Международное сотрудничество в области гражданского судопроизводства — в помощь студенту

Глава XXVII.

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!

Оценим за полчаса!

Международное сотрудничество в области гражданского судопроизводства

Основные правовые проблемы, связанные с международным сотрудничеством в данной области, касаются, во-первых, исполнения судами нашей страны поручений иностранных судов, а также, соответственно, обращение российских судов с поручениями к иностранным судам, и, во-вторых, признания и исполнения решений иностранных: судебно-арбитражных органов на территории России.

В числе нормативных источников, регулирующих указанные отношения, следует, в частности, назвать Гаагскую конвенцию по вопросам гражданского процесса 1954 г., Нью-Йоркскую конвенцию 1958 г.

о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений, договоры об оказании правовой помощи, участником которых является наше государство, ГПК (ст. ст. 436—437), как и ряд иных актов, например, Указ Президиума Верховного Совета СССР от 21 июня 1988 г.

«О признании и исполнении в СССР решений иностранных судов и арбитражей», Постановление Президиума Верховного Совета СССР от 21 июня 1988 г.1 «О мерах по выполнению международных договоров СССР о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам», Инструкцию Министерства юстиции СССР от 9 марта 1972 г.

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!
Читайте также:  Понятие информации, ее виды и свойства - в помощь студенту

Оценим за полчаса!

«О порядке оказания судами и органами нотариата СССР правовой помощи учреждениям юстиции иностранных государств и о порядке обращения за правовой помощью к этим учреждениям».

При этом нужно учитывать Закон РСФСР от 24 октября 1990 г. «О действии актов органов Союза ССР на территории РСФСР». В нем предусмотрено, что «акты органов СССР, изданные до принятия настоящего Закона, действуют на территории РСФСР, если они не приостановлены Верховным Советом РСФСР или Советом Министров РСФСР» (ст. 4).

В соответствии с Постановлением Верховного Совета РСФСР от 12 декабря 1991 г. «О ратификации Соглашения о создании содружества независимых государств» «на территории РСФСР до принятия соответствующих законодательных актов РСФСР нормы бывшего Союза ССР применяются в части, не противоречащей Конституции РСФСР, законодательству РСФСР и настоящему Соглашению» (ст. 2).

  • Обратимся теперь к проблеме исполнения российскими судебными органами поручений иностранных судов. Здесь, в свою очередь, возникает ряд вопросов:
  • 1) об исполнении каких судебных поручений может идти речь;
  • 2) в каком порядке поручения иностранных судебных органов доводятся до российских судов;
  • 3) какими процессуальными нормами должны руководствоваться суды России при исполнении иностранных судебных поручений.

Перечень процессуальных действий, подлежащих выполнению российскими судами по поручению иностранных судов, содержится в ст. 436 ГПК и включает в себя «вручение повесток и других документов, допрос сторон и свидетелей, производство экспертизы и осмотр на месте и др.».

Как явствует из текста приведенной нормы, перечень носит примерный характер. Одновременно закон оговаривает случаи, когда исполнение поручения не допускается: а) если исполнение поручения противоречило бы суверенитету или угрожало бы безопасности страны; б) если исполнение поручения не входит в компетенцию суда.

В остальных случаях иностранные судебные поручения должны исполняться нашими судами безотносительно к наличию договора о правовой помощи с тем или иным государством, поскольку соответствующая обязанность для судов Российской Федерации возникает из упомянутой выше Гаагской конвенции по вопросам гражданского процесса 1954 г.

Необходимо, однако, чтобы иностранное судебное поручение было передано российскому суду в «установленном порядке» (ст. 436 ГПК), т.е. через Министерство юстиции.

Установленный порядок предполагает также, что официальные документы, исходящие от органов или должностных лиц иностранных государств (к ним относятся, в частности, и судебные поручения) должны быть снабжены апостилем.

Апостиль представляет собой специальную формализованную запись, выполняемую компетентным органов государства, в котором был выдан упомянутый выше документ, и удостоверяющую подлинность подписи, качество, в котором выступало лицо, подписавшее документ и, в надлежащем случае, подлинность печати или штампа, которыми скреплен этот документ.

Апостиль проставляется на самом документе или на отдельном листе, скрепленном с документом. Апостиль должен соответствовать образцу, приложенному к Гаагской Конвенции, отменяющей требование легализации иностранных официальных документов от 5 октября 1961 г.1.

Согласно ст. 436 ГПК исполнение поручений иностранных судов о производстве отдельных процессуальных действий производится на основании российского законодательства.

Данная норма соответствует Гаагской конвенции (ч. 1 ст.

 14), предусматривающей вместе с тем, что «в случае, если запрашивающий компетентный орган власти просит о соблюдении особой формы, такая просьба удовлетворяется при условии, что указанная форма не противоречит законодательству запрашиваемого государства» (ч. 2 ст. 14). Аналогичное правило закреплено в Конвенции стран СНГ «О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам» 1993 г. (п. 1 ст. 8).

Подобная возможность допускается и в нашей стране (см. ст. 2 Постановления Президиума Верховного Совета от 21 июня 1989 г. «О мерах по выполнению международных договоров СССР о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам».

Данный акт относит решение вопроса о применении при исполнении поручения иностранного процессуального законодательства и компетенции Верховного Суда СССР.

Следует полагать, что в настоящее время этот вопрос должен разрешаться Верховным Судом Российской Федерации.

Осталось рассмотреть порядок признания и исполнения иностранных судебных решений на территории Российской Федерации.

Как справедливо отмечалось в литературе, «решение суда имеет силу лишь в пределах государства, суд которого вынес это решение. Иностранное судебное решение само по себе не имеет правовой силы: оно получает ее лишь постольку, поскольку процессуальное законодательство данного государства допускает признание или исполнение иностранных судебных решений».

  1. В связи с этим следует установить:
  2. 1) в каких случаях иностранные судебные решения подлежат признанию и исполнению на территории Российской Федерации;
  3. 2) какие условия должны быть при этом соблюдены;
  4. 3) каков порядок признания и исполнения иностранных судебных решений.
  5. Ответ на первый зависит от того, подлежит ли принудительному исполнению то решение, о признании которого идет речь.

