Эстетика ницше — в помощь студенту

Эстетика Ницше - в помощь студенту

С середины 19 века западноевропейская эстетическая мысль 

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!

Оценим за полчаса!

развивалась в двух направлениях. 

Первое из них связано с философией позитивизма Огюста Конта, автора «Курса позитивной философии» (1830–1842).

Позитивизм провозглашал приоритет конкретно-научного знания над философией, стремился объяснить эстетические явления посредством категорий и представлений, заимствованных из естествознания.

В рамках позитивизма складываются такие эстетические направления как эстетика натурализма и социального анализа.

Второе направление позитивистски ориентированной эстетики представлено в работах Ипполита Тэна, ставшего одним из первых специалистов в области социологии искусства. Он разрабатывал вопросы взаимосвязи искусства и общества, влияния среды, расы, момента на художественное творчество. Искусство, в понимании Тэна, является порождением конкретных исторических условий, а произведение искусства он определяет как продукт среды.

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!
Читайте также:  Движение и покой, пространство и время, генезис понятия свободы - в помощь студенту

Оценим за полчаса!

С позиций позитивизма выступает и марксистская эстетика. Марксизм рассматривал искусство как составную часть общеисторического процесса, основу которого они видели в развитии способа производства. Соотнося развитие искусства с развитием экономики, Маркс и Энгельс рассматривали его как нечто вторичное по отношению к экономическому базису.

Основными положениями эстетической теории марксизма являются принцип исторической конкретности, познавательная роль искусства, его классовый характер. Проявлением классового характера искусства является, как считали марксистские эстетики, его тенденциозность.

Марксизмом были заложены основные принципы, нашедшие свое дальнейшее развитие в советской эстетике.

Оппозиционным направлением позитивизму в европейской эстетической мысли второй половины 19 в. выступило движение деятелей искусства, выдвинувших лозунг «искусство для искусства». Эстетика «чистого искусства» развивалась под сильным воздействием философской концепции Артура Шопенгауэра.

В работе «Мир как воля и представление» (1844) он изложил основные элементы элитарной концепции культуры.

Эстетика Ницше - в помощь студенту
Артур Шопенгауэр

 Учение Шопенгауэра основано на идее эстетического созерцания. Он разделял человечество на «людей гения», способных на эстетическое созерцание и художественное творчество, и «людей пользы», ориентированных на утилитарную деятельность. Гениальность подразумевает выдающуюся способность созерцания идей. Человеку-практику всегда присущи желания, художник-гений – спокойный наблюдатель. Заменяя разум созерцанием, философ тем самым заменяет понятие духовной жизни концепцией утонченного эстетического наслаждения и выступает предтечей эстетической доктрины «чистого искусства».

Идеи «искусства для искусства» формируются в творчестве Эдгара Алана По, Густава Флобера, Шарля Бодлера, Оскара Уайльда. Продолжая романтическую традицию, представители эстетизма утверждали, что искусство существует ради самого себя и выполняет свое назначение тем, что оно прекрасно.

В конце 19 в. в европейской философско-эстетической мысли происходят процессы радикального пересмотра классических форм философствования. С отрицанием и пересмотром классических эстетических ценностей выступил Фридрих Ницше.

Он подготовил крушение традиционной трансцендентной эстетической концепции и в значительной мере повлиял на становление постклассической философии и эстетики. 

Эстетика Ницше - в помощь студенту
Фридрих Ницше

В эстетике Ницше разрабатывалась теория аполлонического и дионисийского искусства. В сочинении «Рождение трагедии из духа музыки» (1872) он решает антиномию аполлонического и дионисийского как два противоположных, но неразрывно связанных с друг с другом начала, лежащих в основе всякого культурного явления. Аполлоническое искусство стремится упорядочить мир, сделать его гармонически соразмерным, ясным и уравновешенным. Но аполлоническое начало касается лишь внешней стороны бытия. Это иллюзия и постоянный самообман. Аполлоническому структурированию хаоса противостоит дионисийское опьянение экстаза. Дионисийский принцип искусства – это не созидание новых иллюзий, а искусство живой стихии, чрезмерности, спонтанной радости. Дионисийское исступление в интерпретации Ницше оказывается путем к преодолению отчуждения человека в мире. Выход за пределы индивидуалистической замкнутости является истинным творчеством. Наиболее истинными формами искусства являются не те, которые создают иллюзию, а те, которые позволяют заглянуть в бездны мироздания.

