Историография, источники древней месопотамии — в помощь студенту

До середины прошлого столетия в распоряжении историков имелись отрывочные, противоречивые и часто искаженные сведения о народах,  обитавших в древности в бассейне Тигра и Евфрата (в Месопотамии).

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!

Оценим за полчаса!

Приходилось пользоваться почти исключительно сообщениями, содержащимися в Библии и у античных (греческих и латинских) авторов.

В разных книгах так называемого Ветхого завета неоднократно упоминаются Вавилония и Ассирия, но интерес к ним носит односторонний характер. Описываются войны и мирные взаимоотношения этих государств с Израилем и Иудеей.

Некоторые сведения о прошлом Вавилонии и Ассирии сохранил знаменитый греческий историк Геродот, посетивший в  середине V в. до н. э. ряд восточных стран.

К сожалению, «отец истории» (как прозвали этого автора уже в древности) не был знаком с языками древневосточных народов и пользовался услугами переводчиков, которые рассказывали любознательному иностранцу всевозможные предания и занимательные анекдоты, путая, а иногда сознательно искажая события прошлого.

О Шумере, Аккаде и Старовавилонском царстве они вообще ничего не помнили. Из нововавилонских царей помнили только самого последнего – Набонида, а сооружения, оставшиеся от Навуходоносора (правившего за 100 лет до путешествия Геродота), приписывали царице Нитокриде, которая в повествовании греческого историка заняла место своего знаменитого супруга.

Создателем Ассирийского царства Геродот считал какого-то неведомого Нина (личность абсолютно легендарную). Зато упомянутая «отцом истории» ассирийская царица Семирамида оказалась вполне реальной личностью.

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!
Читайте также:  Внебиржевой рынок - в помощь студенту

Оценим за полчаса!

Когда были открыты и прочтены подлинные ассирийские документы, то выяснилось что в конце IХ в. до н. э. в Ассирии правила  в малолетство своего сына царица Шаммурамат. Ее имя греки переделали в Семирамиду.

Довольно хорошо описывает Геродот экономику долины Тигра и Евфрата (роль ирригации, использование речных судов для торговли с Арменией и т. д.), а также быт населения. Правда, и тут дело не обходится без искажения. Преувеличивается плодородие страны (дававшей будто бы урожай сам-300).

Приводится ряд занимательных бытовых анекдотов, не имеющих исторической ценности.

Конечно, Геродот не был виноват, что не имел доступа к архивам и библиотекам древневосточных стран и должен был ограничиваться устной традицией, передававшейся ему случайными и порой недобросовестными собеседниками.

Другие античные историки и географы также приводили далекие воспоминания о прошлом Вавилонии и Ассирии, перемешанные с легендами и нравоучительными рассказами о той же Семирамиде, совершившей будто бы поход в Индию, или об изнеженном и развратном Сарданапале, при котором погибла Ассирийская держава.

Гораздо больше сведений имея вавилонский жрец Берос, который жил и писал в III в. до н. э. когда его страна находилась под греко-македонским господством. Он написал для чужеземных завоевателей «Вавилонскую историю» в трех книгах на греческом языке.

Начав с мифических «допотопных» времен (1-я книга), он перешел к реальным событиям и довел свое изложение до завоевания Вавилонии Александром Македонским.

Поскольку Берос был образованным вавилонянином, он мог использовать подлинные письменные источники, хранившиеся в вавилонских храмах.

В объяснении исторических событий Берос проявил ярко выраженную религиозную тенденцию. Труд Бероса до нас к тому ж в отрывках, что также снижает его ценность.

В заключение можно сказать, что всех этих сведений, изложенных на еврейском, греческом, латинском языках, было явно недостаточно для воссоздания истории древней Месопотамии. Все эти данные характеризуют главным образом события I тысячелетия до н. э., да и то с большими лакунами и искажениями.

Только восстановление забытых языков, на которых говорили древние обитатели долины Тигра и Евфрата, могло открыть возможность углубленного изучения их истории: Для этого нужно было прежде всего расшифровать так называемую клинопись, которая совершенно вышла из употребления почти две тысячи лет тому назад (в I в. н. э.) Большинство клинописных текстов было погребено глубоко под землей, но некоторые из них сохранились на поверхности скал или на стенах полуразрушенных зданий.

Уже в XVII-XVIII вв. н. э. в Европу стали проникать сведения о странных знаках, покрывающих каменные плиты в развалинах Персепольского дворца (в юго-западном Иране).

Это были группы клиньев, то параллельных, то пересекающихся, то идущих вкось.

Находились путешественники, которые принимали их за узоры, другие догадывались, что перед ними надписи, но понять их не могли («Никто не может сказать, что это за письмена и на каком языке», — писал один из путешественников).

Несколько копий этих надписей было привезено в Европу, и начались попытки их изучения. Прежде всего было установлено, что сделаны они на трех языках. Эта догадка впоследствии подтвердилась. Древнеперсидские цари, столицей вернее, одной из столиц которых был Персеполь, приказывали высекать свои надписи на персидском, эламском и вавилонском языках.

Первый шаг к прочтению знаков одной из этих систем клинописи (самой легкой — персидской) сделал немецкий учитель Гротефенд. Ему удалось определить в надписях группу знаков, обозначающую слово «царь», и прочесть затем царские имена Дария и Ксеркса. Всего Гротефенду удалось правильно разгадать девять алфавитных знаков.

Гораздо дальше двинул дело Г. Роулинсон — английский офицер, прикомандированный к правительству персидского шаха. Выполняя свои военные, дипломатические и агентурные обязанности, он совершал частые путешествия по Ирану имел возможность знакомиться с подлинными памятниками.

Ему удалось с большим трудом снять копию огромного клинописного текста, высеченного на отвесном склоне Бехистунской скалы (близ западной границы Ирана на высоте около 100 метров).

На кропотливую работу по ее изучению ушло 12 лет (1835-1847 гг.), но зато результаты оказались  превосходящими всякие ожидания.

Это была надпись того самого Дария, имя которого  прочел Гротефенд; и на тех же трех языках.

На этот раз удалось разгадать не 9, а несколько сот знаков и сверить персидский текст с параллельными (вавилонским и эламским). Делу помогло то обстоятельство, что корни вавилонских слов оказались весьма близкими к соответствующим еврейским и арабским.