Решения иностранных судов, не подлежащие принудительному исполнению, признаются в нашем государстве, если это предусмотрено соответствующим международным договором или российским законодательством (данный вывод явствует mutatis mutandis из ч. 2 ст. 1 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 11 июня 1988 г.).

К числу законодательных норм такого рода относится, например, п. 4 ст. 160 Семейного кодекса Российской Федерации 1995 г.

, согласно которой «расторжение браков между иностранными гражданами, совершенное за пределами территории Российской Федерации с соблюдением законодательства соответствующего иностранного государства о компетенции органов, принимавших решение о расторжении брака, и подлежащем применению при расторжении брака законодательстве, признается действительным в Российской Федерации».

Если же ставится вопрос о признании российским судом иностранного судебного решения, которое затем должно быть принудительно исполнено на территории нашей страны, это осуществимо в случаях, предусмотренных соответствующими международными договорами. Имеются в виду как многосторонние, так и двусторонние договоры с участием нашего государства.

Например, Гаагской конвенцией по вопросам гражданского процесса предусмотрено взаимное исполнение в государствах участниках судебных решений о взыскании судебных расходов (ст. ст. 18-19). Согласно Международной конвенции о гражданской ответственности за ущерб от загрязнения нефтью 1969 г. так же обстоит дело применительно к решениям о возмещении соответствующего вреда.

  • Что же касается двусторонних договоров между нашим государством и зарубежными странами, то в них обычно общим образом предусматривается взаимное исполнение судебных решений по гражданским и семейным (а в ряде случаев также приговоров по уголовным) делам.
  • В случаях, когда речь идет о принудительном исполнении решения иностранного суда, необходимо установить:
  • 1) к компетенции какого органа относится обращение иностранного судебного решения к исполнению;
  • 2) какие документы необходимо представить упомянутому органу;
  • 3) какая процедура должна быть им соблюдена.

Вопрос о разрешении принудительного исполнения иностранного суда рассматривается по ходатайству взыскателя Верховным судом республики в составе Российской Федерации, судом автономной области, судом автономного округа, краевым, областным, городским судом (см.

ст. 2 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 21 июня 1988 г.). При этом по прямому указанию закона решение иностранного суда «может быть предъявлено к принудительному исполнению в течение трех лет с момента вступления решения в законную силу» (ст. 437 ГПК).

К ходатайству прилагаются документы, предусмотренные международным договором, а если это не предусмотрено договором, — следующие документы: засвидетельствованная копия решения иностранного суда, о разрешении принудительного исполнения которого возбуждено ходатайство; официальный документ о том, что решение вступило в законную силу, если это не видно из самого решения; документ, из которого следует, что сторона, против которой вынесено решение и которая не приняла участия в процессе, была своевременно и в надлежащей форме извещена о рассмотрении дела; заверенный перевод указанных документов на русский язык (ч. 2 ст. 3 Указа).

  1. Применительно к процедуре, которая должна быть соблюдена при обращении иностранного судебного решения к исполнению, в законодательстве различных государств можно наблюдать подходы троякого рода:
  2. 1) систему экзекватуры, когда компетентный суд данного государства подтверждает иностранное судебное решение и дает указание об его исполнении, причем в одних государствах суд может подвергнуть иностранное судебное решение проверке по существу (так, например, Устоит дело в Бельгии), а в других —лишь убеждается в наличии определенных формальных условий (такова позиция Германского уложения о гражданском судопроизводстве);
  3. 2) систему регистрации, когда основанием для принудительного исполнения иностранного судебного решения является его регистрация в определенном судебном органе данного государства (этот порядок применяется в Англии по отношению к государствам, с которыми заключены соответствующие договоры);
  4. 3) систему упрощенного судопроизводства, когда иностранное судебное решение не подлежит исполнению как таковое, а служит основанием для предъявления иска, создавая вместе с тем презумпцию для стороны, в пользу которой оно было вынесено (из этого исходят, в частности, суды США)1.
  5. В нашей стране принудительное исполнение иностранного судебного решения осуществляется на основании определения указанного выше суда. Отказ в принудительном исполнении возможен в случаях, когда:
  6. 1) решение по законодательству государства, на территории которого оно вынесено, не вступило в силу;
  7. 2) сторона, против которой было вынесено решение, не имела возможности принять участие в процессе вследствие того, что ей не было своевременно и надлежащим образом вручено извещение о рассмотрении дела;
  8. 3) рассмотрение дела относится к исключительной компетенции российского суда или иного органа;
  9. 4) имеется вступившее в законную силу решение российского суда, вынесенное по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям, или в производстве российского суда имеется дело, возбужденное по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям до возбуждения дела в иностранном суде;
  10. 5) истек срок давности предъявления решения к принудительному исполнению;

6) исполнение решения противоречило бы суверенитету нашей страны или угрожало бы ее безопасности либо противоречило бы основным принципам российского законодательства (см. ст. 5 Указа).

Как явствует из изложенного, наше процессуальное законодательство восприняло систему экзекватуры (причем без ревизии иностранного судебного решения по существу).

В принципе аналогичным образом обстоит дело и с исполнением на территории России решений иностранных арбитражей.

При этом следует иметь в виду, что согласно Нью-Йоркской конвенции 1958 г.

о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений, участником которой является Российская Федерация, каждое Договаривающееся Государство признает арбитражные решения как обязательные и приводит их в исполнение в соответствии с процессуальными нормами той территории, где испрашивается признание и приведение в исполнение этих решений (ст. З)1.

  • Конвенция, далее, требует (ст. 4), чтобы к просьбе о принудительном исполнении арбитражного решения были приложены (в оригинале или в надлежащем образом заверенной копии):
  • 1) соглашение о передаче спора на рассмотрение арбитража (это может быть оговорка в контракте или отдельная письменная договоренность);
  • 2) решение арбитража.
  • Упомянутые документы должны быть представлены как на языке оригинала, так и на русском языке, причем перевод должен быть заверен официальным переводчиком или дипломатическим органом.
  • В исполнении арбитражного решения может быть отказано по просьбе стороны, против которой оно направлено, если данная сторона представит доказательства:
  • 1) недееспособности сторон арбитражного соглашения либо недействительности этого соглашения;
  • 2) отсутствия ее уведомления о назначении арбитра или об арбитражном разбирательстве либо невозможности по иным причинам представить свои объяснения;
  • 3) вынесения решения по вопросам, не предусмотренным арбитражным соглашением;
  • 4) состав арбитража или процедура рассмотрения спора не соответствовали соглашению сторон либо — при его отсутствии — закону той стороны, где имел место арбитраж;
  • 5) решение не вступило в силу либо было отменено или приостановлено компетентным органом страны, где оно было вынесено, или страны, закон которой подлежит применению.
  • Кроме того, компетентный орган государства, в котором испрашивается исполнение арбитражного решения, может отказать в этом, если найдет, что:

а) спор не подлежит рассмотрению в арбитраже (т.е. третейском суде) по законам этого государства или

6) признание и приведение в исполнение этого решения противоречат публичному порядку данного государства (ст. 5).

