собою единством идей, выработанных одним главой, но и (по крайней мере с Пантена, вторая половина II в.) формально действовавшее церковно-учебное заведение, имевшее определенное устройство и программу.

Подобно тому как и у иудеев были низшие и высшие школы: «Бет-Соферим» – для ознакомления со священным законом и историей и «Бет-Мидраш» – для объяснения Св. Писания и более глубокого его уразумения, так вскоре после апостольского времени такого же двоякого рода школы надо различать и у христиан.

Низшие христианские школы имели своей задачей поддерживать дело христианской миссии и преподавать христианское учение верующим. Такие школы возникали везде, где только оказывалось значительное число обратившихся в христианство. Высшие школы для более глубокого уразумения Св.

Писания и истин веры сначала ограничивались просто наставлениями апостолов, епископов и апологетов.

Подобно тому как апостолы личными собеседованиями научали наиболее одаренных духовных лиц, предназначая их на иерархические и учительные должности,– так поступали и епископы, когда они или сами, или с помощью способных учителей преподавали наставления в Св.

Писании, причем для более глубокого обоснования христианского учения пользовались и светскими науками, и философией. Такой была школа Иустина в Риме, которого слушал сириец Татиан, и школа Иринея в Галлии, ученики которого Гай и Ипполит достигли высокой литературной славы.

Важнейшие из церковных школ были в Александрии, Кесарии, Иерусалиме, Сиде, Эдессе, Низибии, Лаодикии, Скифополе, Риме, Антиохии, Константинополе и Карфагене.

Старейшим и знаменитейшим учебным заведением была Антиохийская школа, которая, по свидетельству Евсевия, «с древнейших времен существовала там для священных наук» (Церк. история, 5, 10) и находилась под управлением известных своим красноречием и знанием богословия лиц. Евсевий в этом месте называет главой школы ученого Пантена, но ясно дает понять, что не он был ее основателем.

В Александрии со времени евангелиста Марка всегда были церковные учители, говорит Иероним (De viris illustrious, с. 36). Пантен стал во главе огласительной школы в 180 г.

, в начале царствования Коммода, и позже трудился вместе со своим бывшим учеником – Климентом и преподавал до времени Каракаллы (212).

О ходе развития, направлении и методе этой катехизической школы у нас имеются лишь скудные сведения.

Изложенный выше ход развития христианских школ в древности вообще вполне применим и к александрийской катехизической школе, на что уже указывает и самый порядок названий, под которыми она была известна у древних: «наставница верных», «училище священных наук», «училище александрийское» (Евсевий, «Церк. история», 5, 10); «огласительное училище» (там же, 6, 3).

Но невозможно отрицать и то, что Птолемеем Лагом основанный и Птолемеем II Филадельфом (284-247) до н.э. расширенный «Музей», план которого, вероятно, возник в гениальном уме Аристотеля, не остался без влияния на возникновение и расцвет христианской катехизической школы. «Музей» возведен был на степень своего рода академии; при «Музее» была богатейшая обширная библиотека.

Там при Птолемеях было переведено на греческий язык Св. Писание Ветхого Завета. Все это сильно влияло на развитие христианской катехизической школы. Там выступали представители самых различных философских систем; светские науки также подвергались тщательной разработке.

Туда стекалась даровитая молодежь со всех стран света и слушала лекции по грамматике (филологии), риторике, поэзии, философии, астрономии, музыке, медицине и другим наукам и искусствам.

Совершенно те же науки преподавались и в катехизической школе. Ориген преподавал кроме медицины все вышеназванные науки и, кроме того, еще арифметику, геометрию, физику, нравственную философию, излагал учение всех философов, наконец – и прежде всего – объяснял Св. Писание.

Все это, как замечает Иероним, делал он с таким блестящим успехом, что и на его лекциях по светским наукам было необычайное стечение слушателей. Эти лекции он читал с той целью, чтобы всех так или иначе привести к вере во Христа.

Позже он вследствие переутомления отказался от преподавания литературы, зато он излагал учение еретиков-гностиков и теоремы философов.

В этом он следовал примеру Пантена, а также и примеру Иракла, который, состоя священником александрийской церкви, в то же время носил философскую мантию и продолжал заниматься изучением эллинистической литературы (Евсевий, «Церк. история», 6, 19).

Несмотря на то, что представители христианства из предосторожности старались придать христианской религии вид философской системы, учители и слушатели Александрийской школы не всегда избегали яростных гонений со стороны языческой черни. Нередко язычники выгоняли слушателей из дома катехетов, в котором происходило преподавание, и за имя Христово вели на смерть, вследствие чего им часто приходилось менять помещения, в которых жили учители и собирались ученики.

Определенных часов для преподавания, по-видимому, не было установлено. По крайней мере жилище катехетов всегда было открыто для всех. Во всякое время дня стекались жаждущие знания и ищущие спасения – лица обоего пола. С утра до вечера, даже и ночью, ученики сходились в дом, где жил Ориген (Евсевий, «Церк. история», 6, 8).

Такой прилив учеников давал возможность привлекать для преподавания лучших и даровитейших из слушателей. Так, Пантен привлек Климента, Ориген – Иракла в качестве помощников в должности катехетов. Жалованье учителям не выдавалось. Если учитель не имел собственных средств, то о необходимом для него содержании заботился епископ.

Но щедрость зажиточных мирян нередко доставляла богатые средства для учебных и научных целей, напр. для переписывания книг, катехизисов, бесед, комментариев и др. пособий.

Сами слушатели не прочь были принимать на себя издержки по преподаванию, хотя Ориген, добывавший то немногое, в чем он нуждался при своей строго аскетической жизни, от продажи творений классических писателей, отказывался от всяких таких приношений (Евсевий, «Церк. история», 6, 3).

Со времени Константина Великого, который предоставил духовенству много привилегий, они стали получать пособие от государственной казны, как и вообще учителя в Римской империи. На это, по-видимому, указывает Кассиодор, говоря об общественных учителях (professes doctores) в Александрии и Низибии.