Конечно, Роулинсон не один проделал всю эту работу. Его продолжателями был ряд исследователей (английских, французских, немецких).

Особенно следует отметить выдающиеся достижения талантливого русского ассириолога М. В. Никольского (1848-1917 гг.), которому удалось проследить происхождение клинописных знаков из первоначального рисуночного письма (пиктограмм).

Первоначально находились еще скептики, которые не верили, что причудливые сочетания клиньев передают какие-то созвучия и понятия. Переводы клинописных текстов, сделанные первыми ассириологами, считались плодом фантазии.

Однако, когда в одной надписи было найдено указание, что у истока Тигра высечены на скале изображения двух ассирийских царей, и снаряженная в указанное место экспедиция действительно обнаружила эти памятники, то всякие сомнения отпали.

Одновременно с филологическими изысканиями производились археологические раскопки, доставлявшие не только памятники материальной культуры, но и десятки тысяч новых текстов. Под бесчисленными холмами, выделяющимися на ровной поверхности долины Тигра и Евфрата, оказались скрытыми развалины давно исчезнувших городов.

В 40-х годах прошлого столетия английский археолог Лэйард раскопал руины ассирийской столицы Ниневии и при обследовании остатков дворца обнаружил огромную библиотеку царя Ашшурбанипала (VII в. до н. э.), состоящую из 20 000 глиняных книг (таблеток, покрытых клинописными знаками).

Историография, источники Древней Месопотамии - в помощь студенту 

Наряду с надписями на вавилоно-ассирийском языке оказалось немало текстов на совершенно особом языке, отличающемся и от семитических и от иранских.

Вскоре выяснилось, что на нем говорил народ, о котором не имели представления ни библейские, ни античные авторы, ибо он исчез еще во II тысячелетии до н. э., слившись с вавилонянами ассирийцами.

Однако литературное наследие этого высококультурного народа сохранилось и тщательно изучалось писцами ассирийских царей. С помощью составленных ими словарей, справочников и построчных переводов ученые смогли восстановить шумерский язык, который почти четыре тысячи лет тому назад перестал быть разговорным.

Открытие его было настолько неожиданным, что многие филологи усомнились в самом существовании шумерского народа и считали, что загадочные надписи составлены на искусственном языке, специально изобретенном для записи секретных сведений и религиозных тайн.

Шумерская письменность называлась криптографией (тайнописью). В дальнейшем эти сомнения не подтвердились.

В 70-х годах прошлого века французская археологическая экспедиция раскопала развалины шумерского города Лагаша, где были найдены изображения самих шумеров с их своеобразными внешними чертами и многие надписи на их языке без каких-либо переводов. В их числе были договоры, списки продуктов и другие деловые документы, которые не было никакого смысла засекречивать.

В конце XIX в. был раскопан главный центр Двуречья — Вавилон, окруженный двойной стеной, и изрезанный сетью каналов. От укрепленного дворца шла широкая парадная улица, окаймленная высокохудожественными, многоцветными с фигурами львов и других зверей («Священная дорога»). Она вела к храму с семиэтажной уступчатой башней (зиккуратом).

Все эти строения относятся к поздней стадии существования города (VII-VI вв. до н. э.). Более ранние сооружения исчезли (в результате неоднократных разгромов и пожаров).

Зато от Старовавилонского царства дошел до нас ценнейший памятник, найденный за пределами страны, в столице соседнего государства Элам — городе Сузах, куда он попал в качестве военного трофея. Это был черный базальтовый столб с начертанными на нем законами вавилонского царя Хаммурапи. Его обнаружили в самом начале XХ в.

французские археологи, раскапывавшие развалины эламской столицы. Из более поздних раскопок следует отметить открытие гробниц в шумерском городе Уре и огромного дворца в семитском городе Мари (к северо-западу от Вавилона).

Изыскания археологов и филологов создали базу для изучения истории народов древней Месопотамии. Изучалась главным образом политическая и культурная история страны. В центре внимания ученых оказались войны и строительная деятельность царей, а также мифы и легенды о богах и героях. Английский ассириолог Дж.

Смит (простой наборщик, ставший благодаря упорному труду и энергии крупным ученым) открыл текст вавилонского мифа о потопе, послуживший прообразом соответствующего библейского мифического повествования. Немецкий семитолог и ассириолог Ф.

Делич пытался почти все содержание Ветхого завета свести к заимствованиям из Вавилона, что, конечно, является преувеличением.

Еще дальше пошел другой немецкий востоковед — Г. Винклер, возглавивший школу панвавилонистов. Вавилонский народ оценивался этой школой исключительно одаренным по своей природе, распространившим свое влияние вплоть до Китая и Южной Америки. Все эти крайности подверглись суровой критике со стороны других исследователей (в том числе крупнейшего русского востоковеда Б. А. Тураева).

Однако нельзя отрицать значительные достижения Вавилонии в различных сферах экономики и духовной культуры и ее влияния на ряд других стран (хотя далеко не в таких фантастических масштабах, как утверждали панвавилонисты).

Надо также учитывать, что многие литературные сюжеты и научные открытия вавилоняне восприняли от шумеров (это неоспоримо доказал американский шумеролог С. Н. Крамер).

К социально-экономической истории народов древней Месопотамии интерес появился не сразу. Лишь в конце прошлого века М. В Никольский обратил внимание на документы хозяйственной отчетности Шумера и Аккада и изучил их. В изучении юридических документов древнего Двуречья много сделал русский ученый — И. М. Волков.

Вопрос о социальной структуре шумерского и вавилоно-ассирийского общества вызывал много споров и в зарубежной и в русской науке.

Многие историки искали в древней Месопотамии характерные явления средневековья и даже нового времени (крепостное право и его отмену, ленную систему, появление капиталистических предприятий, банков и т. д.).

Особенно в этом отношении увлекались немецкие циклисты Эд. Мейер и М. Вебер. Последний даже заявлял, что Вавилония «с самого начала» была капиталистической страной.

На иной путь исследования встал советский историк В. В. Струве, который детально изучил царско-храмовые поместья Шумера конца III тысячелетия до н. э. и установил, что в них преобладала эксплуатация рабского труда. Его перу также принадлежат ценные исследования о расширении круга полноправных жителей в древнем Двуречье, о борьбе за ограничения рабства-должничества и т п.