Эстетические и философские концепции Ницше нашли широкое применение в теории и практике эстетики модернизма конца 19 – начала 20 вв. Оригинальное развитие этих идей наблюдается в русской эстетике «серебряного века».

В первую очередь у Владимира Соловьева, в его философии «вселенского единства», основанной на спокойном торжестве вечной победы светлого начала над хаотическим смятением. а Ницшеанская эстетика привлекала русских символистов.

Читайте также:  Поляризация среды в поле высокоинтенсивного лазерного излучения - в помощь студенту

Вслед за Ницше, они воспринимали мир как эстетический феномен, созданный художником-теургом.

Фрагмент статьи Царьковой Л. «Эстетика».  Универсальная научно-популярная онлайн-энциклопедия Кругосвет. 

Источник: http://juliaetika.blogspot.com/2013/05/19.html

Философско-эстетические воззрения Ф. Ницше. Индивидуальность и индивидуализм

Пожалуй, нет в истории мысли более неверно понятого философа, чем Фридрих Ницше. Схватив лишь оторванные фразы и понятия, люди спешат записать Ницше то в человеконенавистники, то вообще… в фашисты.

На деле же, при внимательном  и верном прочтении немецкого мыслителя, философско-эстетические воззрения Ницше предстают в гораздо более широком спектре.

Все те афоризмы, благодаря которым Ницше и снискал себе славу в самых широких (пожалуй, слишком широких) кругах, на самом деле подразумевают совсем другое, часто противоположное, значение, нежели то, которое мы можем найти почти во всех учебниках и энциклопедиях.

Проблема в том, что Ницше несет не просто новое направление в философии – Ницше несет новую философию в принципе. И философия эта имеет одно важное свойство – это философия без философии, философия через что-то другое.

В случае с Ницше, «что-то другое» — это филология, этика, эстетика. Ровно, кстати, таким же образом Карл Маркс философствует в режиме экономики, Кьеркегор – религии, Дарвин – биологии.

Суть философско-эстетических воззрений Ницше

Так, например, афористичность Ницше – это ни что иное, как попытка выхода за рамки классической формы фундаментального философского труда.

Вообще, мышление Ницше начинается всегда на грани, там, где классические каноны и правила действовать перестают. Знаменитый тезис «Падающего  толкни!» — это не призыв к насилию и уничтожению слабых и тщедушных.

Речь здесь идет о том, что каждый человек должен сам дойти до своей грани, где ему предстоит либо погибнуть, либо возродиться.

Ницше очень мифологичен, поэтому смерть, рождение, перерождение должны пониматься в оторванности от тех понятий, что мы вынесли из нашей повседневной жизни. Особенно отчетливо это проявляется во фразе «Бог – мертв».

Это не значит, что Бога нет. В этом смысле Ницше ни в коей мере не является тем примитивным атеистом, за которого его часто ошибочно принимают. Бог есть… но он мертв. Понимание этого положения требует определенного сдвига в мышлении.

Церковь в концу XIXвека, по мнению Ницше, превратившись в болото, засосало почти всю подлинную культуру, подменив ее проплаченной конъюнктурой. Платит церковь, конечно, не золотом. Платит она гарантией защиты и спокойствия, обещанием отстаивать пресловутые индивидуальность и индивидуализм каждого человека.

 И именно из этого затхлого состояния духа Ницше пытается вывести всю европейскую мысль. Здесь, очевидно, Ницше – наш современник, ибо мертвый Бог по-прежнему нависает над нами, жестоко подавляя любую попытку мысли выйти за дозволенные пределы.

А если некому герою и удается прорваться, то он платит очень высокую цену – разум.

Последние 11 лет жизни Ницше провел в психических больницах. Что же тогда движет подобными людьми, бросающимися с открытым забралом на современную культуру и мироустройство? Воля к власти. Это одно из ключевых понятий в философии Ницше. Разумеется, значит оно совсем не то, что можно было подумать.