Как бы то ни было, александрийская огласительная школа была и осталась учреждением церковным (schola ecclesiastica), высшее заведование которым принадлежало епископу. Он назначал учителей и начальников и мог удалять их. Начальниками ее последовательно или совместно были Пантен, Климент, Ориген, Иракл, Дионисий, Перий (м.б.

Ахилл), Феогност (Серапион), Петр Мученик (Макарий), Дидим Слепец и Родон.

Кроме названных катехетов, которые начиная с Климента сами обязаны были своим образованием этой школе, из ее стен вышло множество ученых мужей и исповедников веры, епископов, священников и церковных писателей, из которых особенно известны Григорий Чудотворец, Анатолий, преподававший в Александрийской школе аристотелевскую философию, Евсевий Кесарийский и Афанасий Великий.

С IV в. слава Александрийской школы стала постепенно увядать. Заблуждения Оригена и вызванные ими оригеновские споры подорвали значение школы. Его сочинения считались источником всех новых ересей. Чрезмерный аллегоризм подорвал доверие и к александрийскому способу объяснения Библии.

Вследствие оригеновских и арианских заблуждений пришлось также отказаться и от прежнего метода. Более здравомыслящие из ариан, желая уяснить себе все тайны веры, в подтверждение своих положений ссылались на буквальный смысл казавшихся для них благоприятными мест Писания.

Надо было поэтому исследовать буквальный смысл в связи со всей системой веры, по определенным общепризнанным правилам, и научно разъяснить всякое недоуменное место. Такого метода и держался св. Афанасий Великий в своих «Четырех книгах против ариан»; но этот метод получил особенное значение в начавшей процветать с IV в.

антиохийской школе, слава которой затмила блеск Александрийской школы. С переселением Родона в Сид в Памфилии (395) закончился ряд настоятелей Александрийской школы, и о самой школе с того времени уже не упоминается.

Как в самой Александрии, этом средоточии неоплатонической философии, так и в катехизической школе преобладало умозрительно-идеалистическое направление духа, склонное к созерцанию и мистике, вследствие чего и объяснение Св. Писания было аллегорически-таинственным.

Аллегорические объяснения нередко вырождались в мелочность и курьез; отрицание буквального смысла некоторых мест вредило уважению к Св. Писанию и низводило его на степень книг, исполненных загадок и мифов.

Впрочем, упрек в платонизме и неоплатонизме, согласно которому александрийцы будто бы ввели в христианское учение идеи этих философских систем, в этой общей форме неоснователен.

Форма изложения, способы выражения и метод нередко сближали их с неоплатониками, частью потому, что они до своего обращения сами обучались этой философии, частью потому, что сами обстоятельства вынуждали их пользоваться ее терминологией и методом, чтобы с успехом бороться с иудейскими неоплатониками и еретическими гностиками. Учителя и ученики в Александрии вообще придерживались эклектизма, выбирая подходящее им из всех философских систем и пользуясь этим для поддержания и распространения христианства.

Несмотря на эти недостатки, Александрийская школа имела огромное значение для распространения и защиты христианской веры, для библейской критики и экзегетики. Из нее вышли такие величайшие богословы, как Афанасий Великий, этот «отец православия», и такие величайшие экзегеты и критические исследователи библейского текста, как Ориген.

Читайте также:  Ценные бумаги - в помощь студенту

Источники

  • Христианство: Энциклопедический словарь: в 3 т.: Большая Российская Энциклопедия, 1995.

Литература

  • Дмитриевский, А. Ш., Казань, 1884;
  • Д.П. Миртов, Нравств. учение Климента Александрийского, СПб., 1900.

Источник: https://drevo-info.ru/articles/2079.html

Александрийская и Пергамская школы. Аномалисты и аналогисты

  • Университет Российской Академии Образования 
        
  • Курсовая 
    работа по дисциплине “История языкознания”
  • на 
    тему:
  • “Александрийская 
    и Пергамская школы.
  • Аномалисты 
    и аналогисты.”
       
         
  • Подготовила:
  • Студентка 2 курса,201 группы
  • Факультета 
    иностранных языков
  • Поступальская Анастасия 
  • Москва, 2010
  • 1.Введение
  • 2.Александрийская 
    школа

2.1.

Система александрийской грамматики

  1. 3.Пергамская 
    школа
  2. 4.Аналогисты 
    и аномалисты
  3. 5.Заключение
  4. 6.Список используемой 
    литературы    
          
        
  5. Введение
  6. Среди всех явлений человеческой жизни язык должен быть отмечен, пожалуй, как такое явление, которое во все 
    времена считалось 
    самым удивительным.

Язык 
не только наиболее непосредственно 
выделяет человека как 
мыслящее разумное существо среди всех остальных 
существ. Но одновременно язык в его бесконечно меняющемся разнообразии является наиболее осязательным выражением всего того, что соединяет в нации или разделяет во времени и пространстве роды и племена.

Едва 
ли существует предмет, который больше привлекал 
бы исследователей, чем язык как в  целом, так и в 
частном, и лишь в 
немногтх областях человеческое исследование может. Обращаясь вспять, проследить столь 
долгое развитие.
   
      
      

2.Александрийская грамматическая школа

Александрийская грамматическая школа, наиболее значительная античная школа, занимавшаяся описанием 
языка. Александрия, столица эллинистического государства Птолемеев (4–1 вв. до н.э.), была крупнейшим центром греческой 
культуры и образованности; эта роль сохранялась за ней и в период, когда Египет входил в состав Римской 
империи и Византии (1 в. до н.э. – 7 в. н.э).

Александрия была многонациональным городом, там 
жили носители разных языков, однако языком администрации и культуры был 
греческий. Это обусловило необходимость 
обучения негреков греческому языку, для 
чего требовалось его надлежащим образом описать.

