Критская морская держава — в помощь студенту

Талассократия — термин, характеризующий особый тип государственности, для описания которого в русском языке используется также словосочетание «морская держава». Само это слово происходит от двух древнегреческих корней: θάλασσα  — «море» и κράτος — «власть».

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!

Оценим за полчаса!

То есть талассократией можно назвать государство, экономика, политика и даже культурная жизнь которого строится благодаря умелому использованию такого удивительного природного ресурса, как море.

Морская торговля, военные походы «за море», освоение новых земель и создание в прибрежных районах колоний становятся основными сферами деятельности его граждан.

Критская морская держава - в помощь студенту

Карта минойских торговых маршрутов

В тоже время, стоит заметить, что именно «моревладычество», то есть полный контроль морских путей имел место только в Эгеиде, а путешествия в более отдаленные регионы, например, Египет, Хатти, территории современной Ливии и на Сицилию были обусловлены скорее торговыми, нежели захватническими амбициями.

Морское владычество минойцев

Многочисленные археологические находки и письменные свидетельства говорят нам о том, что в бронзовом веке, в период с XVII-XV вв. до н.э., именно минойцы главенствовали в средиземноморском регионе.

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!
Читайте также:  Квантовая система - в помощь студенту

Оценим за полчаса!

  Например, мы видим, что вокруг минойских дворцов не строятся укрепления, каменные стены и рвы, как, например, в Микенах и других городах на территории материковой Греции.

Почему? Разве не было у них необходимости защищать себя от захватчиков? Большинство историков сходится на мнении, что весь остров Крит был неприступной цитаделью минойцев благодаря мощному флоту, равного которому не было во всем регионе, а может и в мире, так что в фортификационных сооружениях у них просто не было необходимости.

Критская морская держава - в помощь студенту

Фреска с изображением процессии кораблей из Акротири, ок.1600 г. до н.э.

Главной предпосылкой формирования такого типа государства можно назвать в первую очередь уникальное географическое положение Крита.

Оно является очень выгодным, ведь остров располагается на пересечении множества древних морских торговых путей, соединяющих самые развитые государства того времени.

Это позволило и самим критянам экспортировать  множество товаров, от леса до изысканных произведений ремесленного искусства, и, конечно, импортировать, причем не только материальные объекты, но и умения, знания, технологии.

Кораблестроение — основа талассократии?

Сложно сказать, когда именно жители Крита научились строить корабли, способные выдержать далекие морские переходы, но, видимо, они научились делать это раньше и лучше, чем многие современные им народы.

К сожалению, современная наука страдает от того, что сохранившихся объектов, судов или их частей, дошло до нашего времени ничтожно мало. С другой стороны, изображений кораблей минойского периода насчитываются сотни.

Морские суда изображаются на печатях, фресках, ювелирных украшениях, керамике, находят даже детальные глиняные модели судов.

Благодаря такому изобилию материала мы можем довольно неплохо представить себе, какими были суда древних минойцев.

В 2000 — 2004 годах Критский морской музей даже осуществил проект по реконструкции минойского корабля с использованием традиционных инструментов и материалов. Корпус был сделан из кипариса, для гидроизоляции – слои тканого материала, пропитанные смесью из говяжьего жира и смолы. Путь на нем до Афинского порта Пирей занял месяц. 

Критская морская держава - в помощь студенту Критская морская держава - в помощь студенту Критская морская держава - в помощь студенту Критская морская держава - в помощь студенту Критская морская держава - в помощь студенту Критская морская держава - в помощь студенту Критская морская держава - в помощь студенту Критская морская держава - в помощь студенту

Сегодня вы можете видеть этот корабль в специальном павильоне венецианского порта города Ханья, а в Морском музее, до которого от корабля можно пройти по набережной за пять-десять минут, выставлены копии бронзовых орудий и множество фото, рассказывающих о создании корабля. Я там была совсем недавно, так что делюсь фотографиями.

Вообще, минойское судостроение – отдельная интереснейшая тема, а в этом общем материале о талассократии, я лишь констатирую тот факт, что флот у минойцев несомненно был, и был он самым передовым и мощным в рамках той исторической эпохи. Минойцы также великолепно знали морские течения и владели навигацией на высочайшем уровне.

Киклады и другие греческие острова

Минойские мореплаватели были и воинами, и торговцами, а, может, и пиратами, но на то, что они главенствовали на море, указывают многие античные авторы: Геродот, Страбон, Фукидид, Апполодор, Плутарх и другие.

Эти письменные свидетельства подтверждаются обилием археологических находок. Ближайшие к Криту острова, в первую очередь, Киклады, конечно должны были первыми попасть в сферу влияния морской державы.

Свидетества тому мы, опять же, находим в античной литературе.

Фукидид в «Истории» пишет: «Как нам известно из предания, Минос первым из властителей построил флот и приобрел господство над большей частью нынешнего Эллинского моря.

Он стал владыкой Кикладских островов и первым основателем колоний на большинстве из них и, изгнав карийцев, поставил там правителями своих сыновей.

Он же начал и истреблять морских разбойников, чтобы увеличить свои доходы, насколько это было в его силах.» (Thuc., I, 4; 8, 2).

В.В. Шувалов в своей статье «Морская держава Миноса» привод обширный перечень таких упоминаний: «Так, по свидетельству Геродота, на о. Фера высадился Кадм (Her., IV, 147-148; 156). (На его связи с Критом мы еще остановимся). Под властью Миноса находились Анафа и Астипалея, острова к востоку от Феры (Ovid. Met.

, VII, 461 sq.; Paus., VII, 4, 1); с Икаром, сыном Дедала, связан о. Икария и примыкающая к нему часть Эгейского моря (Apollod., II, 6, 3; Diod., IV, 77, 5; Strab., XIV, 1, 19; Paus., IX, 11, 4-5); древнейший царь Самоса Анкей был племянником Европы, критской царицы (Paus.

, VII, 4, 1); на Наксос отправилась Ариадна, дочь Миноса (Hom. Od., XI, 321-325; Diod., IV, 61, 5; Plut. Thes., 20); Миносом были покорены Парос, Сифнос, Кимолос, Серифос, Китнос, Сирос, Миконос (Ovid. Met., VII, 463-466); на Эвбею путешествовал Радамант (Hom. Od., VII, 321-326; Strab.

, IX, 3, 14); а на Хиос — Энопион, внук Миноса (Paus., VII, 4, 8; 5, 12-13)».

Что касается археологии, то помимо Акротири, известнейшего минойского города на Санторини, прославившегося своими великолепными фресками с изображением кораблей, минойские артефакты находят по всем кикладам. Например, на Милосе в районе городка Филакопи найдено минойское поселение с остатками дворца и городской стены. В нем обнаружены минойские вазы стиля камарес и знаменитые фрески.

«Летающая рыба» Милоса из Филакопи, 1600—1500 гг. до н. э

Как далеко заплывали минойские корабли?