Власть в данном случае – ни в коей мере не власть над кем-то, не желание управлять миром. Власть у Ницше – это власть над самим собой. В оригинале у Ницше использовано слово “Macht” – а это скорее сила, нежели власть. Сила, направленная на самого себя.

А тот самый Сверхчеловек, по Ницше, это не тиран или политик, чья власть, казалось бы, неограниченна, а это художник и поэт.

Человек, чьи усилия направлены внутрь себя – и есть истинно тот, кем движет воля к власти. Поэтому так несостоятельны попытки приписать Ницше к идеологам нацизма. Не было более доброго и человеколюбивого философа в истории философии, чем Фридрих Ницше. Другое дело, что любовь и доброта Ницше – явления уникальные, с нашей закостенелой точки зрения недоступные.

Нужна помощь в учебе?

Эстетика Ницше - в помощь студенту Предыдущая тема: Проблема индивидуализма и тема «сверхчеловека» в мировой литературе
Следующая тема:   «Сверхчеловек» в литературе: байронические мотивы у Пушкина и Лермонтова

Источник: http://www.nado5.ru/e-book/filosofsko-ehsteticheskie-vozzreniya-f-nicshe

Эстетика силы в философии Ницше

Эстетика силы в философии Ницше

Эстетику Ницше принято связывать с ранними его работами, находя ее главным образом в «Рождении трагедии», «Философии в трагическую эпоху Греции» и др. Но при этом совершенно неоправданно забывают о поздних работах Ницше.

Между тем, если не связывать понятия воли к власти, преодоления нигилизма и другие со своеобразно понятой эстетикой, это вызовет в лучшем случае непонимание позднего творчества Ницше, в худшем — неверное понимание.

Поэтому было бы небесполезным очертить хотя бы контур той эстетики, которую можно найти и к которой приходит Ницше в работах «Так говорил Заратустра», «По ту сторону добра и зла», «Воля к власти» и других.

Если выразить одним понятием все позднее творчество Ницше, то им будет понятие преодоления нигилизма. Из этого понятия вытекает и своеобразное понимание эстетики. Разбор понятия преодоления нигилизма связан прежде всего с темой нигилизма, затрагиваемой Ницше.

Нигилизм понимается как «то, что высшие ценности теряют свою ценность. Нет цели. Нет ответа на вопрос «зачем»?».

Утрачивается понятие ценности — или, что то же самое, смысла (ибо смысл — это то, что задает ценность чего-либо); нигилизм — это такое отношение к жизни, когда обесцениваются все ценности жизни, в том числе и ценность самой жизни: «жизнь понимается как нечто, не имеющее ценности».

В свою очередь, затруднительность преодоления нигилизма состоит, по Ницше, в том, что преодоление предполагает ценность, смысл этого преодоления — тот смысл, который нигилизм как раз и отрицает.

И, тем не менее, преодоление нигилизма не только возможно, но и необходимо благодаря самому же нигилизму. А именно, нигилизм предполагает отрицание всякого смысла и ценности, но само это отрицание, в свою очередь, тоже является ценностью, обладает смыслом.

Другими словами, Ницше подчеркивает, что отрицание ценности чего-либо само, в свою очередь, является очередной ценностью — нигилизм выражает собою смысл отрицания всякого смысла.

Вводимое Ницше с этой целью понятие интеллектуальной честности предполагает не только выделение смыла (или отсутствия смысла) чего-либо, но и полноту, последовательность и законченность этого выделения.

Именно поэтому Ницше назвал себя «самым последовательным нигилистом», тем, кто уже пережил «в себе до конца этот самый нигилизм, — имеющий этот нигилизм за собой, под собой, вне себя», и честность того же нигилизма состоит, по Ницше, в том, что необходимо лишить смысла и само отрицание любого смысла, обесценить и само обесценивание жизни.

Такое преодоление нигилизма видится Ницше в отрицании самого отрицания смыла, что, в свою очередь, приводит к утверждению ценностей, смысла, но такому утверждению, которое принципиально отличается от того утверждения, которое отрицает нигилизм, тем, что эти ценности творятся тем, кто преодолевает нигилизм. Из этого Ницше заключает, что «нигилизм представляет собой промежуточное патологическое состояние».