Именно поэтому 
античная лингвистическая традиция, ранее ограничивавшаяся отдельными замечаниями относительно природы 
и свойств языка, перешла в 
александрийской лингвистической 
школе к систематическому описанию языковой системы. Первые грамматики в 
Александрии появились в 3 в. до н.э.

, создателем многих грамматических понятий 
считается Аристарх Самофракийский (ок.215-143 до н.э.), однако их сочинения до нас не дошли.

В её недрах создаётся 
грамматика как самостоятельная 
дисциплина, изучающая по преимуществу формальные аспекты языка (а не его 
смысловые аспекты, в отличие 
от философии). Она обособилась в 
самостоятельную науку благодаря 
деятельности Александрийской грамматической школы, сыгравшей гигантскую роль в 
закладывании основ европейской 
языковедческой традиции.

С их деятельностью 
связан также расцвет лексикографии. В это время активно собираются и подвергаются толкованию глоссы (устаревшие слова и слова, ограниченно понятные). Выдающимися лексикографами эллинистического периода были Зенодот Эфесский, Аристофан 
Византийский, Аполлодор из Афин, Памфил, Диогениан.

Алексадрийцы прослеживали языковые регулярности в классических текстах, стремясь отделить правильные формы от неправильных и выдвигая на этой основе принцип аналогии (Аристофан Византийский, особенно авторитетный в языковедческих проблемах Аристарх Самофракийский). Ими детально разрабатываются парадигмы склонения и спряжения.

Из многих трактатов, писавшихся в течение почти тысячелетия, сохранились лишь два, считавшиеся образцовыми и многократно переписывавшиеся: Синтаксис Аполлония Дискола (2 в. н.э.) и грамматика Дионисия Фракийского, время создания которой точно не известно.

Эти две книги дают достаточно детальное представление об идеях и методах александрийской лингвистической школы. Некоторые другие грамматики и трактаты известны в отрывках, включенных в сочинения других авторов.Сложная морфология греческого языка требовала, прежде всего, обучения морфологическим моделям, правильному склонению и спряжению слов.

Поэтому термин «грамматика», во времена александрийской лингвистической школы означавший описание языка вообще, впоследствии закрепился в современном, более узком значении.

Большинство описаний языка, созданных в рамках александрийской лингвистической школы, включая грамматику Дионисия Фракийского, начиналось с краткого описания фонетики, за которым следовало занимавшее основное место изложение морфологии; синтаксис либо описывался в конце, либо выделялся в особое сочинение.

Дионисий 
известен как автор греческой 
грамматики «Искусство Грамматики», оказавшейся 
одной из немногих сохранившихся 
грамматик александрийской школы. Грамматика эта на протяжении почти 
полутора тысячелетий — вплоть до эпохи Возрождения — оказывала 
сильное влияние на развитие европейской 
лингвистической традиции.

В этом труде 
определяются предмет и задачи грамматики, излагаются сведения о правилах чтения и ударения, о пунктуации, приводится классификация согласных и гласных, дается характеристика слогов, формулируются 
определения слова и предложения, дается классификация частей речи (8 классов, выделенных главным образом 
на морфологической основе, с учетом лишь в отдельных случаях синтаксического 
и семантического критериев). Автор 
тщательно описывает категории 
имени и глагола, приводит сведения о словообразовании имен и глаголов. Он различает артикль и местоимение, выделяет предлог и наречие в 
самостоятельные части речи, подробно классифицирует наречия, отнеся к их числу частицы, междометия, отглагольные прилагательные. Вводятся понятия отглагольных и уменьшительных имен, порядковых и количественных числительных, союзы. Вводит понятие акциденции — грамматической категории.

Дионисий 
Фракийский определяет грамматику как 
«общее использование практических знаний авторов прозы и поэтики», т.е. у него она носит описательный характер и представляет собой попытку 
систематизации знаний о языке.

Таким 
образом Дионисий, как современный 
александрийский учёный, который 
редактировал аттические и гомеровские 
тексты, облегчал обучение классической греческой литературы аудитории, которая 
говорила на греческом койне. Грамматика Дионисия Фракийца характеризуется 
высокой степенью адекватности морфологическому строю греческого языка того времени.

Систематических описаний лексики у александрийцев не существовало, словари не составлялись, и давались лишь толкования непонятных слов у Гомера и других древних уже для того времени авторов. Фонетические описания были очень краткими и не шли дальше разделения звуков на гласные и согласные; звуки смешивались с буквами.

Описание морфологии было не только самым пространным, но и наиболее детальным, причем многие понятия и термины, сформировавшиеся в рамках александрийской лингвистической школы, сохранились до наших дней.

В качестве центральной и неопределяемой единицы грамматики рассматривались слова; слова детально классифицировались по частям речи: выделялись имя, глагол, причастие, наречие, местоимение, член (артикль), предлог, союз. Выделялись также грамматические категории: род, число, падеж для имени, лицо, время, наклонение, залог для глагола; давались таблицы (парадигмы) склонения и спряжения.

Особую популярность у потомков приобрела грамматическая теория Аполлония Дискола, автора более 30 произведений, посвящённых морфологии, синтаксису, греческим диалектам 
и т.п.

Автор следует во многом Дионисию Фракийцу, более подробно освещая вопросы морфологии и 
давая исчерпывающие для того времени определения частей речи и их акциденций (грамматических категорий). Он проявляет большее (в отличие 
от Дионисия) внимание к грамматическому 
значению. Выделяются те же 8 частей речи.

Буквы (звуки) гласные он определяет как самостоятельные, согласные 
же – как несамостоятельные. Имя 
и глагол, а затем и местоимение 
характеризуются как самостоятельные.

Аполлоний Дискол указывает на то, что принятый порядок перечисления частей речи не случаен, а определяется степенью зависимости 
одних от других.

Первое место в 
этом порядке отводится имени 
и второе глаголу. Подчёркивается, что 
занимающее третье место причастие 
обладает свойствами имени и глагола.