Большое значение имеют капитальные работы И. М. Дьяконова, в частности разработка им проблемы земельных отношений, развития и разложения патриархальной семьи и сельской общины, политического строя Шумера, Вавилонии и Ассирии.

Из других советских ассириологов и шумерологов следует упомянуть В. К. Шилейко, А. П. Рифтина, Л. А. Липина, Н. Б. Янковскую, В. А. Як6сона, А. Г. Кифишина, Р. А. Грибова, В. А. Белявского, С. С. Соловьеву.

—Источник—

Редер, Д.Г. История древнего мира. Часть 1/ Д.Г. Русин [и д.р.]. – М.: Просвещение, 1970.-  287 с.

Предыдущая глава ::: К содержанию ::: Следующая глава

Источник: https://big-archive.ru/history/ancient_history/7.php

19. Источники и историография истории цивилизаций Месопотамии

Основными источниками
по истории Древней Месопотамии являются
памятники материальной культуры,
письменные документы и литературные
произведения, труды античных авторов.

Памятники материальной
культуры. Найденные при раскопках
древнейших поселений орудия труда,
остатки жилищ, погребения, зерна и кости
животных, украшения, статуэтки содержат
большой информативный материал о ранней
истории Месопотамии.

Письменные источники
появляются на рубеже IV-—III тысячелетий
до н. э. Они делятся на несколько видов:
хозяйственные, юридические, дипломатические
документы, записи летописного характера
и др.

Самый большой сборник
законов, состоящий из введения, основной
части, насчитывающей 282 статьи, и
заключения, дошел от времени вавилонского
царя Хаммурапи (XVIII в. до н. э.). Сначала
он был записан на глиняных табличках.

Потом был высечен на черном базальтовом
столбе, увенчанном вверху рельефом с
изображением царя-законодателя в
молитвенной позе перед богом Солнца,
правды и справедливости Шама-шем,
вручающем ему символы власти. Столб с
законами Хаммурапи нашли французские
археологи в 1901 г.

при раскопках эламской
столицы — города Сузы, куда он попал в
виде военного трофея эламитов в XII в. до
н. э.

Вероятно, в шумерской
поэме «Гильгамеш и Ага» содержатся
реальные сведения о борьбе за освобождение
Урука от гегемонии Киша и политическом
строе древнейшего Урука. Сохранились
аккадские легенды о царе Саргоне Древнем,
основателе Аккадского царства, и т. д.

Некоторые сведения
о социальных отношениях, семье, психологии
древних обитателей Месопотамии можно
почерпнуть из произведений «малого»
жанра: пословиц и поговорок. Например,
«Сильный человек живет руками своими,
а слабый — ценою своих детей».

Читайте также:  Учение гераклита - в помощь студенту

Исторические
сведения можно почерпнуть из литературных
памятников Шумера, Вавилонии и Ассирии.
Настоящим кладезем их является «Эпос
о Гильгамеше», полный текст которого
был обнаружен в царской библиотеке
Ниневии и датируется началом II тысячелетия
до н.

э.

В числе важных
чужеземных источников по истории
Месопотамии следует назвать Библию. В
ней содержатся рассказы о походах в
Восточное Средиземноморье ассирийских
и нововавилонских царей, о взаимоотношениях
государств Палестины и Месопотамии.
Используя Библию как источник, необходимо
учитывать ее политическую и 
религиозную  тенденциозность.

Произведения античных
авторов. Античные авторы оставили яркие
описания природы Месопотамии, особенностей
ее климата, обычаев населения, религиозных
верований, достижений культуры, а также
исторических преданий.

Самые подробные
сведения содержатся в труде греческого
историка Геродота (VB. до н. э.), который
совершил путешествие по Месопотамии.
Наиболее ценными являются его сведения
о самой стране.

В труде Иосифа Флавия
«Иудейские древности» (I в. н. э.), в котором
освещаются взаимоотношения Ассирии и
Вавилона с государствами Палестины,
дается яркая картина раздела «ассирийского
наследства» между Вавилонией и Мидией
и столкновения их интересов с Египтом. 
Однако необходимо иметь Б виду, что
Иосиф Флавий исходил из библейской
концепции мировой истории.

Историография

Дешифровка клинописи.
Первое научное путешествие в Месопотамию
и Персию было предпринято в XVIII в. датским
ученым К. Нибуром, который привез в
Европу копии клинообразных надписей
из дворца в Персеполе. Он пришел к выводу
о наличии в них трех систем письменности
с различным количеством знаков.

Дешифровка началась
с простейшей системы с наименьшим
количеством знаков. В 1802 г. немецкий
учитель классических языков Г.

Гротефенд
предположил, что эти надписи принадлежат
персидским царям династии Ахеменидов,
и на одной из них прочел имена Дария и
Ксеркса, а также отца Дария — Гистаспа.

Таким образом, он дешифровал около 10
клинописных знаков из 39 и установил,
что одним из языков надписей является
древнеперсидский. Что касается двух
других частей надписей, то одну он верно
определил как вавилонскую (аккадскую),
другая впоследствии была определена
как эламская.

Большой вклад в
дешифровку клинописи независимо от Г.
Ф. Гротефенда внес в 30—40-е годы XIX в.
английский офицер и дипломат Г. Раулинсон,
многие годы работавший на Ближнем
Востоке. В Иране близ Хамадана (древняя
столица Мидии — Экбатаны) он обнаружил
огромную трехъязычную надпись персидского
царя Дария I на Бехистунской скале. К
1847 г.

ему удалось из более чем 600 знаков
вавилонской части надписи определить
250. Европейские ученые Ж. Опперт, Э. Хинкс
и другие также внесли значительный
вклад в дешифровку аккадской клинописи
уже на материале текстов глиняных
табличек из Месопотамии. К 1855 г.

была
дешифрована и третья часть Бехистунской
надписи, написанная клинописью на
эламском языке.

В 90-х годах XIX в.
немецким ученым Ф. Деличем были созданы
грамматика и словарь аккадского языка.

Успехи в дешифровке
клинописи обеспечили признание новой
отрасли исследований, которая получила
название ассириологии

Постепенно создавалась
школа советских исследователей-ассириологов.
Среди них видное место занимает И. М.
Дьяконов, в центре исследований которого
стоит социально-экономическая история
Древней Месопотамии. Советская
ассириология 50—80-х годов разрабатывает
многие научные проблемы.