Двойственность нигилизма — в том, что, во-первых,»нигилизм может быть показателем силы: мощь духа может так возрасти, что ныне существующие цели перестанут соответствовать ей», — другими словами, сила нигилизма — в его отрицании существующих ценностей; во-вторых, нигилизм — это «показатель недостатка силы, способности вновь творчески поставить себе некую цель, некое «зачем», — новую веру». Поэтому критика нигилизма Ницше сводится к указанию на эту двойственность, а также к призыву довести нигилизм до конца, т.е. преодолеть нигилизм. Таким образом, для Ницше становится очевидным, что необходимо для всякого живущего человека найти в себе силы дойти до нигилизма, а, дойдя до него, найти силы на преодоление его. Отсюда видно, что понятие преодоления нигилизма связывается у Ницше с понятием силы, — или, как выражает то же самое Ницше: «Я учу говорить нет всему, что ослабляет — что истощает. Я учу говорить да всему, что усиливает, что накопляет силы, что оправдывает чувство силы». При этом сила понимается как преодоление невозможного, под которым, в случае с нигилизмом, понимается преодоление отрицания ценностей жизни как сотворение новых ценностей, создание новых смыслов. Именно поэтому ценным объявляется у Ницше то, что является продуктом силы, все слабое оказывается не имеющим никакой ценности.

Связав с нигилизмом метафизику, Ницше пытается выйти в другую сферу, которая оказалась бы противостоящей метафизике, но к тому же указывала бы на возможность творения новых ценностей. Эта сфера видится Ницше в эстетике.

Именно чувство — точнее, инстинкт — обладает преимуществом по отношению к разуму, поскольку преодоление (в том числе и преодоление нигилизма) происходит не через разум, который останавливается на достигнутом, а через инстинкт, сущность которого и состоит в преодолении, в силе.

Таким образом, сила оказывается принадлежащей не столько разуму, сколько чувству, и тем движущим началом, которое позволяет преодолевать нигилизм, является не разум (разум, для Ницше, наоборот, останавливается на нигилизме), а инстинкт. В связи с этим Ницше не случайно говорит не только о силе, но и о «чувстве силы».

Тем самым, итог того преодоления нигилизма, к которому призывает Ницше, — это, во-первых, творение ценностей жизни, причем такое, которое свободно от существовавших доселе ценностей («предрассудков», «лжи»), и, во-вторых, возникновение понятия эстетики, благодаря которому и возникает это преодоление.

Поэтому и возможна, а также и необходима та фраза, которую Ницше высказал в работе «Казус Вагнер»: «Хорошее легко, все божественное ходит нежными стопами» — вот первое положение моей эстетики».

Список литературы

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://istina.rin.ru/

Источник: https://www.studsell.com/view/207347/

Эстетика силы в философии Ницше

Эстетика силы в
философии Ницше

Эстетику Ницше принято связывать
с ранними его работами, находя ее главным
образом в «Рождении трагедии»,
«Философии в трагическую эпоху Греции»
и др. Но при этом совершенно неоправданно
забывают о поздних работах Ницше.

Между
тем, если не связывать понятия воли к
власти, преодоления нигилизма и другие
со своеобразно понятой эстетикой, это
вызовет в лучшем случае непонимание
позднего творчества Ницше, в худшем —
неверное понимание.

Поэтому было бы
небесполезным очертить хотя бы контур
той эстетики, которую можно найти и к
которой приходит Ницше в работах «Так
говорил Заратустра», «По ту сторону
добра и зла», «Воля к власти» и
других.

Если выразить одним понятием
все позднее творчество Ницше, то им
будет понятие преодоления нигилизма.
Из этого понятия вытекает и своеобразное
понимание эстетики. Разбор понятия
преодоления нигилизма связан прежде
всего с темой нигилизма, затрагиваемой
Ницше.

Нигилизм понимается как «то,
что высшие ценности теряют свою ценность.
Нет цели. Нет ответа на вопрос «зачем»?».