Четвёртое место отводится артиклю, пятое – местоимению, шестое – 
предлогу, седьмое – наречию, восьмое 
– союзу.

Различаются части речи склоняемые, изменяемые по временам и лицам, несклоняемые. Подробно описываются акциденции имени. Впервые вводится понятие (категория) числа. «Естественным» признаётся и порядок перечисления падежей.

Имена делятся «по звуковому выражению» на первичные и производные, последние 
подробно классифицируются. Далее, имена 
подразделяются по значению на 21 разряд. Подробно описываются акциденции глагола (наклонения, залоги, виды, образы / словообразование, числа, лица, времена, спряжения).

Разрабатываются 
теория местоимения, классификации 
наречий и союзов.

Синтаксическая 
теория Аполлония Дискола занимает особое место в античной грамматике. Его сочинение «О синтаксисе частей речи» в 4 частях также оказало глубокое воздействие на последующее развитие лингвистической мысли.Для него предмет синтаксиса состоит в объяснении способов объединения частей речи в предложение.

Описываются сочетание артикля с именами; сочетание местоимений с другими частями речи, сочетание глагола с другими частями речи, а также синтаксические функции косвенных падежей. В сферу синтаксиса включаются не только сочетания слов, но и сочетания букв, слогов, слов при словосложении. Даются сведения об употреблении инфинитива, наклонений, залогов.

Уделяется внимание рассмотрению солецизмов (синтаксических ошибок).  
Но в аполлониевском синтаксисе отсутствуют теория предложения и соответствующие понятия подлежащего и сказуемого, происходит подмена этих синтаксических понятий морфологическими характеристиками.

Не эксплицированы понятия определения, дополнения и обстоятельства при фактическим обращении к их характеристике. Не включена в синтаксическую теорию классификация типов предложений. Синтаксическое учение Аполлония оказало серьёзное влияние на становление и развитие римской грамматической науки.

Александрийцы занимались также изучением ударения и долгот гласных в связи с правилами стихосложения, толковали и исправляли древние тексты, собирали их рукописи, хранившиеся в обширной Александрийской библиотеке.  
      
      
 

Система александрийской 
грамматики.

Подробнее всего 
рассматривается морфология — с 
ее восемью установленными со времени 
Аристарха частями речи: 1) ὄνομα, nomen — имя (ср. выше), 2) ῥῆμα, verbum —
глагол
; 3) μετοχή, particlplum — причастие (т.е.

причастное особенностям и существительного и глагола); 4) ἄρθρον, articulum — артикль, 5) ἀίτωνυμία, pronomen — местоимение; 6) πρόθεσις, praepositio — предлог; 7) ἐπίρρημα, adverbium — наречие; 8) σύνδεσμος, conjuncto — союз.

(У римлян из этих частей речи выпадает артикль, но в качестве последней части они прибавляют interjectio — междометие).

Слабее фонетика или наука о «буквах» — τὰ στοιχεῖα, elementa — основные начала, как называются буквы; их называют так, учитывая главным образом их звуковое значение, при помощи которого они образуют, как составные части, слоги и слова1.

Хотя греки и римляне и сделали некоторые наблюдения над физиологическим образованием различных звуков, но в общем у них были гораздо менее ясные представления об этом, чем у индийцев2. Они разделяют звуки-буквы только по их относительной полноте тона и функции в слоге на: 1) φωνήεντα, vocales — гласные, «собственно звуки», т.е.

буквы, которые можно отдельно произнести, которые сами по себе имеют слышимый тон и на 2) σύμφωνα, consonantes (реже consonae) — согласные, «созвуки», которые могут быть произнесены только с гласными; эти опять могут быть либо: a) ἡμίφωνα, semi-vocales — полугласные, т.е.

звуки, имеющие некоторый сам по себе слышный тон (λ, μ, ν, ρ, σ и сложные ζ, ξ, ψ) либо b) ἄφωνα, mutae — немые; совсем беззвучные с известными подразделениями на φιλά, leves, tenues — голые, легкие, тонкие, μέσα, mediae — средние, δασέα, asperae, aspiratae — шершавые, придыхательные8.

Довольно подробно древние рассматривали просодии (προσῳδίαι), различные ударения, и, одновременно, количества слогов; следует отметить деление слогов на долгие, отчасти φύσει, natura —
поприроде
, отчасти θέσει, positione —
по положению
; здесь мы опять находим противопоставление, с которым мы то и дело сталкивались вначале: но только θέσει — собственно «традиционный», — здесь воспринимается как «на основании положения»1.   
 

ПЕРГАМСКАЯ 
ШКОЛА
 

Связана с Пергамской библиотекой, соперничала с Александрийской 
школой, оказала значительное влияние 
на лингвофилософ-ское направление 
в филологии античности. Пергамская школа, подобно александрийской, усердно занималась толкованием Гомеровских поэм; объяснения географических имён в этих поэмах составляли древнейшую греческую географию.

Источник: https://student.zoomru.ru/history/aleksandrijskaya-i-pergamskaya-shkoly-anomalisty/146910.1126205.s1.html

Александрийская грамматическая школа

Александрийская грамматическая школа, наиболее значительная античная школа, занимавшаяся описанием языка (см. НАЦИОНАЛЬНЫЕ ЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ ТРАДИЦИИ).

Александрия, столица эллинистического государства Птолемеев (4–1 вв. до н.э.

), была крупнейшим центром греческой культуры и образованности; эта роль сохранялась за ней и в период, когда Египет входил в состав Римской империи и Византии (1 в. до н.э. – 7 в. н.э).

Александрия была многонациональным городом, там жили носители разных языков, однако языком администрации и культуры был греческий.

Это обусловило необходимость обучения обучения негреков греческому языку, для чего требовалось его надлежащим образом описать.

Именно поэтому античная лингвистическая традиция, ранее ограничивавшаяся отдельными замечаниями относительно природы и свойств языка, перешла в александрийской лингвистической школе к систематическому описанию языковой системы.