Минойская экспансия распространялась по морским маршрутам от Эгейского моря до Восточного Средиземноморья и базировалась на плотной сети островных станций, гаваней и прибрежных сооружений.

Степень их взаимоотношений с Критом и, как следствие, степень минойского влияния зависели от таких факторов, как отдаленность от «материнского» острова, положение в торговой сети, важность с точки зрения обеспечения сырьем и распределения товаров, а также распространение технологических инноваций и культурных особенностей региона.

В экспозиции Ираклионского музея не так давно появилось несколько отдельных стендов, то есть целый раздел, посвященный минойской талассократии (в последний раз я была там в января 2018, а в 2014 его еще не было). В научной среде до сих пор ведутся споры о том, как далеко эта экспансия простиралась.

Помимо устоявшихся и доказанных археологическими находками регионов, благодаря смелым теориям и, что уж греха таить, довольно конспирологическими выкладкам, на предположительной карте торговых маршрутов минойцев возникают и довольно экстравагантные пункты, такие, как, например, Северная Америка.

Я лишь очерчу некий минимальный ареал в том виде, в котором он представлен в Ираклионском музее, экспертное мнение специалистов которого всё же видится мне наиболее значимым.

Безусловно, Крит находился в теснейшем контакте с Египтом, о чем свидетельствуют и упоминания «кораблей земель кефтиу» и народа кефтиу, а именно так называли минойцев египтяне, в египетских папирусах. Минойская и микенская керамика находится даже в египетских гробницах, что говорит о ее высокой ценности, а на Крите найдено множество скарабеев и других артефактов из долины Нила.

На основании предметов минойского типа, найденных в различных археологических областях, можно с высокой точностью идентифицировать фактории и торговые форпосты минойского мира в таких местах как: Самотраки, Лемнос, Касос, Карпатос и Угарит. Областями мощного минойского присутствия являются Родос и Китера, но наиболее сильное влияние видится на Санторини и в Милете, которые можно назвать скорее минойскими колониями.  

В других точках мира фиксируется художественное и культурное влияния минойцев, например, в дворцовых фресках Телль-эль-Даба в Египте, в Тель-Кабри в Израиле, а также в Катне, Алалахе и Мари в Сиропалестинском регионе, но характер этого взаимодействия еще предстоит изучить.

В Каммосе на юге острова Крит, являющемся портовым городом двух больших дворцовых центров Мессарской долины, Фестоса и Ариа Триады, найдено множество предметов зарубежной торговли.

Импортированные предметы роскоши найдены в большом центральном здании и домах всего поселения.

Найдены там также и сиропалестинские якоря с сирийского побережья и многочисленные амфоры, пифосы и небольшие сосуды из Ханаана, Египта и Кипра.

Мне кажется, что в этой области исследования минойской и микенской культур нас ждет еще масса интереснейших открытий, поскольку, практически каждый год археологам удается найти нечто новое, чтобы дополнить мозаичную пока картину.

Список использованной литературы, который, позволит вам немного глубже ознакомиться с темой:

Источник: https://knossoslab.ru/articles/minojskaya-talassokratiya

Первая известная нам морская держава

Древнейшей морской державой мира был Крит (современная Греция). Его жители достигли очень высокого уровня развития, о чем свидетельствуют появление собственной письменности, множество произведений искусства, а также руины городов и дворцов.

Эта морская держава была чрезвычайно мощной благодаря сильному флоту. Археологические исследования свидетельствуют о том, что ее трехмачтовые суда выходили в Средиземное море еще четыре тысячи лет назад. Критские корабли плавали от Сицилии и Греции до Малой Азии, Сирии, Финикии и Египта.

Торгуя и воюя, критяне основали свои колонии на Кипре и Родосе, а также повлияли на побережьях Пелопоннеса и Балканского полуострова. Города страны не имели защитных стен — от вторжений их защищали море и сильный флот. Однако около 1470 до н. е. большинство критских поселений и флот были уничтожены.

Возможно, это произошло вследствие природной катастрофы, например землетрясения или извержения вулкана. Знаете ли вы, что.

эта цивилизация не отличалась агрессивностью. Искусство Крита было удивительно богатым на сюжеты, однако в нем почти никогда не встречаются сцены боев.

Важную роль сыграло его удобное географическое расположение. Это город-государство занимало восточную часть небольшого мыса, который был прикрыт с южной стороны грядой холмов. Обустроив удобную и надежную базу, карфагеняне стали покорять морские просторы. В западной части Средиземного моря образом, вся западная часть моря перешла под контроль Карфагена.

В 535 г. до н. Э. е. он покорил остров Сардинию. Историкам также известно о походе карфагенян к берегам Гвинейского залива и экспедиции в Оловянных островов в Британии. Политика жесткого контроля

над торговлей в западном Средиземноморье привела к конфликту между Карфагеном и Римом. Во время Второй Пунической войны римский генерал Сципион Африканский-старший нанес поражение полководцу Ганнибалу. В результате Карфаген потерял право на большой флот и все свои владения в Испании.

Знаете ли вы, что …

Критская морская держава - в помощь студенту

Первая известная нам морская держава

по легенде, прибыв на новые земли, финикийцы принесли с корабля огромное шкуру вола и договорились с местными жителями, что те отдадут им столько земли, сколько можно будет охватить этой шкурой. Аборигены согласились. Тогда финикийцы разрезали шкуру на тоненькие ниточки, связали их в один длинную веревку и обвели им столько земли, что можно было построить целый город. Так и возник Карфаген.

Источник: http://bagazhznaniy.ru/history/pervaya-izvestnaya-nam-morskaya-derzhava

Археология Крита читать онлайн, Джон Пендлбери

Джон Пендлбери «Археология Крита» … Лакедемона учреждение, как сисситии, было «на Крите введено в правление царя Миноса». Подобное утверждение Аристотеля о значении критского законодательства не может казаться историку невероятным, после того как в 1884—1885 гг.

была откопана на месте древнего города Гортины огромная надпись VI в. до н. э., в которой был увековечен обширнейший из всех дошедших до нас законодательных памятников Греции.

В этом ценнейшем эпиграфическом памятнике дорийского периода, несомненно, нашло отражение древнее законодательство ахейского периода — законодательство Миноса. Законодательство же Миноса, в свою очередь, согласно свидетельству Аристотеля, не является его личным творчеством.

Он лишь привел «в определенную систему» существовавшие до него законы. [18]

Следовательно, и до Миноса на Крите существовало законодательство; тем самым мы получаем указание на то, что и для карийско-филистимлянского периода истории Крита засвидетельствована попытка образования государства.

За это говорит, как мы видели выше, и наличие тюрем в древних дворцах Крита, и архивы с тысячами глиняных табличек, покрытых письменными знаками, дававшими возможность контролировать хозяйство, слишком сложное для родового строя. Анализ пиктографических документов выявил, как мы видели (стр.