Среди них
ведущее место занимает проблема
социально-экономических отношений в
Месопотамии. Она нашла свое развитие в
трудах М. А. Дандамаева, исследовавшего
рабство и другие формы зависимости в
Вавилонии позднего периода.

Проблема
перехода от первобытнообщинного к
раннеклассовому обществу решается на
обширном археологическом материале
Месопотамии в трудах В. М. Массона.

В настоящее время
советскими учеными успешно разрабатываются
вопросы государства и права, литературы,
искусства Месопотамии, издаются
клинописные документы, хранящиеся в
музейных собраниях СССР.

Источник: https://studfile.net/preview/2230322/page:11/

Билет 19.Источники, историография и переодизация Древнего Двуречья

⇐ ПредыдущаяСтр 16 из 38Следующая ⇒

Источники по истории древней Месопотамии составляют три основные группы: 1) памятники древневосточной письменности, 2)памятники материальной культуры и 3) свидетельства античных авторов.

Наибольшее значение для историка имеют древневосточные документы, так как они фиксируют факты социально-экономической истории, политические события и отражают уровень развития культуры того времени. Большое значение имеют также и памятники материальной культуры, свидетельствующие об уровне развития хозяйства, техники и быта народов Месопотамии.

Меньшее значение имеют свидетельства античных авторов. Однако ими не должен пренебрегать современный исследователь, располагающий более надёжными и полными источниками.

Античные авторы были свидетелями последних веков существования цивилизаций древнего Востока. Они многое наблюдали лично, о многом были осведомлены благодаря ныне утерянным источникам. Свидетельства античных авторов во многом подтверждаются подлинными памятниками древневосточной письменности.

Наконец, античные авторы стояли на более высоком уровне культурного развития, чем представители древневосточного мира. Но современный историк должен подходить к изучению трудов греческих и римских писателей с большой критической осторожностью.

Свидетельства античных авторов необходимо всегда сопоставлять с соответствующими показаниями древневосточных документов и памятников. Современный исследователь обязан учитывать тенденцию того или иного писателя, в частности историка древности, характер его мировоззрения.

Наконец, следует учесть и ту степень модернизации, которую вносит античный автор в своё повествование.

Среди греческих историков, писавших о древнем Востоке, выделяется Геродот, которого по праву называют «отцом истории». Свой обширный труд Геродот (около 480—425 гг. до н. э.) посвятил истории греко-персидских войн.

Стремясь возможно подробнее охарактеризовать грозного врага эллинов — Персидское государство, Геродот тщательно описывает природу, обычаи, религиозные верования, культуру и историю стран и народов, входивших в состав персидской деспотии.

Для своего труда Геродот использовал главным образом рассказы жрецов и проводников, а также собственные наблюдения, которые он вёл во время своих путешествий по Востоку.

Хотя Геродот не знал древневосточных языков и не мог строго критически подойти к источникам, однако в его труде мы находим первые начатки научной критики. Подробно описав Персию и Египет, автор отвёл Месопотамии сравнительно мало места, предполагая посвятить истории Ассирии специальный труд, который, однако, им не был написан.

Пытаясь всегда давать разносторонний историко-культурный очерк, Геродот описывает естественные условия Двуречья, обращая особенное внимание на искусственное орошение, на использование и культуру полезных растений, а также на плодородие почвы, которое он сильно преувеличивает.

Говоря о быте и обычаях народов Месопотамии, Геродот рассказывает о кораблестроении, во дном транспорте и торговле, описывает одежду, пищу, способы лечения, погребальные и брачные обычаи.

Особенно подробно описывает Геродот главный город Месопотамии Вавилон, который он считает «самым знаменитым и самым укреплённым городом страны». Очерк политической истории Месопотамии, данный Геродотом, отличается крайней краткостью и состоит из описания случайных и отчасти легендарных эпизодов.

Подробно описывает Геродот строительную деятельность Семирамиды и Нитокриды, взятие Киром Вавилона, восстание вавилонян при персидском царе Дарий, поход ассирийского царя Синахериба на Египет.

Широко используя в своём рассказе древние мифы и народные сказания, Геродот часто выдаёт их за исторические факты. Так, основателем ассирийского царства Геродот считал Нина, сына Бэла, происходящего из рода Гераклидов. Однако при тщательном критическом анализе труда Геродота современный историк может использовать многие факты, им описанные.

Геродот с большим уважением отзывается о культуре древневосточных народов и отмечает влияние древнего Востока на античный мир. Упоминая о солнечных часах и делении дня на 12 частей, Геродот говорит, что «всё это эллины заимствовали от вавилонян».

Значительно меньшее научное значение имеют свидетельства Ктесия Книдского, родившегося во второй половине V в. до н. э. Ктесий внёс в свой очерк ассирийской истории множество народных легенд, как, например, легенду о мудром Ахикаре, везире Синахериба и Асархаддона, о Нине и Семирамиде, основателях ассирийского царства, и др.

Все эти легенды образуют пёструю смесь восточных сказаний с более поздними греческими версиями. Однако в некоторых случаях Ктесий мог опираться и на более достоверные источники, в частности на царские пергаментные свитки, которые он имел возможность изучать в царских архивах в Сузах, куда он имел доступ в качестве придворного врача персидского царя Артаксеркса.

Труд Ктесия не сохранился до наших дней. Отдельные выдержки из Ктесия сохранились у Диодора.

Диодор, живший в I в. до н. д., широко использовал в своей «Исторической библиотеке» различные труды своих предшественников, в частности Геродота и Ктесия. Особенно подробно описывает Диодор легендарную жизнь и деятельность основателей Ассирийского царства Нина и Семирамиды.

Некоторый интерес в труде Диодора представляет описание Вавилона, в частности тех художественных изображений, которые покрывали стены вавилонских дворцов и были обнаружены при раскопках Вавилона.

Наконец, заслуживает внимания и то описание халдейской астрологии и астрономии, которое сохранилось в труде Диодора.

Сведения из истории древнего Двуречья сохранились в «Географии» Страбона, жившего в I в. до н. э. и в I в. н. э. В своём труде Страбон дал описание естественных условий Месопотамии, обратив внимание на периодические разливы Тигра и Евфрата и на необходимость организации сети искусственного орошения.