Первые грамматики в Александрии появились в 3 в. до н.э., создателем многих грамматических понятий считается Аристарх (2 в. до н.э.), однако их сочинения до нас не дошли.

Из многих трактатов, писавшихся в течение почти тысячелетия, сохранились лишь два, считавшиеся образцовыми и многократно переписывавшиеся: Синтаксис Аполлония Дискола (2 в. н.э.) и грамматика Дионисия Фракийского, время создания которой точно не известно.

Эти две книги дают достаточно детальное представление об идеях и методах александрийской лингвистической школы. Некоторые другие грамматики и трактаты известны в отрывках, включенных в сочинения других авторов.

Сложная морфология греческого языка требовала прежде всего обучения морфологическим моделям, правильному склонению и спряжению слов. Поэтому термин «грамматика», во времена александрийской лингвистической школы означавший описание языка вообще, впоследствии закрепился в современном, более узком значении.

Большинство описаний языка, созданных в рамках александрийской лингвистической школы, включая грамматику Дионисия Фракийского, начиналось с краткого описания фонетики, за которым следовало занимавшее основное место изложение морфологии; синтаксис либо описывался в конце, либо выделялся в особое сочинение, как это было у Аполлония Дискола.

Систематических описаний лексики у александрийцев не существовало, словари не составлялись, и давались лишь толкования непонятных слов у Гомера и других древних уже для того времени авторов. Фонетические описания были очень краткими и не шли дальше разделения звуков на гласные и согласные; звуки смешивались с буквами.

Описание морфологии было не только самым пространным, но и наиболее детальным, причем многие понятия и термины, сформировавшиеся в рамках александрийской лингвистической школы, сохранились до наших дней.

В качестве центральной и неопределяемой единицы грамматики рассматривались слова; слова детально классифицировались по частям речи: выделялись имя, глагол, причастие, наречие, местоимение, член (артикль), предлог, союз. Выделялись также грамматические категории: род, число, падеж для имени, лицо, время, наклонение, залог для глагола; давались таблицы (парадигмы) склонения и спряжения.

Синтаксис у Аполлония Дискола в основном сводился к описанию правил согласования и управления; классификация членов предложения тогда еще не была разработана. Александрийцы занимались также изучением ударения и долгот гласных в связи с правилами стихосложения, толковали и исправляли древние тексты, собирали их рукописи, хранившиеся в обширной Александрийской библиотеке.

Уже с 1 в. до н.э. идеи александрийской грамматической школы проникли в Рим и оказали большое влияние на становление латинского варианта античной традиции.

Позже они продолжали господствовать в Византии, в их рамках были написаны, среди прочего, первые грамматики старославянского языка. После завоевания Египта арабами в 7 в.

александрийская грамматическая школа прекратила свое существование.

Проверь себя!
Ответь на вопросы викторины «Литературная викторина»

Кто из основоположников детективного жанра отбывал тюремное заключение за воровство?

Источник: https://www.krugosvet.ru/enc/gumanitarnye_nauki/lingvistika/ALEKSANDRISKAYA_GRAMMATICHESKAYA_SHKOLA.html

Александрийская школа

Александрийская школа

Еврейская философия в ее современном, классическом виде зародилась в Александрии приблизительно в II веке н.э. в результате тесных связей с соседями — греками.

Первое важное свидетельство ее — «Книга премудрости», посвященная разоблачению языческих культов и нравов и восхвалению мудрости.

Эта книга проникнута возвышенным монотеизмом — единобожием в высшем смысле слова! — и неколебимой верой в «личностного» Бога, что соответствует духу иудаизма. Однако воздействие греческой философии на автора не вызывает сомнений.

«Премудрость» этой книги — совсем не то, что «мудрость» Книги притч; здесь мудрость становится началом объективным и играет роль посредника между Богом и миром, «проникая во все и пронизывая все» .

Мудрость как бы отделяется от Бога и от человека, начинает как бы «гулять сама по себе», что уже явно выходит за рамки еврейских представлений в их чистом, изначальном виде: понимается в духе стоической философии как мировой дух или всеобъемлющий разум (Логос).

Еще более ощутимо греческое влияние в утверждении, что мир был создан не ex nihilo (из ничего), а из некой бесформенной материи . Прямо противоположна учению Талмуда, но зато родственна платоновской философии идея о том, что душа попадает в тело, уже пройдя через предшествующее существование, и поэтому томится в теле, как узник в неволе .

Вообще надо отметить и то, что во времена Платона и его учеников (пятое столетие до новой эры) наука о происхождении мира и его основах превратилась из области, которой занимаются ради чистого и бескорыстного любопытства в коммерческую науку — греческие философы начали как раз тогда зарабатывать деньги своим умением рассуждать и решать мировые вопросы. Поэтому у того же Платона много разных идей об одних и тех же вещах, каждая из которых теперь считается классикой, но между собой они не очень срастаются, откровенно говоря: они подходили к разным объяснениям, как съемные, взаимозаменяемые детали. Потом, когда за дело взялись схоласты — чисто коммерческие философы, способные вывести любую мысль из любой посылки и предпосылки — это направление приняло совсем забавный характер, но с еврейской философией во мнениях несколько разошлось, поскольку беспринципность плохо уживалась с той строгой системой понятий и рамок, которую дает уму Тора. Но здесь мы немного забежали вперед — будемте придерживаться линии событий, которые и составили историю еврейской философской мысли в ее соударениях и пересечениях с так называемой «главной линией идеалистической философии в античные времена», которую и представляет Платон в полный рост.

Крупнейшим и самым известным представителем александрийской школы еврейской философии был Филон (ок. 25 г. до н.э. — 40 г. н.э.). Он первым поставил задачу примирить воззрения Торы с греческой философией. Большую часть обширных сочинений Филона составляют комментарии, нечто вроде самодельного мидраша к Священному Писанию.