15), наличие на Крите элементов рабовладельческого хозяйства. Надо полагать, что рабы использовались на многочисленных судах критян, как торговых, так и военных. Рабы же, наверное, принимали участие в возведении царских дворцов Кносса и Феста, а также в строительстве дорог.

Критская морская держава, расположенная в центре морских торговых путей, поддерживала оживленные торговые сношения с окружающими странами. Процветание торговли на Крите должно было, бесспорно, содействовать ослаблению родовых связей. О разрыве родовых связей на Крите в этот период свидетельствует и объединение большого количества общин центральной части Крита, на что указывалось выше.

Если же на Крите действительно уже в карийский период сложилось раннеклассовое общество, соответствующее стадиально, как я выше указал, древнейшему шумерскому рабовладельческому обществу конца IV тысячелетия до н. э., то мы уже не можем вместе с Пендлбери видеть в разрушении дворцов Крита конца XV в. одно лишь внешнеполитическое событие.

Скорее всего, катастрофа, разразившаяся над дворцами Крита на исходе крито-микенского периода, была обусловлена не только победоносным вторжением ахейских орд, но и восстанием наряду с рабами и массы непривилегированного населения.

Эти события потрясли «Крит, посреди виноцветного моря, прекрасный, тучный» тогда, когда родовая знать сделала первую попытку образования государства.

Таким образом, мы тщетно стали бы искать в книге английского археолога определения или установления законов развития общества древнего Крита или объяснения причин, обусловивших его расцвет или гибель.

В тех же случаях, когда автор пытается их привести, он проявляет обычную для буржуазного ученого беспомощность или же извращает действительность. Но сами факты, повторяем, подобраны умело, расположение материала представляет большие удобства.

Поэтому «Археология Крита» может послужить весьма полезным пособием для археологов, историков, историков искусства и архитектуры и студентов соответствующих высших учебных заведений. Как известно, «Археология Крита» вышла в 1939 г., т.е. в год начала войны с фашистской Германией.

Во время войны Крит стал ареной военных действий, и, [19] естественно, раскопки там не производились. Более или менее значительных раскопок не предпринималось и после окончания второй мировой войны. Во всяком случае ничего существенного, заставляющего пересмотреть наши взгляды и выводы, найдено не было.

К тому же, многие памятники и собрания, в том числе и знаменитое собрание критских древностей в Кандии, пострадали от обычного варварства немецко-фашистских полчищ. В настоящее время особенно большое значение приобретают дальнейшие попытки дешифровки критских письмен.

Перевод сделан почти без сокращений. Иллюстрации на отдельных листах, рисунки в тексте, карты и особенно сводные таблицы, дополняющие отдельные разделы, а также ссылки на литературу сохранены полностью, ибо в этом научном аппарате заключается одно из основных достоинств настоящей книги.

Транскрипция собственных имен и географических названий, как правило, дается общепринятая в русской литературе. Заново составлен доцентом И. С. Кацнельсоном, принимавшим участие в редактировании книги, список литературы о Крите.

Список этот, не претендующий на исчерпывающую полноту, все же значительно расширен и дополнен указаниями на труды классиков марксизма-ленинизма, русскую научную литературу, на некоторые работы общего характера и работы, опубликованные после выхода в свет книги Пендлбери. [20]

Предисловие автора[1]

В этой книге я попытался дать очерк культуры Крита от древнейших времен до Римской эпохи. Для доисторического периода эта работа с гораздо бóльшей полнотой выполнена в исследовании Артура Эванса «Дворец Миноса» (A.

Evans, Palace of Minos); однако указанный труд, естественно, посвящен в основном Кноссу; к тому же, при многочисленности раскопок и публикаций автору неизбежно приходилось возвращаться к более ранним периодам в тех случаях, когда в промежутке между выходом первого и второго томов появлялись новые данные. Основной нашей задачей является рассмотрение предмета в исторической связи.

Метод Глотца в его «Эгейской культуре» (Glotz, Aegean civilization) заключается в том, что каждая область материальной культуры — архитектура, керамика и т. д. — исследуется отдельно и развитие в данной области прослеживается вне зависимости от всего остального.

Такой способ исследования не позволяет получить ясное представление о культуре каждого отдельного периода, потому что для этого мы должны дать оценку исторического значения таких явлений, как, например, прогресс в архитектуре, сопровождающийся одновременным упадком в гончарной технике.

Так как эта книга имеет своим предметом материальную сторону критской древности, то такие общие вопросы, как язык и религия минойской эпохи, рассматриваются лишь суммарно, в особой главе, имеющей целью подвести итоги нашим знаниям в области культуры бронзового века.

Читайте также:  Состав атомного ядра - в помощь студенту

В изучении послеминойского Крита мы опираемся на существующие специальные работы и материалы раскопок; представляется своевременным попытаться подвести итоги этим исследованиям. Поскольку Крит в этот период входит в общее русло греческой культуры, достаточно будет выделить его местные особенности.

Что касается вопроса об обозначении различных разделов доисторического периода, то при нынешнем уровне наших [23] знаний было бы нелепо создавать путаницу, изменяя установленное Артуром Эвансом разделение на девять периодов — раннеминойский, среднеминойский и позднеминойский (Р. М., С. М. и П. М.) с дальнейшим подразделением каждого из них на I, II и III.

По общему признанию, новейшие исследования, по-видимому, показывают, что С. М. II и П. М. II практически ограничены областью Кносса и Феста и что было бы лучше обозначать С. М. II и П. М. II соответственно как С. М. Iб и П. М. Iб.

Но это лишь внесло бы путаницу в уже имеющуюся обширную литературу; к тому же, в конце концов, названия — это только ярлыки, не имеющие значения сами по себе. Может быть, придет время, когда мы сможем говорить о древнем Крите в терминах династий и годов царствований, но до тех пор существующая система хронологии не может быть улучшена.

Однако ей следует придать известную эластичность. Если П. М. Iа начинается в Кноссе в определенный момент, то это не значит, что все провинциальные города, как Кастеллос около Цермиады в Ласити, в тот же день утратили все свои сосуды С. М. IIIб.

С другой стороны, если мы допускаем, что для всего Ближнего Востока бронзовый век распадается на три основных периода, то мы должны воздержаться от утверждения, что элладские и кикладские периоды в точности параллельны минойским.

Возможно, неолитический период на Крите перекрывает раннединастический (протодинастический) период в Египте, а раннеэлладский, может быть, захватывает часть среднеминойского. Однако пока мы не получим возможности заменить чем-либо лучшим ту терминологию, которая так хорошо служила в течение долгого времени, она должна быть сохранена, и чем больше подразделений мы сможем в нее внести, тем лучше.