Читайте также:  Минойская цивилизация - в помощь студенту

Утрачивается понятие ценности — или,
что то же самое, смысла (ибо смысл — это
то, что задает ценность чего-либо);
нигилизм — это такое отношение к жизни,
когда обесцениваются все ценности
жизни, в том числе и ценность самой
жизни: «жизнь понимается как нечто,
не имеющее ценности».

В свою очередь,
затруднительность преодоления нигилизма
состоит, по Ницше, в том, что преодоление
предполагает ценность, смысл этого
преодоления — тот смысл, который нигилизм
как раз и отрицает.

И, тем не менее, преодоление
нигилизма не только возможно, но и
необходимо благодаря самому же нигилизму.
А именно, нигилизм предполагает отрицание
всякого смысла и ценности, но само это
отрицание, в свою очередь, тоже является
ценностью, обладает смыслом.

Другими
словами, Ницше подчеркивает, что отрицание
ценности чего-либо само, в свою очередь,
является очередной ценностью — нигилизм
выражает собою смысл отрицания всякого
смысла.

Вводимое Ницше с этой целью
понятие интеллектуальной честности
предполагает не только выделение смыла
(или отсутствия смысла) чего-либо, но и
полноту, последовательность и законченность
этого выделения.

Именно поэтому Ницше
назвал себя «самым последовательным
нигилистом», тем, кто уже пережил «в
себе до конца этот самый нигилизм, —
имеющий этот нигилизм за собой, под
собой, вне себя», и честность того же
нигилизма состоит, по Ницше, в том, что
необходимо лишить смысла и само отрицание
любого смысла, обесценить и само
обесценивание жизни.

Такое преодоление
нигилизма видится Ницше в отрицании
самого отрицания смыла, что, в свою
очередь, приводит к утверждению ценностей,
смысла, но такому утверждению, которое
принципиально отличается от того
утверждения, которое отрицает нигилизм,
тем, что эти ценности творятся тем, кто
преодолевает нигилизм. Из этого Ницше
заключает, что «нигилизм представляет
собой промежуточное патологическое
состояние».

Двойственность
нигилизма — в том, что, во-первых,»нигилизм
может быть показателем силы: мощь духа
может так возрасти, что ныне существующие
цели перестанут соответствовать ей»,
— другими словами, сила нигилизма — в его
отрицании существующих ценностей;
во-вторых, нигилизм — это «показатель
недостатка силы, способности вновь
творчески поставить себе некую цель,
некое «зачем», — новую веру».
Поэтому критика нигилизма Ницше сводится
к указанию на эту двойственность, а
также к призыву довести нигилизм до
конца, т.е. преодолеть нигилизм. Таким
образом, для Ницше становится очевидным,
что необходимо для всякого живущего
человека найти в себе силы дойти до
нигилизма, а, дойдя до него, найти силы
на преодоление его. Отсюда видно, что
понятие преодоления нигилизма связывается
у Ницше с понятием силы, — или, как выражает
то же самое Ницше: «Я учу говорить нет
всему, что ослабляет — что истощает. Я
учу говорить да всему, что усиливает,
что накопляет силы, что оправдывает
чувство силы». При этом сила понимается
как преодоление невозможного, под
которым, в случае с нигилизмом, понимается
преодоление отрицания ценностей жизни
как сотворение новых ценностей, создание
новых смыслов. Именно поэтому ценным
объявляется у Ницше то, что является
продуктом силы, все слабое оказывается
не имеющим никакой ценности.

Связав с нигилизмом метафизику,
Ницше пытается выйти в другую сферу,
которая оказалась бы противостоящей
метафизике, но к тому же указывала бы
на возможность творения новых ценностей.
Эта сфера видится Ницше в эстетике.

Именно чувство — точнее, инстинкт —
обладает преимуществом по отношению к
разуму, поскольку преодоление (в том
числе и преодоление нигилизма) происходит
не через разум, который останавливается
на достигнутом, а через инстинкт, сущность
которого и состоит в преодолении, в
силе.