Следующая глава

Источник: https://law.wikireading.ru/10657

Правовая помощь в международном гражданском процессе

В результате освоения материалов этой темы студент должен:

  • знать понятие международной правовой помощи; понятия экзекватуры и процессуальной взаимности; общие начала и принципы оказания международной правовой помощи; порядок исполнения иностранных судебных поручений и оказания правовой помощи; порядок признания и принудительного исполнения иностранных судебных решений;
  • уметь использовать полученные знания в учебном процессе и в практической деятельности;
  • владеть навыками работы с российскими и иностранными нормативными правовыми актами, документами международно-правового характера, научной литературой и аналитическими материалами.

Понятие правовой помощи в международном гражданском процессе

Деятельность судебных органов ограничена пределами государственной территории, но часто возникает необходимость осуществления подобной деятельности за рубежом, если свидетели по делу, вещественные доказательства, документы находятся за границей. Совершение подобных действий производится в порядке оказания правовой помощи.

Международная правовая помощь является необходимым следствием территориально ограниченной государственной власти и представляет собой форму международного судебного сотрудничества: «Международное судебное сотрудничество основывается на солидарности отправления правосудия» (ст. 114 Кодекса МЧП Панамы).

Государства, оказывая друг другу международную правовую помощь посредством своих судебных органов, таким образом содействуют иностранному правосудию[1].

Международная правовая помощь — это совершение отдельных процессуальных действий, предусмотренных законодательством иностранного государства — запрашивающей стороны: составление, засвидетельствование, пересылка, вручение документов; предоставление вещественных доказательств; допрос свидетелей, экспертов и иных лиц для целей судопроизводства; содействие в получении информации о действующем праве. Национальный законодатель обязывает своего правоприменителя оказывать правовую помощь: «Суды должны оказывать иностранным судам по их просьбе правовую помощь, поскольку особые относящиеся к этому постановления (межгосударственные договоры, постановления правительства, распоряжения министерств) не устанавливают иное» (ст. 38 Закона Австрии о юрисдикции (1895)).

Болгарские органы обязаны оказывать правовую помощь по заявлению иностранных органов, за исключением тех случаев, когда оказание помощи противоречит болгарскому публичному порядку. Требуемое действие осуществляется по болгарскому праву.

По заявлению иностранного органа оно может быть осуществлено по иностранному праву, если это совместимо с болгарским правом. Когда болгарские органы испрашивают правовую помощь за границей, они могут потребовать, чтобы действие осуществилось согласно болгарскому праву.

Болгарские суды и другие органы оценивают действительность иностранных процессуальных действий или официальных документов сообразно праву государства, в котором они были осуществлены или выданы (ст. 36 Кодекса МЧП).

В Чехии по просьбе иностранного органа может быть произведен под присягой допрос свидетелей, экспертов и сторон разбирательства. Это же правило действует, если за границей требуется давать под присягой показания об обстоятельствах, имеющих решающее значение для предъявления или сохранения права.

Присяга свидетелей и сторон разбирательства гласит: «Клянусь своей честью, что на все вопросы суда отвечу полную и чистую правду и ничего не утаю». Присяга экспертов гласит: «Клянусь своей честью, что дам заключение по своему разумению и совести».

Если присяга следует после дачи показаний и заключения, ее содержание будет соответственно изменено (§ 104 Закона о МЧП).

Основания отказа в оказании правовой помощи прямо указываются в законодательстве. Правовая помощь не оказывается, если: «а) удовлетворение ходатайства противоречит основным правовым принципам Грузии;

б) предусмотренное ходатайством действие не относится к компетенции судов Грузии» (ст. 64 Закона о МЧП).

Отказ в предоставлении правовой помощи, оказание которой противоречит основным правовым принципам запрашиваемого государства, представляет собой оговорку о публичном порядке в процессуальном смысле.

Отказ в оказании правовой помощи по причине некомпетентности судебного органа производен от публично- правового характера процессуального права, пределы вторжения в которое ограничены во всех правовых системах.

По общему правилу, обязанность оказания правовой помощи прямо фиксируется в международных соглашениях.

В отсутствие международного договора государства рассматривают себя обладающими полной свободой в удовлетворении либо отказе в выполнении исходящей от иностранного государства просьбы о правовой помощи[2].

В отсутствие международного договора оказание правовой помощи — это право, но не обязанность государства. Однако ни один современный законодатель не предусматривает такого специального основания для отказа в правовой помощи, как отсутствие международного договора.

Во многих государствах оказание правовой помощи поставлено в зависимость от наличия взаимности: «Органы юстиции Чешской Республики по просьбе иностранных органов юстиции оказывают им правовую помощь при наличии взаимности».

Министерство юстиции должно предоставить суду по его запросу информацию о наличии взаимности в отношениях между государствами (§ 103 и 13 Закона о МЧП Чехии). При этом в разных государствах взаимность трактуется по-разному.

Российские ученые выделяют узкое (негативная взаимность) и широкое (простая позитивная взаимность) понимание взаимности[3]. Узкое понимание предполагает, что для оказания правовой помощи необходимо доказать наличие хотя бы одного случая аналогичного поведения со стороны судов другого государства.

При широком понимании взаимности правовая помощь оказывается до тех пор, пока в другом государстве отсутствуют случаи отказа в ее оказании. В данном случае доказывать наличие взаимности не нужно, она презюмируется.

Если взаимность доказывается, то какое-то из государств должно первым показать готовность к оказанию правовой помощи.

В противном случае государства находятся «в подвешенном состоянии»: взаимность не установлена, но и первый шаг никакое из них не делает, «требуя обеспечения взаимности, оба государства ожидают, что первый шаг в этом направлении сделает другое государство»[4].