Я нашел удобным пользоваться терминами «Позднеэлладский I, II и III» вместо «Микенский, I, II и III». «П. Э.» уместнее, чем «Мик.», так как не навязывает названия одного города целой стране; кроме того, как мы увидим, необходимо проводить некоторое различие между Критом и материком; таким образом, название «II Мик.» представляется неудобным.[2]

Я всячески старался провести в этой книге четкую грань между фактами и гипотезами. Гипотеза, честно представленная как таковая ее создателем, слишком часто начинает рассматриваться как факт его последователями, пока она не превращается в основание для новых гипотез.

В недавнее время предложенная Петри правдоподобная гипотеза, согласно [21] которой некоторые сосуды, найденные им в Абидосе, имеют эгейское происхождение, в археологической литературе, пройдя через стадию «предположение Петри о том, что…», получила форму «раннеминойская керамика, найденная Петри».

Эта ошибка встречается и до сих пор, несмотря на авторитетное возражение Франкфорта.[3]

Иноземные связи представляют проблемы особой трудности. Определенная датировка периодов бронзового века в эгейской культурной области зависит всецело от внешних связей — главным образом с Египтом.[4]

Иногда это не создает трудностей, например, когда предметы, носящие имя Аменхотепа III и Тии, обнаруживаются в отложениях П. Э. III в Микенах, а сосуды П. Э. III — в городе их преемника, Эхнатона, в Египте или когда сосуд С. М. II находят в погребении XII династии, а статую XII династии — в отложениях С. М. II.

Но для ранних периодов нам придется руководствоваться теми данными, которые дает изучение сосудов из твердого камня, находимых в неолитических или раннеминойских слоях или вне слоев. Эти сосуды могли храниться, и несомненно хранились, в течение долгих лет, так как обладали практически неограниченной прочностью и всегда были пригодны для употребления.

Кроме того, у нас нет никаких доказательств, позволяющих установить, когда они ввозились на Крит, поскольку они высоко ценились также и в Египте.

Если мы находим, что сосуд середины додинастического периода еще находится в употреблении в Телль-эль-Амарне во времена XVIII династии, а в царском погребении в том же месте обнаруживается диоритовая чаша Хафра IV династии, то, очевидно, очень опасно пытаться датировать раннеминойское отложение на основании найденного в нем раннединастического сосуда.

Более надежную точку опоры дают местные подражания иноземным предметам, потому что предмет, который более не существует, перестают копировать.[5]

Но даже и здесь мы должны быть осторожны. На первый взгляд, фигурки из слоновой кости из Р. М. отложений в Мессаре — явные подражания изделиям из Верхнего Египта середины додинастического периода, …

Источник: https://knigogid.ru/books/340010-arheologiya-krita/toread/page-4

Новости

Компания ООО «МОРСКАЯ ДЕРЖАВА» создана в феврале 2004 года, в результате реорганизации  ООО «ФАКТУР». Основным видом деятельности на начальном этапе развития организации было обеспечение судоремонтных предприятий Мурманской области, а также судоходных и рыболовецких компаний подшипниками качения, общесудового снабжения и поставкой цветного металлопроката. 

Со временем наша компания перепрофилировалась на поставки широкого спектра судовой трубопроводной арматуры, штуцерных, фланцевый соединений, приварышей, фильтров забортной воды и сильфонных компенсаторов из углеродистой стали и цветных сплавов, для судовых трубопроводов. 

За годы усердной работы мы обрели широкий круг постоянных заказчиков как в своей области так и в регионах России. С каждым годом мы расширяем спектр своих возможностей.

 Изучая рынок потребностей судоремонтных предприятий проводящих, регламентные и ремонтные работы на судах Военно-морского флота России, ОАО Атомфлота и судах гражданского назначения, мы наладили поставку сменно-запасных частей к судовой запорной арматуре и трубопроводов.

Такие изделия как уплотнительные кольца, прокладки, тарелки, запорные органы клапанов, пружины, прокладки, протекторная защита и прочие комплектующие.

Арматура выпускаемая крупнейшими предприятиями страны ОАО «Аскольд», АК «Корвет», ОАО «Завод Буревестник», ОАО «Армалит-1», современными компаниями ООО «Тритмэнт», ООО «Инмор»…

 для судостроения и судоремонта, имеет огромный запас прочности (25-30 лет) и высокую себестоимость, заложенные отечественными конструкторами во времена Социализма.

Поэтому арматура долговечна и пригодна для ремонта. 

Замена износившихся деталей удешевляет ремонтные работы, нежели замена целого изделия, что приводит к снижению затрат на восстановление и поддержание работоспособности судовых систем и механизмов.

  Снижение себестоимости эксплуатации судов это желаемая перспектива любого государственного и частного заказчика.

Для нашей компании разумная экономия средств наших партнёров это одна из основных задач, разделившая первое место с высоким качеством поставляемой продукции. 

ООО «Морская Держава» ценит наших партнёров. Для нас не бывает втростепенных заказчиков. Все взятые на себя обязательства компания выполняет качественно и в сжатые сроки. 

Компания предоставляет безвозмездную услугу по экспедирования вашего груза до любой транспортно-экспедиционной компании на выбор для отправки в ваш адрес. При необходимости возможна сдача груза в день обращения.

ООО «Морская Держава» базируется на территории судоремонтного предприятия. Сегодня мы арендуем производственные помещения и вышли на прямые договорные отношения с производственными и судоремонтными компаниями, обеспечивая свои потребности по ремонту и обслуживанию оборудования.

 В ближайшее время наша компания планирует запустить механо-сборочный цех и участок испытания изделий. Качество выпускаемой продукции и ремонта изделий контролируется на каждом этапе производства.

 Мы имеем возможность выполнить пракически любой заказ по изготовлению комплектующих и готовых изделий, применяемых в производстве арматуры и сборке трубопроводов по чертежам или эскизам (образцам) заказчика.

 Наш архив содержит большой перечень технической документации судовой арматуры и деталей соединений труб. От заказчика требуется тольно номер чертежа или точные технические характеристики и мы подберём нужную деталь.

Вы можете отправить свой заказ по электронной почте, факсу или связаться с менеджером по телефону указанному на сайте в любое удобное для вас рабочее время. Не забудьте представиться и указать контактную информацию.

 Наш сотрудник обязательно с вами свяжется. Мы ищем индивидуальный подход к каждому, обратившемуся к нам потенциальному партнёру.

 С уважением и расположением на взаимовыгодное и долгосрочное сотрудничество коллектив Компании ООО «Морская Держава»      

Источник: http://www.morskaja-dergava.ru/

Морское господство критской державы

Экономическое могущество державы давало возможность правителю Крита иметь не только сухопутную армию, но и сильный флот, который позволил установить «талассократию Мшгоса», т. е.

морское владычество Крита в Эгеиде. Предание отражает реальную ситуацию, сложившуюся в Восточном Средиземноморье в XVI – первой половине XV в. до н. э. Политическое и экономическое развитие острова было невозможно без освоения морского пространства. И в эпоху «новых дворцов» эта задача была успешно решена.