Таким образом, сила оказывается
принадлежащей не столько разуму, сколько
чувству, и тем движущим началом, которое
позволяет преодолевать нигилизм,
является не разум (разум, для Ницше,
наоборот, останавливается на нигилизме),
а инстинкт. В связи с этим Ницше не
случайно говорит не только о силе, но и
о «чувстве силы».

Тем самым, итог
того преодоления нигилизма, к которому
призывает Ницше, — это, во-первых, творение
ценностей жизни, причем такое, которое
свободно от существовавших доселе
ценностей («предрассудков», «лжи»),
и, во-вторых, возникновение понятия
эстетики, благодаря которому и возникает
это преодоление.

Поэтому и возможна, а
также и необходима та фраза, которую
Ницше высказал в работе «Казус Вагнер»:
«Хорошее легко, все божественное
ходит нежными стопами» — вот первое
положение моей эстетики».

Список литературы

Для подготовки данной применялись материалы сети Интернет из общего доступа



Источник: http://vuz-24.ru/nex/vuz-136470.php

Ф. В. Ницше об эстетике

В конце 19 в. в европейской философско-эстетической мысли происходят процессы радикального пересмотра классических форм философствования. С отрицанием и пересмотром классических эстетических ценностей выступил Ф. Ницше.

Он подготовил крушение традиционной трансцендентной эстетической концепции и в значительной мере повлиял на становление постклассической философии и эстетики. В эстетике Ницше разрабатывалась теория аполлонического и дионисийского искусства.

В сочинении «Рождение трагедии из духа музыки»(1872) он решает антиномию аполлонического и дионисийского как два противоположных, но неразрывно связанных друг с другом начала, лежащих в основе всякого культурного явления.

Выход за пределы индивидуалистической замкнутости является истинным творчеством. Наиболее истинными формами искусства являются не те, которые создают иллюзию, а те, которые позволяют заглянуть в бездны мироздания.

Эстетические и философские концепции Ницше нашли широкое применение в теории и практике эстетики модернизма конца 19 – начала 20 вв. Эстетика Ф. Ницше привлекала русских символистов.

Вслед за ним, они воспринимали мир как эстетический феномен, созданный художником-теургом.

  • В формировании эстетических взглядов Ф. Ницше можно выделить три следующих друг за другом этапа:
  • Активное освоение культуры прошлого (литературы, истории, философии, музыки, сопровождающееся романтическим поклонением античности).
  • Критика основ западноевропейской культуры.

Период написания «Заратустры», учение о «сверхчеловеке» (Начиная с 1881 г.).

В течение каждого из этих периодов Ницше испытывал разные по своему содержанию переживания, и с каждым периодом философ накапливал бесценный опыт, совершенствуя вместе с тем свое учение и рассматривая все новые и новые взгляды на жизнь.

В Лейпциге Ницше прочел книгу «Мир как воля и представление», и «заболел» Шопенгауэром. Вслед за Шопенгауэром Ницше воспринимает жизнь как жестокую и слепую иррациональность, боль и разрушение. Способность противостоять страданию можно обрести только в мире искусства.

В «Рождении трагедии» (1872) он пытается найти в античной трагедии мощный источник пьянящей радости жизни, мужественное приятие жизненных ценностей. Трагическое искусство умеет возвышенно сказать «Да!» жизни. Ницше переворачивает романтический образ греческой культуры.

Не классическая Греция Сократа, Платона и Аристотеля, а досократики и трагики IV в. до н. э. – вот «настоящая» Греция.

Тайну греческого мира Ницше связывает с цветением «дионисийского духа», инстинктивной силой здоровья, буйством творческой и чувственной страстью в полной гармонии с природой.

Ницше называет Сократа и Платона «псевдогреками», «антигреками». Философ перечеркнул представление об аскетичной рациональности культуры классической Греции. Ему удалось доказать, что эта культура является пересечением двух векторов – аполлонийского и дионисийского. Аполлон – олицетворение разума, чувства меры. Дионис – воля, огромная страсть, активность.

По мнению Ницше, упадок греческой культуры как раз начинается с Сократа и его последователей – Платона и Аристотеля. Очень велико было воздействие на Ницше А. Шопенгауэра.