Многие наблюдения Страбона представляют значительный интерес, однако в некоторых случаях его описания страдают большими преувеличениями. Так, Страбон преувеличивает плодородие почвы Месопотамии и широкое хозяйственное применение финиковой пальмы.

Страбон подробно описывает обычаи и одежду вавилонян, брачные и погребальные обычаи, во многом следуя в этих рассказах Геродоту.

В труде Страбона сохранились интересные описания Вавилона, обсерватории, халдейских звездочётов в Вавилоне, а также исторические легенды, как, например, широко распространённые в античной историографии легенды о Нине и Семирамиде.

Поэтому нет ничего удивительного, что эти легенды переходили из поколения в поколение и сохранились в более позднее время. Средневековые историки передали их вместе с прочими скудными свидетельствами античных историков тем учёным, которые на заре нового времени воскресили интерес к давно забытым народам и культурам древневосточного мира.

Особое место среди античных историков, писавших о древних народах Передней Азии, занимает вавилонянин Берос, живший в IV—III вв. до н. э. Будучи жрецом храма Мардука в Вавилоне, Берос имел доступ к храмовым архивам, что облегчало его работу.

Как современник Александра Македонского и первых Селевкидов он был причастен к греческой культуре и мог охарактеризовать вавилонскую историю и культуру с точки зрения образованного грека того времени. Всё это дало возможность Беросу составить большой исторический труд на греческом языке, содержащий очерк вавилонской истории и мифологии. Труд Бероса состоял из трёх книг.

В первой книге, озаглавленной «Мудрость», были изложены вавилонские мифы. Во второй книге излагалась история Месопотамии от легендарного потопа до царствования царя Пула (т. е. ассирийского царя Тиглатпаласара III). В третьей книге описывалась история Месопотамии до смерти Александра Македонского. К сожалению, труд Бероса целиком не сохранился.

До нас дошли лишь отрывки и цитаты, сохранившиеся у Иосифа Флавия и у других писателей. Эти отрывки содержат сказания о первобытных временах, о потопе, о патриархах, о Синахерибе и Навуходоносоре.

Билет 20.Древнейшие государства Месопотамии (Шумер и Аккад)

Середина III тысячелетия до н.э. была отмечена энергичным заселением Двуречья скотоводческими семитскими племенами, и до того в немалом количестве проникавшими в Шумер.

Их поселения на севере стали активно заимствовать достижения шумерской цивилизации, сближаясь с ней по уровню развития (впрочем, аналогичный процесс шел, видимо, и в соседнем с Шумером Эламе, расположенном к востоку от него).

Представителем и выразителем активной наступательной политики семитских племен стал в конце XXIV в. Саргон (Саргон Древний, или Аккадский). По преданию, он был незаконнорожденным младенцем, выловленным в корзине в реке и воспитанным чужими людьми*.

Поступив на службу к правителю Киша, Саргон быстро выдвинулся, а после гибели Киша выкроил себе собственное государство и стал успешно воевать с соседями. Затем Саргон провозгласил себя лугалем выстроенного им на севере Шумера нового города Аккада.

* Довольно частый легендарно-мифологический сюжет, известный в истории многих народов. В частности, он использован в Библии при описании судьбы пророка Моисея.

Вступив в длительную войну с Лугальзагеси, Саргон успешно довел ее до конца, объединил под своей властью Шумер и Аккад и стал правителем большого государства, состоявшего из многих десятков региональных подразделений бывших городов-государств, В успехах Саргона большую роль сыграла созданная им армия: едва ли не впервые в истории в руках именно этого завоевателя оказалась крупная боевая сила профессиональных воинов (5400 человек), каждый из которых за свою службу получал надел и жил за счет дохода от него. Неудивительно, что после создания единого государства Саргон сумел подчинить себе соседний Элам и совершил ряд успешных походов на север и северо-запад.

Возникновение крупного централизованного государства привело к концентрации в руках его правителя всей полноты власти.

Храмы с их жрецами, хозяйством и обслуживающим персоналом, равно как и возникавшие параллельно с ними и во многом на основе той же модели царские хозяйства, за счет которых выделялись наделы воинам и иным служащим, были основой экономического могущества центра.

Рента-налог с общинников, дань с покоренных соседей и повинности населения были основой нормального функционирования структуры в целом. При этом усиление роли государственного хозяйства и приток дани извне объективно способствовали росту престижного потребления верхов, следствием чего стал заметный процесс приватизации.

Вначале он выявлялся на уровне верхов и реализовывался в форме индивидуального накопления имущества — как в результате войн, так и в ходе обменных операций тамкаров. Важную роль играл при этом приток пленных иноплеменников, превращаемых в рабов, чей труд использовался практически почти бесплатно.

Государство Саргона просуществовало недолго. Уже при его сыновьях и внуке Нарамсине, успешно продолжавших его политику, стали заметны признаки упадка: региональный сепаратизм и недовольство покоренных давали себя знать, все чаще приходилось подавлять восстания.

Нарамсин (Нарам-Суэн) принял ряд мер, укреплявших администрацию центра; он велел даже официально именовать себя богом, а прежних наследственных энси заменил назначаемыми чиновниками.

Но уже при его сыне пришедшее в упадок Аккадское государство пало под натиском появившихся с территории Ирана племен кутиев (гутеев), которые стали управлять завоеванной ими Месопотамией с помощью назначавшихся ими из числа прежних региональных правителей-энси наместников. В руках некоторых из них оказалась немалая власть.

Так, заметно выделялся среди других энси Гудеа в Лагаше, откупавшийся от кутиев данью и сосредоточивший в своих руках власть почти над всей Южной Месопотамией. Правление Гудеа отличалось, в частности, размахом ирригационного и храмового строительства и значительным развитием торговых связей с различными районами Ближнего Востока, вплоть до Индии.

На рубеже XXII-XXI вв. власть кутиев пала, и во главе нового «царства Шумера и Аккада» стали представители очередной, третьей, династии Ура.

Вновь вступило в полосу расцвета царско-храмовое хозяйство, была проведена работа по унификации мер и весов, что в немалой степени способствовало ускорению процесса приватизации.