На Крите, где быстро развивалось судостроение, были созданы малые быстроходные суда нового типа – эпакриды, ходившие под парусами и веслами и по своим боевым качествам превосходившие корабли всех возможных противников.

К тому же критяне освоили новую тактику морского боя, что позволяло им постоянно одерживать верх над вражескими судами.

Поселения в крито-микенской Греции (выделены курсивом), упомянутые в табличках, написанных линейным письмом Б

Важнейшей задачей военного флота минойцев была охрана морских путей в Восточном Средиземноморье от пиратов, грабивших торговые суда. Флот кносской державы успешно решил эту проблему, уничтожив все базы пиратов на Кикладах.

Ликвидировав морской разбой в Эгейском море и обеспечив безопасность морской торговли, Минос установил господство над Кикладами.

На завоеванные земли были выведены минойские колонии, причем местное карийское население было изгнано, а земли поделены на участки и распределены среди колонистов. Управлять новыми территориями кносский царь поставил

своих сыновей. Известно о многочисленных победоносных войнах, которые вел Минос, и о покорении им многих земель. Археологические раскопки открыли следы пребывания критян на многих островах Эгейского моря (Родос, Кифера, Мелос, Кипр), жителей которых античные авторы называли подданными Миноса, а также на побережье Малой Азии и даже на финикийском побережье.

Благодаря флоту, повелителю Крита удалось не только господствовать над островами, но и подчинить многие области на Балканском полуострове и даже проникнуть в Южную Италию, на Сардинию, Пиренейский полуостров и Сицилию, где, согласно мифам, во время одного из походов знаменитый Минос и погиб.

В ходе военных набегов разорялись обширные территории и доставалась богатая добыча. Память об этом сохранилась в преданиях о страшном Критском быке, сеявшем смерть и разрушение в Лаконике. Эти же трагические события отразил и миф об опустошавшем Аттику страшном Марафонском быке, прибывшем с Крита.

Захваченные земли включались в состав критской державы и на них основывались многочисленные военные или торговые поселения, являвшиеся опорой критской власти.

Обычно присоединенные земли управлялись наместниками, которых назначал царь, но бывало, что покоренные народы сохраняли свою самостоятельность.

Богиня со змеями. Статуэтки из Кносса

Все покоренные и зависимые земли платили Криту богатую дань. Довольно часто, как это было в Афинах, взимание дани производилось путем обращения в рабство юношей и девушек.

Однако порой покоренные жители (например, островов Эгейского моря) были обязаны поставлять вспомогательные отряды для критского военного флота.

Чтобы удержать подвластные территории в повиновении, практиковалось взятие в заложники детей местных правителей (так случилось с Тесеем, сыном афинского царя Эгея).

Могущество критской морской державы нашло отражение в ее культуре. Прежде всего олицетворением величия государства становятся дворцы. Фрески Кносского дворца отличаются художественной изысканностью и выразительностью.

В это время появляются различные стили: морской – с изображением подводного мира, растительный – с растениями и цветами, декоративный – со спиралями и священными символами.

А в последний период существования «новых» дворцов появляется дворцовый стиль, в котором

преобладают сцены из жизни животного и растительного мира (дельфины, птицы, цветы и т. д.) и изображения женщин с горделивой осанкой.

Особенностью минойского искусства является, казалось бы, неожиданное для эпохи бронзового века явное влияние женского вкуса.

Это прослеживается в пристрастии к миниатюрным формам, в обилии мелких деталей, в предпочтении плавных линий, в ярких тонах настенной и вазовой живописи.

На фресках во дворцах Крита и острова Фера изображены удивительно миролюбивые сюжеты, без характерных для мужской ментальности сцен охоты, битв и кровопролития[4].

В минойскую эпоху прикладное и изобразительное искусство развивается во всем эгейском регионе. Мастера научились изготавливать различные сосуды из алебастра, мрамора, горного хрусталя, обсидиана и т. п. и покрывать их замечательными рельефами. Зачастую сосуды имеют форму священных животных.

Совершенством форм и изяществом отличаются статуэтки из терракоты, фаянса и даже золота. Мастера с большим искусством изображают хтоническую богиню со змеями, Мать богов, «владычицу зверей» со львами.

Ювелирное искусство представлено высокохудожественными золотыми перстнями, резными перстнями-печатями, изделиями из слоновой кости и золота.

Однако расцвет минойского общества был непродолжительным. На Крит и острова Эгейского моря регулярно обрушивались землетрясения (в 1700, 1600, 1500 гг. до н. э.), приводившие к серьезным разрушениям и жертвам, огромному экономическому ущербу. На восстановление разрушенных дворцов и городов тратились значительные силы и средства.

Однако колоссальная катастрофа, вызванная страшным извержением вулкана на острове Санторин (Фера, ок. 1450 г. до н. э.), стала гибельной для всех дворцовых центров на Крите, а толстый слой пепла уничтожил все посевы и растения.

Через длительное время возродился только Кносский дворец, который стал резиденцией новой, ахейской династии, подчинившей себе пришедшее в упадок некогда могущественное государство.

Источники Об экспансии критской державы говорят не только традиционные археологические

источники, но и лингвистические данные, и прежде всего топонимы. Так, на побережье Лаконики, куда вел кратчайший морской путь с Крита, находилось поселение Миноя. На то, что его название непосредственно связано с именем легендарного царя Миноса, указывали еще античные авторы.

Впрочем, ряд исследователей считают, что слово Минос является не личным именем, а титулом правителей Крита. Но и тогда топоним со значением «царский» все равно указывает на минойское происхождение.

О проникновении критян на материк свидетельствует и топоним Кретея, сохранившийся на священной горе Ликей в Аркадии. От названия Крит происходит и топоним Кретиней (городок на острове Родос и селение возле Эфеса). По имени критской царицы Европы был назван город, существовавший в Карии.

По всему Средиземноморью разбросаны поселения, названия которых восходят к именам многочисленных родственников и потомков легендарного царя Миноса.

Но самый распространенный топоним – это Миноя. Он встречается практически во всех регионах, которые античные авторы включали в состав морской державы Миноса. Миноей называли и небольшой остров у входа в гавань Мегар, куда привел свой флот царь Крита, и остров Парос, покоренный Миносом, и город на Сицилии (впоследствии греки именовали его Гераклеей Миноей), и поселения на островах

Аморгос, Сфинос и на побережье Малой Азии. Город Газа на финикийском побережье первоначально назывался Миноей.

А если к топонимам добавить еще сведения, сохранившиеся в мифологической традиции и поэмах Гомера, все эти разнообразные источники при их тщательном анализе позволяют историкам довольно точно восстановить реальную картину прошлого.

Историография Первые археологические исследования на острове Крит начались во второй половине

XIX в. Однако ни знаменитому Г. Шлиману, ни местным любителям древности добиться успеха не удалось. Лишь в 1900 г. были начаты систематические раскопки дворца в Кноссе. Их возглавил английский археолог, директор Музея в Оксфорде А. Эванс (A. Evans, 1851— 1941).