Такое положения вещей не соответствует объективным потребностям современной реальности. Интересы международного сотрудничества и эффективная защита прав человека требуют от национального законодателя широкого понимания взаимности, т.е. презумпции ее наличия.

Намного более функциональным является оказание правовой помощи на основе принципа международной вежливости. Нужно отметить, что в российской доктрине МЧП XIX в. подчеркивалось: «Строгое, последовательное проведение принципа взаимной независимости государств не соответствует воззрениям нашей эпохи, находящейся под сильнейшим влиянием принципа comitas gentium»[5].

В настоящее время в законодательстве государств, ориентированных на максимально широкое привлечение иностранных инвестиций, установлена возможность предоставления правовой помощи в порядке международной вежливости: «При отсутствии прямых соглашений любое судебное содействие осуществляется в силу международной вежливости или в порядке контролируемой взаимности» (ст.

114 Кодекса МЧИ Панамы).

В связи с оказанием правовой помощи возникает проблема: можно ли оставить соответствующее ходатайство без исполнения, если из присланных документов следует, что решение по данному делу не будет признано и исполнено на территории запрашиваемого государства? Практика и доктрина дают однозначный ответ — нельзя, так как оказание правовой помощи не должно находиться в зависимости от того, будет ли признано последующее судебное решение на территории данного государства. Правовая помощь должна оказываться даже тем судам, решения которых вообще не подлежат признанию и исполнению на территории данного государства по причине отсутствия международного договора. Возможно, что испрашивающий помощь суд не будет ставить вопрос об исполнении своего решения.

Не должен иметь места отказ в оказании правовой помощи по причине, что дело, в связи с которым поступило ходатайство, находится в исключительной компетенции судов места исполнения поручения.

Вопрос о компетентности органов своего судебного аппарата каждое государство решает по-своему, независимо от решения этого вопроса в других государствах.

Возможно, что конкретное дело с точки зрения судов нескольких государств входит в сферу их исключительной подсудности, поэтому исключительная подсудность не должна быть препятствием для оказания правовой помощи.

Не допускается отказа в оказании правовой помощи по причине, что дело, в связи с которым поступила соответствующая просьба из-за границы, не может быть предметом судебного разбирательства но закону запрашиваемого государства.

Например, в праве большинства западных государств предусмотрена правовая защита участников игр и пари, а в российском праве такая защита предоставляется только в установленных законом случаях (ст. 1062 ГК РФ).

Это не означает, что Россия должна отказаться выполнить поручение английского суда, связанное с судебным разбирательством требований из пари на территории Англии.

Основными видами правовой помощи являются:

  • — вручение документов по просьбе суда лицам, находящимся за границей;
  • — выполнение отдельных процессуальных действий — допрос свидетелей, экспертов и других лиц, проживающих за границей;
  • — предоставление информации о собственном праве.

Суд, к которому обращена просьба об оказании правовой помощи (суд запрашиваемого государства), выполняет требуемые процессуальные действия и направляет полученные результаты суду запрашивающего государства.

При удовлетворении ходатайства запрашиваемый суд обычно руководствуется собственными процессуальными нормами, однако по просьбе суда запрашивающего государства может применить нормы иностранного процессуального права[6].

В процессе оказания международной правовой помощи возникают тесно связанные между собой и в то же время самостоятельные правоотношения:

  • 1) между запрашиваемым учреждением юстиции и лицами, в отношении которых выполняются действия в порядке оказания международной правовой помощи, носящие процессуальный характер. Между судом, исполняющим поручение, и участниками дела, находящимися в государстве по месту ведения процесса, подобных правоотношений не возникает;
  • 2) между субъектами международной правовой помощи — учреждениями юстиции двух государств (между запрашиваемым и запрашивающим судами, между запрашивающим судом и центральным учреждением юстиции другого государства, между центральными учреждениями юстиции двух государств). Эти отношения носят международный публично-правовой характер.
  • 3) между судом или другим учреждением юстиции, исполняющим поручение иностранного учреждения (или обращающимся с поручением к иностранному учреждению), и его вышестоящим органом (например, суд — Минюст России). Данные отношения носят административный характер'.

Порядок обращения за оказанием правовой помощи определяется в международных договорах и национальном законодательстве. По общему правилу, всегда может быть использован дипломатический и консульский путь; наиболее быстрым и экономичным способом являются непосредственные сношения судов.

В странах англо-саксонской правовой семьи предпочтение отдается использованию специальных уполномоченных.

В последние годы наметилась тенденция отдавать предпочтение передаче просьбы о правовой помощи через центральные органы юстиции: «Если не указано иное, суды общаются с иностранными властями через Министерство юстиции» (§ 102 Закона о МЧП Чехии).

В науке МЧП выделяются несколько общих принципов оказания международной правовой помощи, отражающих начала как международного права, так и внутренних отраслей процессуального права:

  • 1) выполнение действий но оказанию международной правовой помощи, как правило, на основании законодательства государства, учреждения которого эти действия осуществляют;
  • 2) оценка запрашивающим учреждением полученных путем оказания международной правовой помощи доказательств на общих основаниях его национального права;
  • 3) сотрудничество учреждений юстиции государств при оказании взаимной правовой помощи путем обеспечения наиболее благоприятного подхода к просьбам о ее оказании;
  • 4) признание, соблюдение и защита процессуальных прав иностранных граждан наравне с правами граждан данного государства (принцип национального режима);
  • 5) невмешательство при оказании международной правовой помощи в сферу компетенции иностранных учреждений юстиции и допустимость [7]

отказа в оказании международной правовой помощи в случае угрозы суверенитету или безопасности государства, к учреждению которого обращена просьба[8].

При оказании правовой помощи приоритет имеют нормы двусторонних и многосторонних международных договоров об оказании правовой помощи. Для России наиболее важную роль играют Минская конвенция СНГ 1993 г. и Киевское соглашение СНГ о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности (1992).

Источник: https://studme.org/222691/pravo/pravovaya_pomosch_mezhdunarodnom_grazhdanskom_protsesse

Международное сотрудничество в области гражданского судопроизводства

  • При рассмотрении того или иного гражданского дела может возникнуть ситуация, когда необходимо совершить какое-либо процессуальное действие на территории другого государства.
  • Основные правовые проблемы, связанные с международным сотрудничеством в данной области, касаются:
  • 1. исполнения судами нашей страны поручений иностранных судов, а также, соответственно, обращения российских судов с поручениями к иностранным судам;

2.