Все большее количество людей оказывалось вне общины и вынуждено было продавать свой труд в качестве батраков-наемников либо обрабатывать чужие наделы (воинов, храмовых служащих, иных должностных лиц, включая и правителей) на правах аренды.

В качестве всеобщего эквивалента начали использовать серебро, весовая мера которого — сикль (ок. 8 г) — стала единицей денежного измерения. Развивались товарно-денежные отношения, сфера распространения которых уже не ограничивалась престижным потреблением верхов, но все заметней затрагивала ремесло, даже недра крестьянской общины.

Главы общинно-клановых групп («домашних общин»), распоряжавшиеся коллективным имуществом группы, подчас уже включавшей в себя не только ближайших родственников, но также и чужаков, рабов-слуг, получили возможность приобретать товары, накапливать и реализовывать продукты труда домочадцев. В общине стало все более заметным имущественное расслоение, деление на богатых и бедных, что вело к экономическому противостоянию: неимущие нуждались в кредите, имущие становились ростовщиками. Не имея возможности вернуть долг, бедняки всеми правдами и неправдами (продажа земли официально еще не была разрешена) стремились отдать вместо него землю, которую богатые с удовольствием брали. В общине появлялись безземельные. Часть их уходила в сферу царско-храмового хозяйства, другие при нужде продавали себя в кабалу — появлялось долговое рабство.

Читайте также:  Учет недостач и порчи, обнаруженных при приемке материалов - в помощь студенту

Все эти процессы, активно проявившие себя в годы правления третьей династии Ура, вызвали сильное и вполне оправданное беспокойство централизованной администрации, которая достаточно хорошо осознавала, что их дальнейшее развитие может привести к разложению общины, уменьшению налогоплательщиков, росту численности нищих и бедных и тяжелым грузом ляжет на казну. Поэтому, начиная с наиболее ранних установлений, дошедших до нас как раз от эпохи третьей династии Ура (законы Ур-Намму, законы из Эшнунны), администрация озабочена тем, чтобы ограничить богатеющего собственника, не дать ему в обиду разорившихся, строго определить цену наемного труда, размер ростовщического процента, условия содержания частного раба и т.п. И хотя законы при этом охраняли право собственности на имущество, включая и рабов, они же отстаивали право обиженного либо пострадавшего на соответствующую материальную компенсацию. В целом же нельзя не заметить, что главное содержание правовой нормы сводилось к поддержанию статуса основного населения. Пусть раб из числа иноплеменников был лишен многих прав и подчас наказывался по весьма строгой норме (хотя и ему не воспрещалось иметь семью и даже имущество), это не должно было относиться к рабам-должникам из числа соплеменников. Их нельзя было продавать за пределы страны, и они чаще всего приравнивались по положению к младшим членам семьи.

Правители третьей династии Ура, начиная с сына основателя династии Ур-Намму, Шульги, официально именовали себя богами, причем их реальный статус действительно был близок к положению обожествлённого монарха.

Власть правителя была в высокой степени централизована; региональные подразделения, бывшие протогосударства (города-государства), управлялись назначаемыми из центра наместниками, которые по традиции именовались энси.

Подобно Саргону и Саргонидам, правители Ура имели хорошо организованную профессиональную армию, причем часть ее составляли наемники из числа воинственных кочевников-амореев. Наряду с армией возникли уже и иные элементы принуждения, в частности суд, для нужд которого и был разработан судебник Ур-Намму.

Необходимо подчеркнуть, что приток пшенных иноплеменников и разорение общинников вследствие процесса приватизации были одной из важных причин расцвета царско-храмового хозяйства в его невиданной прежде форме псевдолатифундий, обрабатывавшихся организованными в рабочие отрады зависимыми земледельцами, гурушами («молодцами») и нгеме (гим; рабынями).

Это не только способствовало укреплению позиций централизованной администрации, но и вызвало к жизни море должностной отчетности: примерно половина всех дошедших до нас клинописных табличек (около 100 тыс.) касается государственного хозяйства третьей династии Ура. Можно считать, что «царство Шумера и Аккада» конца III тысячелетия до н.э.

было своего рода апогеем торжества структуры, порожденной абсолютным господством власти-собственности и централизованной редистрибуции. Едва ли не большая часть населения страны, оказавшаяся в силу разных причин выбитой из привычной жизни сельских общин, заняла место тружеников-поденщиков в гигантской системе царско-храмовых псевдолатифундий, где труд и быт были построены по нормам казарменного коммунизма.

Абсолютное господство такой структуры на этом, впрочем, и кончилось, ибо рядом с государственной возникла иная форма хозяйства, основанная на частной собственности, появление и упрочение которой знаменовали серьезную трансформацию экономики общества.

Кризис государственного хозяйства (коммунистической казармы) и укрепление частного сектора в Двуречье вызвали постепенное ослабление централизованной власти, усугублению которого способствовали нашествие воинственных пастухов-амореев, а затем также и эламитов.

Третья династия Ура на этом прекратила свое существование.

⇐ Предыдущая11121314151617181920Следующая ⇒

Рекомендуемые страницы:

Источник: https://lektsia.com/7×548.html

Историография, источники Древней Месопотамии

Как и всякая человеческая цивилизация, Месопотамия оставила после себя обширный пласт информации, которая помогает сегодняшним исследователям ознакомиться с особенностями жизни, быта, культа древних жителей долины двух рек.

Источники, проливающие свет на историю Месопотамии делят на две группы — материальные и письменные.

К материальным источникам относят артефакты, найденные при раскопках городов, храмов, дворцов, гробниц, зиккуратов – ступенчатых башен. Археологические исследования городов Двуречья начались в середине XIX века, инициированные Боттом, и сразу увенчались грандиозным открытием: в Хорсабаде были найдены развалины дворца царя Ассирии Саргона. В 1845-1857 гг. Лэйярд открыл остатки дворцов двух ассирийских столиц – Ниневии и Калахи IX—VII вв. до н. э. Здесь были обнаружены скульптурные группы, статуи, барельефы со сценами повсœедневнои̌ дворцовой жизни, охоты, военных действий. Кроме , раскопки дали богатый материал исследования культуры и истории ассирийского государства: исследования найденного оружия, украшений, предметов быта позволили ученым разобраться в особенностях жизни ассирийцев.