Он наивно пытается обнаружить в Торе все те представления, которые он заимствовал у греков, в частности, у того же самого старика Платона. Для этой цели Филон прибегает к методу аллегорического, иносказательного толкования.

Для Филона все в Торе, начиная от имен и дат и кончая историческим повествованием и религиозно-нравственными предписаниями, — иносказание. Это не значит, что Филон отрицает исторический характер событий, описанных в Торе, или обязательность ее заповедей.

Он лишь утверждает, что все содержание Торы призвано не столько руководить каждодневным поведением человека, сколько внушать ему возвышенные философские идеалы, что для Филона означает те представления, которые привлекли его к современной греческой философии.

Например, Исход, по его мнению, описан в Торе не для того, чтобы Израиль помнил в каждом поколении как произошедшие лично с каждым евреем беспримерные в мировой истории акты чудесного спасения, которые совершил ради него Превечный, а как проповедь о спасении от душевных волнений.

Читайте также:  Великие географические открытия - в помощь студенту

И так далее — то есть Филон советовал свободно размышлять над Торой, чтобы она — и в этом ее высший, по его мнению, смысл — навевала высокие думы и красивые ассоциации. Заповедь о Шаббате должна напоминать человеку не о Творении и Исходе, а о важности почитания мистического числа «семь».

Ясно, что кто так думает, субботу соблюдать едва ли будет на самом деле, зато сможет сказать о ее космической важности массу интересного и завлекательного: только кому он все это будет говорить, если субботу забудут и не будут соблюдать? То есть — слово отделяется от дела и от того, что оно вообще называет — и превращается в некую «самоходную» единицу.

Это важное — но столь же вредное для еврейского образа жизни нововведение Филона Александрийского. Однако не единственное — что интересно:

Важнейший вклад Филона в историю философско-религиозной мысли (ничего общего не имеющей с иудаизмом) — его концепция логоса (того самого отдельно взятого, «самого по себе разгуливающего по миру» слова. Развивая идею «Книги премудрости», Филон пришел к новому пониманию греческого логоса.

Он трактовал логос как особую личность, «второго бога» или «сына бога», которая является инструментом божественного творения и откровения и орудием имманентной деятельности Бога в универсуме. Логос, в понимании Филона, стоит несомненно ниже самого Бога.

Он отнюдь не тот Логос-Слово, который, согласно христианской теологической догме, «сотворил плоть. Скорее Филон просто перепутал одно из имен-обозначений Вс-вышнего в арамейском переводе Торы («Слово») и его суть — перепутал и «раздвоил» имя и понятие, для евреев совершенно единые.

Перепутал — и путаницу эту зафиксировал, из-за чего потом в философии всех эпох было столько недоразумений: Сам Бог в системе Филона не только бесплотен, но и лишен любых атрибутов и свойств. Это чистое бытие, относительно которого ничего нельзя утверждать.

Бог — абстрактное, статичное, вечно неизменное и равное себе духовное начало. Таким путем Филон пытался примирить платоновскую тенденцию, удаляющую Бога как можно дальше от зримого мира, с воззрением Торы, утверждающей личную связь Бога с миром.

Концепция логоса, развитая Филоном, как указано выше, глубоко чужда иудаизму. Еще бы! Библейский Бог — это живой Бог, а не безличное начало греческой метафизики. Для исполнения Своей воли Он пользуется посредником, но, конечно. Сам отнюдь не бездействует. Представление о логосе как о «втором боге» нарушает абсолютный монотеизм еврейской традиции.

Неприемлем для иудаизма и аллегорический метод Филона, сводящий Тору до положения хрестоматии по греческой метафизике. Если учителя Талмуда иногда и прибегали к аллегории в интерпретации Торы, они никогда не упускали из вида, что, в первую очередь. Тора является откровением Воли Творца, в не руководством к экзальтированному созерцанию Божества.

Кроме того, при таком аллегорическом толковании Тора в своей повествовательной части лишается той национально-исторической значимости, которую она имеет для еврейского народа и его судьбы. Все это объясняет, почему Филон не оказал значительного влияния на развитие еврейской мысли.

Его сочинения, однако, тщательно штудировали отцы церкви, которые нашли в них подходящий материал для того синтеза иудаизма с греческим мировоззрением, который стал называться христианской теологией.

Список литературы

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://www.istina.rin.ru/

Источник: https://studizba.com/files/show/doc/186115-1-10657-1.html

Александрийская школа

Александрийская школа, так наз., огласительная или катихизическая школа (τὸ τῆ)σ κατηχήσεως διδασκαλεῖον, Евсевий, Церк. Ист.6,3).

Под этим названием нужно разуметь не просто школу в широком смысле этого слова, то есть, как ряд ученых мужей, связанных между собою единством идей, выработанных одним главой, но и по крайней мере с Пантена (во второй половине II века) нужно разуметь формально действовавшее церковно-учебное заведение, имевше определенное устройство и программу.

Подобно тому как и у иудеев были низшие и высшие школы: «Бет-Соферим» для ознакомления с свящ. законом и историей и «Бет-Мидраш», – для объяснения Св.

Писания и для более глубокого его уразумения, так вскоре после апостольского времени этого же двоякого рода школы надо различать и у христиан или, по крайней мере, нужно допустить, что эта двоякая цель преследовалась в одном и том же заведении.

Низшие христианские школы, имели своею задачею поддерживать дело христианской миссии и преподавать христианское учение верующим вместе с переходившими в христианскую религию из иудейства и язычества оглашенными. Такие школы возникали везде, где только оказывалось значительное число обратившихся в христианство. Высшие школы для более глубокого уразумения Св.

Писания и истин веры сначала ограничивались просто наставлениями апостолов, епископов и апологетов. Подобно тому, как апостолы личными собеседованиями научали наиболее одаренных духовных, лиц, предназначая их на иерархические и учительнические должности, – так поступали и епископы, когда они или сами или с помощью способных учителей преподавали наставления в Св.