Исследования велись вплоть до трагической гибели экспедиции в 1941 г. Глубокие научные знания и тонкая интуиция позволили Эвансу открыть миру минойскую цивилизацию, которая до этого была известна только по греческой мифологии и античной мифолого-исторической традиции.

Результаты раскопок и построенных на основе открытого материала реконструкций (порой справедливо критикуемых учеными за излишнюю смелость) были изложены в работе «The Palace of Minos at Knossos».

После смерти Эванса раскопками в Кноссе продолжает руководить Британская археологическая школа.

В археологическом изучении древних памятников на Крите участвовали исследователи разных стран, и прежде всего греческие археологи, с именами которых связан ряд крупнейших открытий. Были обнаружены десятки новых археологических памятников: дворцы, городские и сельские поселения, портовые сооружения, святилища и некрополи.

Больших результатов добились итальянские археологи во главе с Д Леви (D. Levi), которые провели самое тщательное на сегодняшний день изучение остатков «старого» дворца в Фесте. Накопленный материал позволил уточнить и даже пересмотреть многие выдвинутые ранее положения. Так, в противовес мнению Эванса, греческий археолог С. Маринатос (S.

Marinatos) привел ряд веских аргументов в пользу того, что причиной гибели минойской цивилизации могло стать страшное извержение вулкана на острове Санторин (Фера). А раскопанный им на Санторине город Акротири, погребенный под многометровым слоем вулканической пемзы, предстал эгейскими Помпеями.

Новую периодизацию истории Крита на основе выделения этапов развития и функционирования дворцовых комплексов предложил греческий историк Н. Платон (N.PIaton).

История Крита и минойского общества воссоздается на основе тщательного изучения огромного археологического материала. Классическим исследованием критского прошлого является, в частности, работа английского историка Дж. Пёндлбери «Археология Крита».

Критские иероглифы (опознаны А. Эвансом)

Центральными проблемами в исследованиях ученых стала оценка уровня развития минойского общества и определение политической организации.

Вслед за Эвансом большинство историков единодушно восприняли критское государство как монархию, в которой царь исполнял и жреческие функции.

Утверждение же, что дворцовые центры ни в чем не уступали городам Востока, вызвало острую дискуссию о степени урбанизации минойского общества. Ряд исследователей [английский археолог К. Ренфрю (C. Renfrew) и др.

] хотя и с оговорками, но решаются назвать дворцовые центры «протогородами». Другие историки [Дж. Бинтлиф (J. Bintliff) и др.] отрицают саму возможность возникновения в Эгеиде настоящих городов. Спор проистекает из-за того, что не решена проблема, с какого момента начинается история города и чем город отличается от прочих поселений.

Исследованию первых европейских цивилизаций, проблеме «эгейского урбанизма» посвящена монография Ю. В. Андреева «От Евразии к Европе». Историк отметил, что город является поселением полифункциональным и что для эгейских обществ бронзового века

терминами «город» и «урбанизация» следует пользоваться с большой осторожностью. Попыткам дешифровки критских текстов и использованию данных лингвистики для

Читайте также:  Элементарные частицы - в помощь студенту

изучения критского общества посвящены работы Л. Палмера (L. Palmer) и А. А. Молчанова. Культура минойского Крита исследована в фундаментальной работе австрийского археолога Ф. Шахермайра (F. Schachermeyr).

Источник: https://studfile.net/preview/6391644/page:16/

Древняя Греция

Высший расцвет минойской цивилизации приходится на XVI— первую половину XV в. до н. э. Именно в это время с небывалым еще блеском и великолепием отстраиваются критские дворцы, в особенности дворец Кносса.

За эти полтора столетия были созданы самые замечательные шедевры минойского искусства и художественного ремесла. Тогда весь Крит был объединен под властью царей Кносса и стал единым централизованным государством.

Об этом свидетельствует сеть удобных широких дорог, проложенных по всему острову и связывавших Кносс — столицу государства — с самыми удаленными его уголками.

На это же указывает и уже отмеченный факт отсутствия укреплений в Кноссе и других дворцах Крита.

Если бы каждый из этих дворцов был столицей самостоятельного государства, его хозяева, вероятно, позаботились бы о своей защите от враждебных соседей.

В этот период на Крите существовала единая система мер, по всей видимости, принудительно введенная правителями острова. Сохранились критские каменные гири, украшенные изображением осьминога. Вес одной такой гири составлял 29 кг.

Столько же весили и большие бронзовые слитки, имевшие вид растянутой бычьей шкуры, — так называемые критские таланты.

Скорее всего, они использовались в качестве меновых единиц во всякого рода торговых операциях, заменяя пока еще отсутствующие деньги.

Весьма возможно, что объединение Крита вокруг Кносского дворца осуществил знаменитый Минос, о котором столько рассказывают позднейшие греческие мифы. Греческие историки считали Миноса первым талас-сократом — властителем моря. Про него говорили, что он создал большой военный флот, искоренил пиратство и установил свое господство над всем Эгейским морем, его островами и побережьями.

Предание это, по-видимому, не лишено исторической основы. Действительно, по археологическим данным, в XVI в. до н. э. наблюдается широкая морская экспансия Крита в Эгейском бассейне.

Минойские колонии и торговые фактории возникают на островах Кикладского архипелага, на Родосе и даже на побережье Малой Азии, в районе Милета.

На своих быстроходных кораблях, ходивших под парусами и на веслах, минойцы проникают в самые удаленные уголки древнего Средиземноморья.

Следы их поселений или, может быть, просто корабельных стоянок удалось обнаружить на берегах Сицилии, в южной Италии и даже на Пиренейском полуострове.

По одному из мифов, Минос погиб во время похода в Сицилию и был там похоронен в великолепной усыпальнице.

В это же время критяне завязывают оживленные торговые и дипломатические отношения с Египтом и государствами сиро-финикийского побережья.

На это указывают довольно частые находки минойской керамики, сделанные в этих двух районах. В то же время на самом Крите были найдены вещи египетского и сирийского происхождения. На египетских фресках времени знаменитой царицы Хатшепсут и Тутмоса III (первая половина XV в. до н. э.

) представлены послы страны Кефтиу (так египтяне называли Крит) в типично минойской одежде — передниках и высоких полусапожках с дарами фараону в руках.

Не подлежит сомнению, что в то время, которым датируются эти фрески, Крит был сильнейшей морской державой на всем восточном Средиземноморье и Египет был заинтересован в дружбе с его царями.

В середине XV столетия положение резко изменилось. На Крит обрушилась катастрофа, равной которой остров не переживал за всю свою многовековую историю. Почти все дворцы и поселения, за исключением Кносса, были разрушены. Многие из них, например открытый в 60-х годах дворец в Като Закро, были навсегда покинуты своими обитателями и забыты на целые тысячелетия.