Во второй половине XIX века при раскопках древне шумерского города Лагаша в Южнои̌ Месопотамии был найден целый архив глиняных клинописных табличек.

Дополнительный материал 1

Систематически проводились раскопки в начале XX века в крупных городах Месопотамии: Уруке, Джемдет-Наср, Уре, Эшнунне, Мари. В первых двух были обнаружены древнейшие археологические культуры эпохи неолита.

В Уре археологи открыли две гробницы шумерских правителей ІІІ тыс. до н.э. – царя Мескалам-дуга и царицы Шубад.

Захоронения принесли большое количество ценных ювелирных изделий высокого уровня мастерства, оружия и погребальных обрядовых предметов.

Письменные источники истории Междуречья появляются в IV–III тыс. до н. э. и делятся на несколько видов.

Хозяйственные документы позволяют восстановить систему экономики и социальных отношений: глиняные таблички с клинописью по содержанию являются документами хозяйственнои̌ отчетности, и содержат информацию об учете продуктов, количестве рабочих; документы торговых домов или купцов рассказывают о сделках, займах, расписках и проч. Обычно, ϶то архивы документов в несколько десятков тысяч табличек, которые находят в городах при храмовых или государственных хозяйствах.

Серединои̌ ІІ тыс. до н. э. датируется судебник ᴎɜ Ашшура – сборник среднеассирийских законов древнейшей столицы государства; и серединои̌ І тыс. до н.э. – фрагменты законов Нововавилонского царства, составленные, возможно, во время правления Навуходоносора ІІ .

Исторический интерес представляют необычные источники – запросы царей к оракулам определения исхода важных событий или предсказания судьбы.

В государствах Двуречья существовал особый вид документации – царские списки, куда вносился перечень царей, в Ассирии – верховных чиновников. Такие списки помогают установить хронологию царствования и историю древней Месопотамии. Собственно исторические труды появились в Междуречье куда позднее, в IV–III вв. до н. э.

Дополнительный материал 2

Отдельную специфическую группу источников истории представляют памятники словесности. К ним относят эпические поэмы о Энмеркаре, Гильгамеше, легенды о правителях; пословицы и поговорки.

Античные авторы так оставили большое количество описаний Месопотамии, её природы, истории, климата, верований и культуры. Подробные сведения содержатся в ʼʼИсторииʼʼ Геродота ( V век до н. э.).

После путешествия по стране, он подробно описал её в своем труде, вместе с ᴛᴇᴍ что касается истории Ассирии и Вавилона, то первая изобилует мифическими фигурами царей (Нин, царица Семирамида, Сарданапал) и упоминает лишь одну реальную фигуру – Синаххериба, то вторая и вовсœе ограничивается приписыванием всœех великих деяний и сооружений легендарнои̌ царице Нитокриде.

Ксенофонт так побывал в Месопотамии в конце V века до н. э., но в ᴇᴦο произведениях ʼʼКиропедияʼʼ и ʼʼАнабасисʼʼ встречаются скудные описания истории страны, но весьма обширные – природы долины Тигра и Ефрата, народов страны и их обычаев.

В ʼʼГеографииʼʼ Страбона ( I в. до н. э.— I в. н. э.), Месопотамии посвящена отдельная XVI книга, ϶то один ᴎɜ богатейших источников сведений о стране в стане античных авторов.

Удачное расположение в центре ближневосточного и средневосточного мира, позволило Месопотамии поддерживать контакты со многими странами, по϶тому на их территории так можно обнаружить множество свидетельств о её истории, быте и культуре. К примеру, во время раскопок при сирийском Алеппо (Халпа) был обнаружен шумерский архив ІІІ тыс. до н.э., состоящий ᴎɜ литературных текстов, учебников, деловой, торговой и государственнои̌ документации.

В числе источников ᴎɜ других стран стоит так назвать Библию, которая рассказывает о походах ассирийских и нововавилонских царей в Восточное Средиземноморье, об межгосударственных отношениях Палестины и Месопотамии.

Историография Древней Месопотамии

Археологические раскопки и расшифровка клинописи позволила ученым начать изучать историю и культуру древней Месопотамии, а так как их внимание сперва привлекла Ассирия, то новая дисциплина получила название ассириология. Позднее круг её интересов расширился за счет исследования шумерских и вавилонских памятников, но название сохранилось.

Дополнительный материал 3

Первые попытки исследования истории Двуречья относятся к началу XIX века, но всœе сводились к использованию работ античных авторов.

Введение в научный оборот других источников, например, клинописи, позволило изучать язык и письменность шумер, вавилонян и ассирийцев, а так поставить вопрос о происхождении шумер, взаимодействии шумер и вавилонян.

Этими вопросами интересовались Л. Вуллей, Г. Чайльд (Англия), Галеви (Франция), Л. Кинг, С.Н. Крамер (США), Б. Грозный.

Экономической историей Месопотамии, общественным строем, хозяйственнои̌ жизнью, торговлей занимались французские ученые Кюк, Жан Контено, Фрнсуа Тюро-Данжен.

В России отцом русской ассириологии считают М.В. Никольского , который вместе с А.А. Ивановским в конце XIX века работал над изучением памятников урартской культуры; большую ценность составляет ᴇᴦο труд о документах хозяйственнои̌ отчетности архивов Шумера и Аккада, иллюстрирующих социально-экономические отношения древнейших народов Месопотамии.

Следующее поколение русских ассириологов отметилось работой И.М. Волкова, которые осуществил перевод на русский язык сборника законов Хаммурапи, и В.К. Шилейко, которому принадлежит ряд переводов клинописей шумерских правителей, а так религиозных, литературных, астрологических и астрономических текстов.

В советский период стоит отметить академика В.В. Струве о вопросах социально-экономических отношений в Древней Месопотамии, в частности рабства на основе документов хозяйственны отчетов больших храмовых и царских хозяйств времен III династии Ура. И.М.

Дьяконов и Н.М. Никольский исследовали вопросы о формах общины и труде общинников в Двуречье. Академик А.И. Тюменев посвятил свою работу государственному хозяйству древнᴇᴦο Шумера, изучением искусства, материальнои̌ культуры и религии посвящены Н.Д.

Флиттнер.