признания и исполнения решений иностранных судебно-арбитражных органов на территории России.

  1. Основы международного сотрудничества в сфере судопроизводства
  2. Международное сотрудничество в сфере гражданского судопроизводства регулируется следующими нормативными документами:
  3. 1. Гаагская конвенция по вопросам гражданского процесса 1954 года;
  4. 2. Нью-Йоркская конвенция 1958 года о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений;
  5. 3. договоры об оказании правовой помощи, участником которых является Российская Федерация;

4. Гражданский процессуальный кодекс РФ.

По общему правилу, поручения об оказании правовой помощи подлежит исполнению на основании процессуального законодательства того государства, в которое они направлены. Вместе с тем, возможно и применение нормативных положений нашей страны при условии, если они не противоречат законам другого государства. Процедура взаимодействия судов осуществляется через органы юстиции или прокуратуры.

В силу статьи 436 Гражданского процессуального кодекса РФ, суды Российской Федерации исполняют переданные им в установленном порядке поручения иностранных судов о производстве отдельных процессуальных действий. И делают они это на основе российского законодательства.

  • В поручении иностранного суда обязательно должны быть указаны:
  • 1. наименование запрашиваемого учреждения;
  • 2. наименование запрашивающего учреждения;
  • 3. наименование дела, по которому запрашивается правовая помощь;
  • 4. имена и фамилии сторон, свидетелей, их местожительство и местопребывание, гражданство, занятие, а для юридических лиц — наименование и адрес;
  • 5. при наличии представителей указанных лиц — их имена, фамилии и адреса;

6. содержание поручения и другие сведения, необходимые для его исполнения.

В поручении о вручении документа указываются также точный адрес получателя и наименование вручаемого документа. Поручение должно быть подписано и скреплено гербовой печатью запрашивающего учреждения.

Исполнение российскими судами поручений иностранных судов

Проблема исполнения российскими судебными органами поручений иностранных судов требует ответов на следующие вопросы:

1. Об исполнении каких судебных поручений может идти речь?

2. В каком порядке поручения иностранных судебных органов доводятся до российских судов?

3. Какими процессуальными нормами должны руководствоваться суды России при исполнении иностранных судебных поручений?

Перечень процессуальных действий, подлежащих выполнению российскими судами по поручению иностранных судов, содержится в статье 436 ГПК РФ. Он включает в себя: вручение повесток и других документов, допрос сторон и свидетелей, производство экспертизы, осмотр на месте и другие действия.

Одновременно закон оговаривает случаи, когда исполнение поручения не допускается:

1. если это противоречило бы суверенитету или угрожало бы безопасности страны;

2. если это не входит в компетенцию суда.

В остальных случаях иностранные судебные поручения должны исполняться нашими судами безотносительно к наличию договора о правовой помощи с тем или иным государством, поскольку соответствующая обязанность возникает из упомянутой выше Гаагской конвенции по вопросам гражданского процесса 1954 года.

Необходимо, чтобы иностранное судебное поручение было передано российскому суду в установленном порядке, через Министерство юстиции РФ. Этот порядок предполагает также, что официальные документы, исходящие от органов или должностных лиц иностранных государств, должны быть снабжены апостилем.

Апостиль — это специальная формализованная запись, выполняемая компетентным органом государства, в котором был выдан упомянутый выше документ, и удостоверяющая подлинность подписи лица, направившего поручение, а также подлинность печати или штампа, которыми оно скреплено. Апостиль проставляется на самом документе или на отдельном листе, скрепленном с документом.

Согласно статье 436 ГПК РФ, исполнение поручений иностранных судов о производстве отдельных процессуальных действий производится на основании российского законодательства. Аналогичное правило закреплено в конвенции стран СНГ «О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам» 1993 года.

Исполнение иностранных судебных решений на территории России

Решение суда имеет законную силу лишь в пределах того государства, в котором оно вынесено. Иностранное судебное постановление само по себе не обладает правовой силой: оно получает ее лишь потому, что процессуальное законодательство России допускает его признание и исполнение.

Решения иностранных судов, не подлежащие принудительному исполнению, признаются в нашем государстве, если это предусмотрено соответствующим международным договором или российским законодательством.

К числу законодательных норм такого рода относится, например, пункт 4 статьи 160 Семейного кодекса РФ, согласно которой расторжение брака с иностранным гражданином, совершенное за пределами Российской Федерации с соблюдением законодательства соответствующего государства, признается действительным в нашей стране.

Если же ставится вопрос о признании российским судом иностранного судебного решения, которое затем должно быть принудительно исполнено на территории нашей страны, это осуществимо в случаях, предусмотренных соответствующими международными договорами. Имеются в виду как многосторонние, так и двусторонние соглашения с участием России.

Например, Гаагской конвенцией по вопросам гражданского процесса предусмотрено взаимное исполнение в государствах-участниках решений о взыскании судебных расходов. Согласно Международной конвенции о гражданской ответственности за ущерб от загрязнения нефтью 1969 года, также обстоит дело применительно к решениям о возмещении соответствующего экологического вреда.

Что же касается двусторонних договоров между Россией и другими странами, то в них обычно предусматривается взаимное исполнение судебных решений по гражданским и семейным (а в ряде случаев и по уголовным) делам.

Вопрос о принудительном исполнении решения иностранного суда рассматривается по ходатайству заинтересованного лица судом соответствующего субъекта Федерации. При этом зарубежное постановление может быть предъявлено к принудительному исполнению в течение трех лет с момента его вступления в законную силу.

  1. Отказ в принудительном исполнении возможен, если:
  2. 1. решение по законодательству государства, на территории которого оно вынесено, не вступило в силу;
  3. 2. сторона, против которой было вынесено решение, не имела возможности принять участие в процессе;
  4. 3. рассмотрение дела относится к исключительной компетенции российского суда или иного органа;
  5. 4. имеется вступившее в законную силу решение российского суда, вынесенное по этому спору между теми же сторонами, или данное дело находится в производстве;
  6. 5. истек срок давности предъявления решения к принудительному исполнению;

6. исполнение решения противоречило бы суверенитету нашей страны или угрожало бы ее безопасности, а также нарушало бы основные принципы законодательства России.