От этого страшного удара минойская культура уже не смогла более оправиться. С середины XV в. начинается ее упадок. Крит утрачивает свое положение ведущего культурного центра Эгейского бассейна.

Причины катастрофы, сыгравшей роковую роль в судьбе минойской цивилизации, до сих пор точно не установлены. Согласно наиболее правдоподобной догадке, выдвинутой греческим археологом С.

Маринатосом, гибель дворцов и других критских поселений была следствием грандиозного извержения вулкана на о. Фера (совр. Санторин) в южной части Эгейского моря.

Другие ученые больше склоняются к тому мнению, что виновниками катастрофы были греки-ахейцы, вторгшиеся на Крит из материковой Греции (скорее всего с Пелопоннеса). Они разграбили и опустошили остров, давно уже привлекавший их своими сказочными богатствами, и подчинили своей власти его население.

Возможно примирение этих двух точек зрения на проблему упадка минойской цивилизации, если предположить, что ахейцы вторглись на Крит уже после того, как остров был опустошен вулканической катастрофой, и, не встречая сопротивления со стороны деморализованного и сильно уменьшившегося в числе местного населения, завладели его важнейшими жизненными центрами.

Действительно, в культуре Кносса — единственного из критских дворцов, пережившего катастрофу середины XV в., — произошли после этого важные перемены, свидетельствующие о появлении в этих местах нового народа.

Полнокровное реалистическое минойское искусство уступает теперь место сухой и безжизненной стилизации, образцом которой могут служить кносские вазы, расписанные в так называемом дворцовом стиле (вторая половина XV в.

).

Традиционные для минойской вазовой живописи мотивы (растения, цветы, морские животные) на вазах дворцового стиля превращаются в абстрактные графические схемы, что свидетельствует о резком изменении художественного вкуса обитателей дворца. В это же время в окрестностях Кносса появляются могилы, содержащие множество разнообразных предметов вооружения: мечи, кинжалы, шлемы, наконечники стрел и копий, что было совсем не характерно для прежних минойских погребений.

Вероятно, в этих могилах были похоронены представители ахейской военной знати, обосновавшейся в Кносском дворце.

Наконец, еще один факт, неоспоримо указывающий на проникновение на Крит новых этнических элементов: почти все дошедшие до нас таблички кносского архива были написаны не на минойском, а на греческом (ахейском) языке.

Эти документы датируются в основном концом XV в. до н. э. Очевидно, в конце XV или начале XIV в. Кносский дворец был разрушен и в дальнейшем никогда уже полностью не восстанавливался.

В огне пожара погибли замечательные произведения минойского искусства. Археологам удалось восстановить лишь незначительную их часть. Начиная с этого момента упадок минойской цивилизации становится необратимым процессом. Она все более вырождается, утрачивая те черты и особенности, которые составляли ее неповторимое своеобразие, резко выделяя ее среди всех других культур бронзового века.

Из первенствующего культурного центра, каким он оставался свыше пяти столетий, Крит превращается в глухую отсталую провинцию. Главный очаг культурного прогресса и цивилизации в районе Эгейского бассейна перемещается теперь на север, на территорию материковой Греции, где в это время достигла высокого расцвета так называемая микенская культура.

Источник: http://maxbooks.ru/hellene/gromy27.htm

Критская держава

Создание объединенной общекритской державы. Около 1700 г. до н. э. дворцы Кносса, Феста, Маллии и Като Закро бьыи разрушены, по всей видимости, в результате сильного землетрясения, сопровождавшегося большим пожаром.

 Эта катастрофа, однако, лишь ненадолго приостановила развитие критской культуры.

Вскоре на месте разрушенных дворцов были построены новые здания того же типа, в основном, по-видимому, сохранившие планировку своих предшественников, хотя и превосходящие их своей монументальностью и великолепием архитектурного убранства. Таким образом, начался новый этап в истории минойского Крита, известный в науке как «период новых дворцов».

Самое примечательное из архитектурных сооружений этого периода — открытый А. Эвансом дворец Миноса в Кноссе. Обширный материал, собранный археологами во время раскопок в этом дворце, позволяет составить наиболее полное и всестороннее представление о том, чем была минойская цивилизация в эпоху ее наивысшего расцвета. Греки называли дворец Миноса «лабиринтом» (само это слово, по-видимому,

было заимствовано ими из языка догреческого населения Крита). В греческих мифах лабиринт — огромное здание с множеством комнат и коридоров. Человек, попавший в него, уже не мог выбраться без посторонней помощи и неизбежно погибал: в глубине дворца обитал кровожадный Минотавр — чудовище с человеческим туловищем и головой быка.

Подвластные Миносу племена и народы обязаны были ежегодно тешить ужасного зверя человеческими жертвами, пока он не был убит знаменитым афинским героем Тезеем. Раскопки Эванса показали, что рассказы греков о лабиринте имели под собой определенную почву. В Кноссе действительно было обнаружено огромное по размерам здание или даже целый комплекс зданий общей площадью 16000 кв.

м, включавший около трехсот помещений самого разнообразного назначения.

Архитектура критских дворцов в высшей степени необычна, своеобразна и ни на что не похожа. В ней нет ничего общего с тяжеловесной монументальностью египетских и ассиро-вавилонских построек. Вместе с тем она очень далека и от гармоничной уравновешенности классического греческого храма с его строго симметричными, математически выверенными пропорциями.

Своим внешним видом Кносский дворец более всего напоминал затейливые театральные декорации под открытым небом. Этому впечатлению способствовали причудливые портики с колоннами необычной формы, утолщавшимися кверху, широкие каменные ступени открытых террас, многочисленные балконы и лоджии, которыми были прорезаны стены дворца, мелькавшие повсюду яркие пятна фресок.

Внутренняя планировка дворца отличается чрезвычайной сложностью, даже запутанностью. Жилые комнаты, хозяйственные помещения, соединяющие их коридоры, внутренние дворики и световые колодцы расположены, на первый взгляд, без всякой видимой системы и четкого плана, образуя какое-то подобие муравейника или колонии кораллов.

(Легко понять чувства какого-нибудь греческого путешественника при виде этого огромного здания: ему действительно могло показаться, что он попал в страшный лабиринт, из которого никогда уже не выберется живым.) При всей хаотичности дворцовой постройки она все же воспринимается как единый архитектурный ансамбль.

Во многом этому способствует занимающий центральную часть дворца большой прямоугольный двор, с которым так или иначе были связаны все основные помещения, входившие в состав этого огромного комплекса. Двор был вымощен большими гипсовыми плитами и, по-видимому, использовался не для хозяйственных надобностей, а для каких-то культовых целей.

Возможно, именно здесь устраивались так называемые «игры с быками», изображения которых мы видим на фресках, украшающих стены дворца.