Источник: http://referatwork.ru/info-lections-55/gum/view/17246_istoriografiya_istochniki_drevney_mesopotamii

Вопрос. Географическая среда. Население. Источники и историография по истории Древнего Двуречья

Географическая среда.Южная часть Месопотамии образовалась постепенно, в результате заполнения Персидского залива наносами Тигра и Евфрата. Морские воды все больше отступали на юг, уступая место болотистой равнине.

Только в период новокаменного века в Двуречье начинают проникать жители окрестных возвышенностей гонимые в эту неблагоприятную для жизни страну тяжелой необходимостью.

Главным богатством Двуречья была рыба, кишевшая в огромном количестве в реках и озерах, а также водоплавающая птица. Из соседних степей забегали дикие быки, газели, онагры, страусы и мелкая дичь. Самыми опасными хищниками были львы.

Главным занятием древнейших обитателей были охота и рыболовство. В небольших масштабах развивалось также мотыжное земледелие. Небольшие клочки земли между болотами и озерами вскапывались и засевались злаками (ячменем, двухзернянкой и др.

), сажались также овощи (чеснок, лук, огурцы). Очень рано стала выращиваться финиковая пальма, ставшая основным фруктовым деревом Двуречья. Большое значение получил также сезам кунжут, из зерен которого выжимали масло.

Одновременно развивалось скотоводство.

Домашних животных использовали не только для получения мяса и молока. Ослов, а позднее быков научились запрягать в плуги, а также применять для молотьбы зерна.

Открывалась возможность освоения более значительной посевной плошали. Приходилось осушать болота, защищать поля от разливов Тигра и Евфрата, создавать запасы воды в искусственных водохранилищах.

Для этого необходимо было прорывать каналы, сооружать плотины, копать колодцы.

Благодаря труду многих поколений долина Тигра и Евфрата превратилась в плодородную страну, дающую небывалые урожаи.

Труднее обстояло дело с сырьем, необходимым для строительства и ремесла. Значительных, лесных массивов в стране не было. Приходилось использовать стволы пальм, тонкие ивы, а мощные бревна кедров и кипарисов доставлять с большим трудом с отдаленных гор.

На месте имелись в изобилии лишь глина и тростник, и их использовали самыми разнообразными способами. Жилища сплетались из тростника и обмазывались глиной, а позднее складывались из кирпича-сырца.

Многие сельскохозяйственные орудия ухитрялись делать из глины. Именно в Двуречье впервые появились глиняные книги и даже глиняные конверты.

Высушенный трос и шел на всевозможные изделия, а также служил топливом. Развитие сельского хозяйства и ремесла приводило к быстрому росту населения. Появляются значительные селения, и некоторые из них разрастаются в города, окруженные стенами.

Население.Население Двуречья не было однородным в этническом отношении. Дело в том, что страна заселялась с двух сторон.

С востока к берегам Тигра и Евфрата спускались шумеры. По внешнему виду шумеров трудно смешать с другими народами. Приземистые, коренастые фигуры, округлые лица, выдающиеся носы, отсутствие бороды и усов — все это сильно отличает их от соседей.

С запада и северо-запада в Двуречье проникали семитские племена. Первая волна семитских переселенцев получила в дальнейшем название аккадцев. По внешности аккадцы отличались от шумеров более стройными фигурами и продолговатыми лицами, обрамленными обычно бородами и бакенбардами.

Источники и историография Древнего Двуречья. До середины прошлого столетия в распоряжении историков имелись отрывочные, противоречивые и часто искаженные сведения о народах, обитавших в древности в Месопотамии.

Приходилось пользоваться почти исключительно сообщениями, содержащимися в Библии и у античных авторов.

Всех этих сведений, изложенных на еврейском, греческом, латинском языках, было явно недостаточно для воссоздания истории древней Месопотамии.

Только восстановление забытых языков, на которых говорили древние обитатели долины Тигра и Евфрата, могло открыть возможность углубленного изучения их истории: Для этого нужно было прежде всего расшифровать так называемую клинопись, которая совершенно вышла из употребления почти две тысячи лет тому назад (в I в. н. э.) Большинство клинописных текстов было погребено глубоко под землей, но некоторые из них сохранились на поверхности скал или на стенах полуразрушенных зданий.

Первый шаг к прочтению знаков клинописи сделал немецкий учитель Гротефенд. Ему удалось определить в надписях группу знаков, обозначающую слово «царь», и прочесть затем царские имена Дария и Ксеркса. Всего Гротефенду удалось правильно разгадать девять алфавитных знаков.

Особенно следует отметить выдающиеся достижения талантливого русского ассириолога М. В. Никольского, которому удалось проследить происхождение клинописных знаков из первоначального рисуночного письма (пиктограмм).

В конце XIX в. был раскопан главный центр Двуречья — Вавилон, окруженный двойной стеной, и изрезанный сетью каналов. От укрепленного дворца шла широкая парадная улица, окаймленная высокохудожественными, многоцветными с фигурами львов и других зверей («Священная дорога»). Она вела к храму с семиэтажной уступчатой башней (зиккуратом).

Все эти строения относятся к поздней стадии существования города (VII-VI вв. до н. э.). Более ранние сооружения исчезли.

Зато от Старовавилонского царства дошел до нас ценнейший памятник, найденный за пределами страны, в столице соседнего государства Элам — городе Сузах, куда он попал в качестве военного трофея.

Это был черный базальтовый столб с начертанными на нем законами вавилонского царя Хаммурапи.

Изыскания археологов и филологов создали базу для изучения истории народов древней Месопотамии. Изучалась главным образом политическая и культурная история страны. В центре внимания ученых оказались войны и строительная деятельность царей, а также мифы и легенды о богах и героях.

Нельзя отрицать значительные достижения Вавилонии в различных сферах экономики и духовной культуры и ее влияния на ряд других стран.

К социально-экономической истории народов древней Месопотамии интерес появился не сразу. Лишь в конце прошлого века М. В Никольский обратил внимание на документы хозяйственной отчетности Шумера и Аккада и изучил их. В изучении юридических документов древнего Двуречья много сделал русский ученый — И. М. Волков.

Вопрос о социальной структуре шумерского и вавилоно-ассирийского общества вызывал много споров и в зарубежной и в русской науке. Многие историки искали в древней Месопотамии характерные явления средневековья и даже нового времени.

Источник: https://cyberpedia.su/17x1b3dd.html

Ссылка на основную публикацию