Читайте также:  Хранение в памяти целых чисел - в помощь студенту

Источник: https://studbooks.net/1125932/pravo/mezhdunarodnoe_sotrudnichestvo_oblasti_grazhdanskogo_sudoproizvodstva

Осуществление правовой помощи по гражданским и уголовным делам (обзор отношений российской федерации с государствами снг и ес)

  • ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ ПРАВОВОЙ ПОМОЩИ ПО ГРАЖДАНСКИМ И УГОЛОВНЫМ
  • ДЕЛАМ (ОБЗОР ОТНОШЕНИЙ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  • С ГОСУДАРСТВАМИ СНГ И ЕС)

В.И. ЛЫСАК, К.Б. РЫЖОВ

Лысак Валерий Иванович, заместитель директора департамента международного права и сотрудничества Минюста России.

Рыжов Константин Борисович, заместитель начальника отдела международных связей департамента международного права и сотрудничества Минюста России, кандидат юридических наук.

Международная правовая помощь в эпоху глобализации приобретает особое значение как в отношениях между участниками экономических отношений, так и в личных семейных отношениях, осложненных иностранным элементом.

При этом ее формат, оперативность и порядок оказания не в последнюю очередь зависят от субъекта помощи и содержания национального законодательства государств, участвующих в ее осуществлении.

Авторы анализируют указанные факторы применительно к эффективности существующих международных соглашений о международной правовой помощи между Россией и странами СНГ, а также ЕС. Кроме того, выделяются причины, препятствующие заключению новых соглашений в этой сфере.

Ключевые слова: международная правовая помощь, гражданский процесс, судебные поручения, исполнение судебных решений, Европейский союз, СНГ, Минская конвенция, международные соглашения, принцип взаимности.

Осуществление правовой помощи по гражданским и уголовным делам имеет большое практическое значение сегодня, когда трансграничные экономические и социальные процессы и события являются привычным элементом правовой действительности.

Российская Федерация занимает уникальное геополитическое положение, что обусловливает необходимость развития отношений в области правовой помощи по гражданским и уголовным делам как со странами бывшего СССР, так и с партнерами в европейском пространстве.

Каждое из указанных направлений сотрудничества обладает специфическими чертами и предполагает различные правоприменительные сложности при реализации как двусторонних, так и многосторонних соглашений и международных договоров о правовой помощи.

По вопросам оказания правовой помощи по гражданским и уголовным делам во взаимоотношениях компетентных органов государств — участников СНГ применяется Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским семейным и уголовным делам, заключенная в Минске 22 января 1993 г. (далее — Минская конвенция).

В соответствии с решением Совета глав государств Содружества Независимых Государств от 09.10.2009 Грузия, согласно нормам международного права, продолжает участвовать в Минской конвенции.

Объем правовой помощи, оказываемой согласно Минской конвенции, предусматривает проведение экспертизы, вручение документов, допрос сторон, обвиняемых, свидетелей, экспертов, проведение обысков, изъятия, пересылки и выдачи вещественных доказательств, составление и пересылку документов, признание и исполнение судебных решений по гражданским делам, приговоров в части гражданского иска, исполнительных надписей, возбуждение уголовного преследования, розыск и выдачу лиц, совершивших преступления, выполнение других процессуальных и иных действий, предусмотренных законодательством запрашиваемой стороны. Важно обратить внимание на то, что перечень не является закрытым, давая возможность успешно применять Минскую конвенцию спустя почти 20 лет, несмотря на имеющиеся различия законодательств государств-участников.

Минская конвенция устанавливает порядок сношений компетентных органов через центральные органы. Для государств — участников Протокола к Минской конвенции, подписанного 28 марта 1997 г.

(Армении, Белоруссии, Казахстана, России, Таджикистана и Украины), действует порядок сношений и через территориальные органы (Молдавия подписала Протокол с оговоркой к ст.

5 Конвенции, определяющей порядок сношений).

В России территориальными органами, которые наделены полномочиями по направлению поручений (запросов, ходатайств) компетентных органов на территорию других государств, являются главные управления Министерства юстиции РФ по субъектам Федерации.

Безусловно, направление документов через территориальные органы сокращает сроки движения документа и в целом исполнения поручения.

Минская конвенция устанавливает требования к поручению, которое должно содержать необходимую и достаточную информацию для его исполнения компетентным органом иностранного государства. Также предусматриваются и отдельные особенности, связанные с исполнением поручений.

На наш взгляд, в силу своей актуальности особого внимания заслуживает вопрос истребования и пересылки документов, касающихся личных или имущественных прав и интересов граждан.

Статья 14 Минской конвенции предусматривает обязательство договаривающихся сторон пересылать друг другу по просьбе без перевода и бесплатно свидетельства о регистрации актов гражданского состояния, документы об образовании, трудовом стаже и др. Направления обращений граждан об их истребовании, а также пересылка документов осуществляются через центральные органы (ст. 5 Конвенции).

Для государств — участников Протокола от 28.03.1997 редакция ст.

14 Минской конвенции предусматривает возможность пересылки документов о регистрации актов гражданского состояния непосредственно через органы регистрации актов гражданского состояния, что значительно сокращает сроки истребования такого рода документов. Другие документы, касающиеся личных и имущественных прав и интересов граждан, пересылаются через территориальные органы юстиции (ст. 5 Конвенции в редакции Протокола).

Минская конвенция заложила правовую основу для признания и исполнения договаривающимися сторонами решений учреждений юстиции по гражданским и семейным делам и решений судов по уголовным делам о возмещении ущерба, вынесенных на территории других договаривающихся сторон.

Без специального производства признаются вступившие в законную силу решения, не требующие по своему характеру исполнения. Другие решения признаются на основании судебного решения договаривающейся стороны, на территории которой оно подлежит исполнению на основании ходатайства о признании.

К ходатайству должны быть приложены решение либо его заверенная копия, а также официальный документ о его вступлении в силу, документ, из которого следует, что сторона, против которой вынесено решение, не принявшая участия в процессе, была в надлежащем порядке и своевременно вызвана в суд, документ, подтверждающий частичное исполнение решения на момент пересылки, и документ, подтверждающий соглашение сторон (по делам договорной подсудности).