Писании, причем для более глубокого обоснования христианских учений пользовались и светскими науками, и философией. Такого рода была школа Иустина в Риме, которого слушал сириец Татиан, и школа Иринея, в Галлии, ученики которого Гай и Ипполит достигли высокой литературной славы.

Если в апостольское время достаточно было простого изложения евангельских истин и событий для надлежащего ознакомления с христианским учением о спасении, то позже, когда началась борьба, которую церковь во II веке принуждена была вести против еретического гносиса, против еллинистически образованных язычников и иудеев, для утверждения христианских истин оказалась необходимой научная разработка истин веры, частию для того, чтобы с успехом защищать учение христианской религии против насмешек и издевательств еллинов, частию для того, чтобы склонять к вере Христовой и философски образованных лиц привычным для них методом преподавания (Евсевий, Ц. И. 6, 18), и будущих учителей и поборников христианской религии снабдить тем же оружием, каким пользовались и ее противники. При таких обстоятельствах высшие и низшие школы мало-по-малу превратились в формально организованные церковноучебные заведения с более или менее правильным, устройством. Важнейшие из них были в Александрии, Кесарии, Иерусалиме, Сиде, Едессе, Низибии, Лаодикии, Скифополе. Риме, Антиохии, Константинополе и Карфагене.

Старейшим и знаменитейшим учебным заведением с своеобразною организацией была школа александрийская, которая, по свидетельству Евсееия, «с древнейших времен существовала там для священных наук» (Ц. И. 5, 10) и находилась под управлением известных своим красноречием и знанием богословия лиц.

Евсевий в этом месте называет главой школы ученого Пантена, но ясно дает понять, что не он был ее основателем. Поэтому не невероятно, что александрийская школа в ее первоначальном виде и установлении ведет свое начало от евангелиста Марка, который в Египте, и именно в Александрии, основал первые христианские церкви (Евсевий, Ц. И.

, 2, 16; Иероним, Бе viris illustribus., с. 8) и своими преемниками имел непрерывный ряд учителей. В Александрии со времени еваигелиста Марка всегда были церковные учители, говорит в указанном месте Иероним (1. с. с. 36).

Пантен стал во главе огласительной школы в 180 году, в начале царствования Коммода, и позже трудился вместе с своим бывшим учеником – Климентом и преподавал до времени Каракаллы (212 г.).

О ходе развития, направлении и методе этой катихизической школы у нас имеются лишь скудные сведения. Некоторые эту христианскую школу в Александрии неосновательно смешивают с александрийскими учебными заведениями и считают ее своего, рода видоизменением и продолжением языческого „Музея“ или даже думают, что она возникла по образцу и под влиянием последнего.

Изложенный выше ход развития христианских школ в древности вообще вполне применим и к александрийской катихизической школе, на что уже указывает и самый порядок названий, под которыми она была известна у древних: „наставница верных“, „училище священных наук“, „училище александрийское“ (Евс. Ц. И., 5, 10); „огласительное училище“ – (там же 6, 3).

Но было бы односторонне утверждать и то, что Птоломеем Лагом основанный и Птоломеем II Филадельфом (284–247) расширенный „Музей», план которого, вероятно, возник в гениальном уме Аристотеля, остался без влияния на возникновение и расцвет христианской катихизической школы. Благодаря царственной благосклонности и щедрости Птоломея, „Музей“ возведен был на степень своего рода академии.

Великолепные, украшенные колоннами, портики музея манили к умственному взаимообщению и к научным беседам, а далее шли обширные помещения, в которых читались ученые лекции. Многие профессора жили в самых стенах музея. При музее была богатейшая обширная библиотека, об огромности которой можно судить потому, что когда в ней при осаде города Юлием Цезарем в 48 г. до Р. Хр.

погибло от пожара 400,000 томов, в ней осталось еще второе собрание в 300,000 томов. Там при Птоломеях было переведено на греческий язык Св. Писание ветхого завета. Все это сильно возбуждало и влияло на развитие христианской катихизической школы. Там выступали представители самых различных философских систем.

Учение Платона и Аристотеля, Зенона и Эпикура, находило своих приверженцев и истолкователей, хотя в христианские времена в философии преобладали экклектизм и неоплатонизм. Но и остальные светские науки также подвергались тщательной разработке. Туда стекалась, как к открытому для всех складу учености.

даровитая молодежь со всех стран света и слушала лекции по грамматике (филологии), риторике, поэзии, философии, астрономии, музыке, медицине и другим наукам и искусствам. Совершенно те же науки преподавались и в катихизической школе.

Ориген преподавал кроме медицины все вышеназванные науки, и кроме того еще арифметику, геометрию, физику, нравственную философию, излагал учение всех философов, наконец – и прежде всего – объяснял Св. Писание. Все это, как замечает Иероним, делал он с таким блестящим успехом, что и на его лекциях по светским наукам было необычайное стечение слушателей.

Эти лекции он читал с тою целию, чтобы всех так или иначе привести к вере во Христа. Позже он вседствие переутомления отказался от преподавания литературы, зато он излагал учение еретиков-гностиков и теоремы философов. В этом он следовал примеру Пантена, который таким методом приносил большую пользу, равно как и примеру Иракла, который, состоя священником александрийской церкви, в то же время носил философскую мантию и продолжал заниматься изучением еллинистической литературы (Евсевий, Ц. И., 6, 19).

Не смотря на то, что представители христианства из предосторожности старались придать христианской религии вид философской системы, учителя и слушатели александрийской школы не всегда избегали яростного гонительства со стороны языческой черни.

Нередко язычники выгоняли слушателей из дома катехетов, в котором происходило преподавание, и за имя Христово вели на смерть, вследствие чего им часто приходилось менять помещения, в которых жили учители и собирались ученики. Определенных часов для преподавания, по-видимому, не было установлено. По крайней мере жилище катехетов всегда было открыто для всех.