Сама тема аполлонического в искусстве генетически связана с тем, что можно охарактеризовать в терминах А. Шопенгауэра – миром явления, миром как представлением.

Этот принцип Шопенгауэр именовал принципом индивидуальности и множественности мира.

Ясно, почему Ницше так был увлечен Шопенгауэром. Ведь с раннего детства им полюбилась музыка. Его кумирами стали Моцарт, Гайдн, Шуберт, Бетховен, Бах. В современной же музыке Берлиоза или Листа он не находил ничего, что способно было взволновать человека.

Тех людей, которые презирали музыку, Ницше, рассматривал как «бездуховных тварей». В своем наследии Ницше оставил не только философские работы. Подобно великому композитору Р. Вагнеру, который писал и литературу философского характера, Ницше, писал музыку.

Одно из ранних произведений Ницше-философа – «Рождение трагедии из духа музыки».Оно было посвящено Р. Вагнеру. Она была написана за период с 1869-го по 1871 год.

Первоначально автор колебался с самим названием работы: «Греческая веселость», «Опера и греческая трагедия» (видимо, такое название пришло в голову Ницше из-за написанной Р.

Вагнером работы «Опера и драма»), «Происхождение и стиль трагедии».

Это произведение пронизано музыкой. Все, что бы Ницше ни рассматривал в своей работе, все соприкасается с искусством, с музыкой. Написав данное произведение, Ницше не только отдал дань музыке, но и отдал дань знакомству с Р. Вагнером.

«Мы не знаем другого периода искусства, -говорил Ницше, — в котором так называемое образование и действительное искусство были бы столь чужды друг другу и стояли бы в столь бы враждебных отношениях, как это наблюдается в настоящее время. Нам понятно, почему такое расслабленное образование ненавидит истинное искусство: оно видит в нем свою гибель».

Мысль о вечном возвращении настолько глубоко захватила Ницше, что он создал величественную дифирамбическую поэму «Так говорил Заратустра». Он писал ее в феврале и в конце июня — начале июля 1883 г. в Рапалло и в феврале 1884 г. в Сильсе. Через год Ницше создал четвертую часть поэмы, столь лично-интимную, что вышла она всего в 40 экземплярах за счет автора для близких друзей.

«Заратустра» занимает исключительное место в творчестве Ницше. Именно с этой книги в его умонастроении происходит резкий поворот к самоосознанию в себе человека-рока. Эта необыкновенная музыкально-философская книга вообще не укладывается в привычные каноны анализа. Ее органическая музыкальность требует не столько осмысления, сколько сопереживания.

«Заратустра» практически не переводима с немецкого на другие языки, как не переводим, например, волшебник языка Гоголь. Необычайная игра слов, россыпи неологизмов, сплошная эквилибристика звуковых сочетаний, ритмичность, требующая не молчаливого чтения, а декламации.

Неповторимое произведение, аналог которому вряд ли найдется в мировой литературе. Книга содержит необычайно большое число полускрытых ядовитых пародий на Библию, а также лукавые выпады в адрес Шекспира, Лютера, Гомера, Гёте, Вагнера и т.д., и т.п.

На многие шедевры этих авторов Ницше дает пародии с одной-единственной целью: показать, что человек — это еще бесформенная масса, материал, требующий талантливого ваятеля для своего облагораживания. Только так человечество превзойдет самого себя и перейдет в иное, высшее качество — появится сверхчеловек.

Ницше закончил первую часть «Заратустры» словами: «Мертвы все боги; теперь мы хотим, чтобы здравствовал сверхчеловек».

Список литературы

Ницше Ф. По ту сторону добра и зла; к генеалогии морали. под ред. А. Николаева, Е. Воронцова, В. Вейнштока. — Мн.:Беларусь,1992.

Ницше Ф., З.Фрейд, Э. Фромм, А.Камю, Ж.П.Сартр. Сумерки богов /Под ред. А.Яколева:перевод.-М:Политиздат,1989.

Гусейнов А. А., Апресян Р.Г. «Этика», изд. « Гардарики », Москва 2002 г.

Источник: https://mirznanii.com/a/233911/f-v-nitsshe-ob-estetike

Ссылка на основную публикацию