Указанные положения Минской конвенции соотносятся с нормами российского гражданского и арбитражного процессуального законодательства. В частности, ст. 411 Гражданского процессуального кодекса РФ определяет содержание ходатайства.

Важно отметить, что при исполнении поручений об оказании правовой помощи запрашиваемое учреждение применяет законодательство своей страны.

Во взаимодействии арбитражных и хозяйственных судов государств — участников СНГ широко применяется Соглашение о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности, от 20.03.1992 (далее — Соглашение), участниками которого являются Азербайджан, Армения, Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Россия, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан и Украина.

Соглашение регулирует вопросы разрешения дел, вытекающих из договорных и иных гражданско-правовых отношений между хозяйствующими субъектами и из их отношений с государственными и иными органами, а также исполнения решений по ним (ст. 1 Соглашения).

Минская конвенция, равно как и Соглашение, предусматривает равные права для граждан и юридических лиц (хозяйствующих субъектов) другого государства — участника СНГ по правовой и судебной защите.

В соответствии с Соглашением правовая помощь заключается во вручении и пересылке документов и выполнении процессуальных действий.

При оказании правовой помощи компетентные суды и другие органы сносятся друг с другом непосредственно.

Соглашение предусматривает взаимное признание и исполнение вступивших в законную силу решений компетентных органов.

Приведение решения в исполнение осуществляется на основании ходатайства заинтересованной стороны, к которому прилагаются его заверенная копия, официальный документ о том, что решение вступило в законную силу, доказательства извещения другой стороны о процессе, а также исполнительный документ.

Источник: https://minjust.ru/ru/press/news/osushchestvlenie-pravovoy-pomoshchi-po-grazhdanskim-i-ugolovnym-delam-obzor-otnosheniy

Взаимосвязь международного гражданского процесса с гражданским процессуальным правом

Характерной чертой нашего времени является расширение внешнеэкономических и культурных связей между разными странами.

Это обусловлено растущим использованием международного разделения труда, необходимостью согласованного решения стоящих перед человечеством глобальных проблем (охраны окружающей среды, обеспечения энергетических ресурсов, освоения мирового океана), а также резким усилением миграции.

Взаимозависимость государств находит своё выражение в расширении сотрудничества в самых различных сферах, в резко увеличившемся объёме общения, контактов между людьми независимо от их гражданства и места проживания.

В решении задач развития сотрудничества с различными странами важная роль принадлежит праву, правовым методам и средствам.

В условиях преобразований, происходящих в нашей стране, связанных с формированием открытого демократического общества и правового государства, в условиях глубокой экономической реформы, охватившей и внешнеэкономическую сферу, растет число разнообразных международных связей гражданско-правового характера. Соответственно возрастает роль и значение международного частного права — основного регулятора таких связей.

Специфика международного частного права, включая метод и способы регулирования, обусловлена уникальностью объекта регулирования — гражданских отношений, осложненных иностранным элементом.

Они порождают особую проблему — коллизию гражданского права различных государств, решение которой является необходимым условием их регулирования. В преодолении коллизионной проблемы заключается общий метод международного частного права.

Своеобразие конкретных приемов и средств регламентации сводится, в конечном счете, к этому общему методу, определяющему специфику международного частного права.

Гражданский процесс (гражданское судопроизводство) урегулированный нормами гражданского процессуального права порядок рассмотрения и разрешения отнесенных к ведению судов гражданских дел.

Гражданский процесс универсален как принудительная форма защиты субъективных прав, возникающих не только и не столько из гражданских правоотношений, сколько из семейных, трудовых, социальных, жилищных, земельных, экологических и даже публичных правоотношений.1

«…Гражданский процесс, — писал известный российский ученый XIX в. Ю. С. Гамбаров, — есть порядок принудительного осуществления гражданского права и сводится к совокупности норм, определяющих образ действия как существующих органов защиты права, так и лиц, пользующихся этой защитой, или так или иначе привлекаемых к ней.2

  • Международный гражданский процесс (МГП) — совокупность вопросов процессуального характера, связанных с защитой прав иностранцев и иностранных юридических лиц в суде и арбитраже.
  • Термин «международный гражданский процесс» носит условный характер, поскольку процессуальное разбирательство ведется на территории какой-либо страны и по какому-либо национальному законодательству.
  • Международная подсудность означает компетенцию судов определенного государства рассматривать гражданско-правовые споры, имеющие международный характер.

Международная подсудность является прерогативой самого государства устанавливать, какие суды на его территории будут рассматривать гражданские дела, имеющие международный характер. В России все суды общей юрисдикции, а также все государственные арбитражные суды наделены полномочиями рассматривать споры, осложненные иностранным элементом.

  1. Сфера действия МГП:
  2. 1)     международная подсудность гражданских дел;
  3. 2)     гражданско-процессуальный статус иностранных лиц (физических и юридических), иностранного государства, международных организаций;
  4. 3)     судебные доказательства в делах, связанных с иностранным правопорядком;
  5. 4)     решение вопроса о применимом праве;
  6. 5)     установление содержания, толкование и применение иностранного права;
  7. 6)     исполнение иностранных судебных поручений;
  8. 7)     признание и принудительное исполнение иностранных судебных решений;
  9. 8)     принудительное исполнение иностранных арбитражных решений.
  10. В правовых системах предусматриваются три основных способа определения международной подсудности:
  11.         по признаку гражданства сторон: компетентен рассматривать спор суд того государства, гражданином которого является одна из сторон (применяется во Франции, Италии);
  12.         по закону места нахождения или места жительства ответчика (применяется в Германии, Швейцарии);
  13.         по признаку «фактического присутствия» ответчика (применяется в Англии, США).
  14. Помимо перечисленных способов, в законодательстве многих государств закрепляется возможность установления договорной подсудности.

Договорная подсудность представляет собой изменение компетенции государственных судов, рассматривающих гражданско-правовые споры, осложненные иностранным элементом. Соглашение, в котором стороны определяют компетенцию суда определенного государства, рассматривающего уже возникший между ними или могущий возникнуть в будущем спор, именуется пророгационным соглашением.

Не является исключением и Конвенция о правовой помощи и правоотношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г. (Минская конвенция).