Во всякое время дня стекались для научения жаждущие знания и ищущие спасения – лица обоего пола. С утра до вечера, даже и ночью, ученики сходились в дом, где жил Ориген (Евсевий, Ц. И. 6, 8). Такой прилив учеников давал возможность для увеличения учительных сил привлекать лучших и даровитейших из слушателей.

Так, Пантен привлек Климента, Ориген – Иракла в качестве помощников в должности катехетов. Жалованья учителям не выдавалось. Если учитель не имел собственных средств, то о необходимом для него содержании заботился епископ. Но щедрость зажиточных мирян, как Амвросий в отношении Оригена, нередко доставляла богатые средства для учебных и научных целей, напр.

, для переписывания книг, катихизисов, бесед, комментариев и др. подобных пособий. И сами слушатели не прочь были принимать на себя издержки по преподаванию, хотя Ориген, добывавший то немногое, в чем он нуждался при своей строго аскетической жизни, от продажи творений классических писателей, отказывался от всяких таких приношений (Евс. 6, 8).

Со времени Константина Великого, который предоставил духовенству много всяких привилегий, они стали получать пособие, как, вообще, учителя в римской империи, от государственной казны. На это, по-видимому, указывает Кассиодор, говоря об общественных учителях (рrofessos doctores) в Александрии и Низибии.

Как бы то ни было, александрийская огласительная школа была и осталась учреждением церковным (schola ecclesiasrica, Нiеr. 1. с. с. 88), высшее заведывание которым принадлежало епископу. Он назначал учителей и начальников и в случае важных причин мог и удалять их (см. сл. Ориген).

Начальниками школы последовательно или совместно были Пантен, Климент, Ориген, Иракл, Дионисий Великий, Перий, (м. б. Ахилл), Феогност (Серапион), Петр мученик (Макарий), Дидим Слепец и Родон. Полагают, что учителем огласительной школы был одно время и Арий „священник церкви в Александрии, которому было поручено объяснение Св. Писания“ (Феодорит, Церк. И. 1, 1).

Но из этих слов Феодорита еще не следует этого, и это более, чем сомнительно.

Кроме названных катехетов, которые начиная с Климента сами обязаны были своим образованием этой школе, выходило множество ученых мужей и исповедников веры, епископов, священников и церковных писателей, из которых особенно известны Григорий Чудотворец, Анатолий, преподававший в Александрийской школе Аристотелевскую философию, Евсевий Кесарийский и Афанасий Великий.

С IV века слава Александрийской школы стала постепенно увядать. Заблуждения Оригена и вызванные ими оригеновские споры подорвали значение школы. Его сочинения считались источником всех новых ересей. Чрезмерный аллегоризм подорвал доверие и к александрийскому способу объяснения Библии.

Вследствие оригеновских и арианских заблуждений пришлось также отказаться и от прежнего метода. Более здравомыслящие из ариан, желая уяснить себе все тайны веры, в подтверждение своих положений ссылались на буквальный смысл казавшихся для них благоприятными мест Писания. Надо было, поэтому, исследовать буквальный смысл в связи со всею системой веры, по определенным, общепризнанным, правилам, и научно разъяснить всякое недоуменное место. Такого метода и держался св. Афанасий Великий в своих „4 книгах против ариан»; но особенно он получил значение в начавшей процветать с IV века антиохийской „истолковательной школе», слава которой затмила блеск школы александрийской. С переселением Родона в Сид, в Памфилии (395 г.), прекратился ряд александрийских настоятелей школы и о самой школе с того времени уже не упоминается.

Как в самой Александрии, этом главном седалище неоплатонической философии, – где славились Потамон, Аммоний Сакк, Плотин, Берберии (ум. 304), Иерокл, Прокл и др., так и в катихизической школе преобладало умозрительно-идеалистнческое направление духа, склонное к созерцанию и мистике, вследствие чего и объяснение Св.

Писания было аллегорически-таинственным. Большинство этих учителей отличались остроумною умозрительностью, хотя фантазия часто брала перевес над здравым рассуждением, Аллегорические объяснения нередко вырождались в мелочность и курьез. Отрицание буквального смысла некоторых мест вредило уважению к Св.

Писанию и низводило его на степень книг, исполненных загадок и мифов (см. под сл. Ориген). Поэтому при всех заслугах немаловажен был и вред, который причиняли отдельные учителя в своей чрезмерной ревности к аллегорическому объяснению Св. Писания, к примирению эллинской философии с христианской религией.

Впрочем, упрек в платонизме и неоплатонизме, по которому александрийцы, будто бы, ввели в христианское учение идеи этих философских систем, в этой общей форме неоснователен.

Форма изложения, способы выражения и метод нередко сближали их с неоплатониками, частию потому, что они до своего обращения сами обучались этой философии, частию потому, что они самыми обстоятельствами были вынуждаемы пользоваться ее терминологией и методом, чтобы с успехом бороться с иудейскими неоплатониками и еретическими гностиками.

Учителя и ученики в Александрии, вообще, придерживались экклектизма, причем они не держались исключительно какой-нибудь определенной системы, выбирая подходящее к ним из всех философских систем и пользовались этим для поддержания и распространения дела христианства.

И не смотря на эти недостатки, александрийская катехизическая школа имела огромное значение для распространения и защиты христианской веры, для библейской критики и экзегетики. Из нее именно вышли величайшие богословы, как Афанасий Великий, этот „отец православия», и величайшие экзегеты и критические исследователи библейского текста, как Ориген.

Кirchen lexikon Wetzer и Welte под сл. Аlexandriniche Schule. Т. I, стр. 524 и сл.; в русской литературе: Дмитриевский, Александрийская школа (Казань, 1884), Д. П. Миртов, Нрав. учение Климента Александр. Спб. 1900 г.

Источник: https://azbyka.ru/otechnik/Lopuhin/pravoslavnaja-bogoslovskaja-entsiklopedija-ili-bogoslovskij-entsiklopedicheskij-slovar-tom-1/235

Ссылка на основную публикацию