  • Вопросам, связанным с международной подсудностью, в Минской конвенции посвящено несколько специальных статей. Подсудность определяется в зависимости от категорий дел:
  •         по искам о праве собственности и других вещных правах на недвижимое имущество компетентен суд государства, на территории которого находится имущество;
  •         по делам о признании лица ограниченно дееспособным или недееспособным компетентным является суд государства, гражданином которого является это лицо;
  •         по делам о признании лица безвестно отсутствующим или объявлении лица умершим, а также по делам об установлении факта смерти компетентен суд государства, гражданином которого было лицо в то время, когда оно по последним данным было в живых.
  • Значение, которое уделяется в России защите прав иностранцев, нашло свое выражение в том, что иностранным гражданам и лицам без гражданства гарантируется право на обращение в суд и иные государственные органы для защиты принадлежащих им личных, имущественных, семейных и иных прав.
  • Российское законодательство, предоставляя иностранцам в принципе равную с нашими гражданами возможность приобретать и осуществлять свои права в РФ, вместе с тем дает им возможность их судебной защиты.

Иностранные граждане пользуются гражданскими процессуальными правами наравне с российскими гражданами. Иностранцы могут участвовать в гражданских процессах в качестве истца, ответчика или третьего лица.

Право на судебную защиту имеют в РФ иностранные предприятия и организации в соответствии со ст. 433 ГПК «Гражданские процессуальные права иностранных граждан, иностранных предприятий и организаций».

3

Право обращаться в суд и пользоваться гражданскими процессуальными правами наравне с гражданами РФ предоставлено и лицам без гражданства в соответствии со ст. 434 ГПК «Гражданские процессуальные права лиц без гражданства».

Предоставление национального режима в области гражданского судопроизводства закон не связывает с проживанием иностранца или лица без гражданства в РФ.

В России нет каких-либо ограничений или условий, выполнение которых необходимо для обращения иностранца в суд.4

Иностранец, являясь стороной в процессе, пользуется в нашем суде всеми процессуальными правами наравне с российскими гражданами. Конституция РФ (ст.

171) обеспечивает участвующим в деле лицам, не владеющим языком, на котором ведется судопроизводство, право полного ознакомления с материалами дела, право на участие в судебных действиях через переводчика и право выступать в суде на родном языке. Это конституционное положение имеет прямое отношение к иностранцам.5

Иностранец может вести дела в суде лично или через представителя. В нашем праве нет института обязательного судебного представительства. Представителями иностранных граждан в суде могут быть как российские граждане, так и иностранцы.

В качестве представителей иностранных граждан могут выступать консулы. В соответствии с правилами ряда консульских конвенций, заключенных с иностранными государствами, консул в силу своего официального положения может представлять граждан страны, его назначившей, как перед судами, так и перед другими органами власти консульского округа.6

Под судебным поручением понимается обращение суда одного государства к суду другого государства с просьбой о производстве процессуальных действий на территории этого другого государства.

По общему правилу суд может выполнять процессуальные действия лишь в пределах своего государства. Для осуществления таких действий за границей требуется согласие того государства, в котором они должны быть совершены. Поэтому процессуальные действия за пределами своей страны могут быть произведены лишь в порядке судебного поручения.

Часто встречаются два случая, когда суду одного государства приходится обращаться за содействием к судебным органам другого государства.

Первый случай — вручение документов по просьбе суда лицам, находящимся за границей.

Второй случай — выполнение отдельных процессуальных действий и, в частности, допрос свидетелей, находящихся за границей.

Если суд считает, что для выяснения обстоятельств по данному делу необходимо допросить свидетеля, проживающего за границей, он заранее составляет список вопросов, которые должны быть поставлены свидетелю.

Допрос производится через судебные органы той страны, в которой проживает свидетель.

МГП в праве большинства государств мира (Аргентина, Болгария, Италия, Польша, Португалия, Румыния, ФРГ, Франция). В некоторых государствах приняты единые законы о МЧП и процессе (Албания, Венгрия, Венесуэла, Чехия).

Особенности англо-американских источников МГП заключаются в общей специфике системы общего права — главенствующую роль среди источников права вообще играет судебный прецедент.Среди универсальных многосторонних международных договоров следует отметить: Гаагскую конвенцию по вопросам гражданского процесса 1954 г.; Венскую конвенцию о дипломатических сношениях 1961 г.

; Нью-Йоркскую конвенцию о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений 1958 г.; Европейскую конвенцию о внешнеторговом арбитраже 1961 г.; Гаагскую конвенцию об отмене требования легализации иностранных официальных документов 1961 г.

Примерами региональных международных договоров, в которых регулируются вопросы МГП, являются: Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г. стран СНГ, Кодекс Бустаманте, конвенции ЕС (Брюссельская, Лугано и др.).7

Нормы МГП направлены на регулирование частноправовых отношений, связанных с иностранным правопорядком.

Международный гражданский процесс — самостоятельная часть системы МЧП и включается в его структуру. Процессуальные проблемы самым тесным образом связаны с вопросами подлежащего применению права и гражданской правоспособности.

В области международного гражданского процесса очень большое значение придается тем правовым нормам и правилам, которые предусмотрены в различных международных договорах и соглашениях, цель которых состоит в том, чтобы обеспечить взаимное признание и соблюдение имущественных и личных прав граждан одного государства на территории другого. Договоры строго исходят из принципов равенства и уважения суверенитета каждой страны.

В Российской Федерации повышение роли международного частного права вызвано также распадом СССР и появлением на его территории самостоятельных государств, отношения между которыми стали строиться на международно-правовой основе.

Считаю нужным еще раз обратить внимание на то, что с распадом Союза не разорвались многочисленные связи между бывшими республиками, ставшими теперь отдельными государствами. Кроме того, возникают и новые отношения подобного рода.

С приобретением суверенитета они приобрели международный характер и вошли в сферу действия международного частного права.

Литература:

  1.                Гражданский процесс: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп./ Под ред. М. К. Треушникова. М.: ОАО «Издательский Дом “Городец”», 2007. — 4с.
  2.                Гражданский процесс: лекции / Ю. С. Гамбаров, экстра-ординарный профессор Московского университета — М.: Литография Ф. Л. Шмидекке, 1896. — 211 с

Источник: https://moluch.ru/conf/law/archive/179/9061/

Ссылка на основную публикацию