За свою многовековую историю Кносский дворец неоднократно перестраивался. Отдельные его части и все здание в целом, вероятно, приходилось восстанавливать после каждого сильного землетрясения, которые бывают на Крите примерно один раз в пятьдесят лет. При этом новые помещения пристраивались к старым, уже существующим.

Комнаты и кладовые как бы нанизывались одна на другую, образуя длинные ряды-анфилады. Отдельно стоящие постройки и группы построек постепенно сливались в единый жилой массив, группирующийся вокруг центрального двора.

Несмотря на известную бессистемность внутренней застройки, дворец был в избытке снабжен всем необходимым для того, чтобы жизнь его обитателей была спокойной и удобной. Строители дворца позаботились о таких важнейших элементахкомфорта, как водопровод и канализация. Во время раскопок были найдены каменные желоба, по которым нечистоты выводились за пределы дворца.

Была обнаружена также оригинально устроенная система водоснабжения, благодаря которой обитатели дворца никогда не страдали от недостатка питьевой воды. В Кносском дворце существовала также хорошо продуманная система вентиляции и освещения.

Вся толща здания была прорезана сверху донизу специальными световыми колодцами, по которым солнечный свет и воздух поступали в нижние этажи. Кроме того, этой же цели служили большие окна и открытые веранды. Напомним для сравнения, что древние греки еще и в V в. до н. э.

—в пору наивысшего расцвета их культуры — жили в полутемных душных жилищах и не знали таких элементарных удобств, как ванна и уборная со стоком. В Кносском дворце удалось найти как то, так и другое: большая терракотовая ванна, расписанная изображениями дельфинов, и неподалеку от нее устройство, близко'напоминающее современный ватерклозет, были открыты в восточном крыле дворца, в так называемых покоях царицы.

Значительная часть нижнего, цокольного, этажа дворца была занята кладовыми для хранения съестных припасов. В западной части дворца сохранился длинный коридор, прорезавший все это крыло по прямой линии с севера на юг.

По обе стороны от него располагались вплотную друг к другу узкие вытянутые камеры, в которых стояли огромные глиняные сосуды-пифосы с выпуклыми рельефами на стенках. Судя по всему, в них хранились вина, оливковое масло и другие продукты.

В полу кладовых были устроены выложенные камнем и перекрытые сверху каменными плитами ямы, в которые ссыпалось зерно. Приблизительные подсчеты показывают, что хранившихся здесь запасов продовольствия хватило бы обитателям дворца на многие годы.

Во время раскопок Кносского дворца археологи извлекли из-под земли и скоплений мусора, которыми были завалены сохранившиеся помещения, множество разнообразных произведений искусства и художественного ремесла.

Среди них — великолепные расписные вазы, украшенные изображениями осьминогов и других морских животных, священные сосуды из камня (так называемые ритоны) в виде головы быка, замечательные фаянсовые статуэтки, изображающие людей и животных с необыкновенным для того времени правдоподобием и выразительностью, ювелирные изделия тончайшей работы, в том числе золотые перстни и резные печати из драгоценных камней. Многие из этих вещей были созданы в самом дворце, в специальных мастерских, в которых работали ювелиры, гончары, художники-вазописцы и ремесленники других профессий, обслуживавшие царя и окружавшую его знать (помещения мастерских были обнаружены во многих местах на территории дворца). Почти все изделия, найденные в Кносском дворце, свидетельствуют о высоком художественном вкусе изготовивших их минойских мастеров, об исключительном своеобразии и неповторимой прелести искусства древнего Крита. Особый интерес представляет настенная живопись, украшавшая внутренние покои, коридоры и портики дворца. На некоторых из этих фресок изображены растения, птицы, морские животные. На других были запечатлены обитатели самого дворца: стройные загорелые мужчины с длинными черными волосами, с тонкой «осиной» талией и широкими плечами и дамы в огромных колоколообразных юбках с множеством оборок и в туго затянутых корсажах, оставляющих грудь совершенно открытой. Одежда мужчин намного проще. Чаще всего она состоит из одной набедренной повязки. Зато на голове у некоторых из них красуется великолепный убор из птичьих перьев, а на шее и на руках можно разглядеть золотые украшения: браслеты и ожерелья. Люди, изображенные на фресках, участвуют в каких-то сложных и не всегда понятных церемониях. Одни чинно шествуют в торжественной процессии, неся на вытянутых руках священные сосуды с возлияниями для богов (фрески так называемого коридора процессий), другие плавно кружатся в танце вокруг священного дерева, третьи внимательно наблюдают за каким-то обрядом или представлением, расположившись на ступеньках «театральной площадки». Две основные особенности отличают фрески Кносского дворца от других произведений этого же жанра, найденных в других местах, например в Египте: это, во-первых, высокое колористическое мастерство создавших их художников, свойственное им обостренное чувство цвета и, во-вторых, совершенно исключительное искусство в передаче движения людей и животных. Образцом динамической экспрессии, отличающей произведения минойских живописцев, могут служить великолепные фрески, на которых представлены так называемые игры с быками, или минойская тавромахия. Мы видим на них стремительно несущегося быка и акробата, проделывающего прямо у него на рогах и на спине серию замысловатых прыжков. Перед быком и позади него художник изобразил фигуры двух девушек в набедренных повязках, очевидно, «ассистенток» акробата. Смысл всей этой впечатляющей сцены не вполне ясен. Мы не знаем, кто участвовал в этом странном и, бесспорно, сопряженном со смертельным риском состязании человека с разъяренным животным и что было его конечной целью. Однако можно с уверенностью сказать, что   «игры с быком» не были на Крите простой забавой праздной толпы, наподобие современной испанской корриды. Судя по всему, это был важный религиозный ритуал, связанный с одним из главных минойских культов — культом бога-быка.

Сцены тавромахии, пожалуй, единственная тревожная нота в минойском искусстве, которое в целом отличается удивительной безмятежностью и жизнерадостностью. Ему совершенно чужды жестокие кровавые сцены войны и охоты, столь популярные в современном искусстве стран Ближнего Востока и материковой Греции.

Если судить по тому, что мы видим на фресках и других произведениях критских художников, жизнь минойской дворцовой элиты была свободна от волнений и тревог. Она протекала в радостной атмосфере почти непрерывных празднеств и красочных представлений. Война и связанные с нею опасности не занимали в ней сколько-нибудь значительного места. Да это и не удивительно.

От враждебного внешнего мира Крит был надежно защищен волнами омывающего его Средиземного моря. В ближайших окрестностях острова не было в те времена ни одной значительной морской державы, и его обитатели могли чувствовать себя в полной безопасности.

Только так можно объяснить парадоксальный факт, поразивший археологов: все критские дворцы, включая и Кносский, оставались на протяжении почти всей своей истории неукрепленными.

В тепличной атмосфере острова с его благодатным средиземноморским климатом, вечно ясным небом и вечно голубым морем сложилась своеобразная минойская культура, напоминающая хрупкое диковинное растение, сложился «национальный» характер минойцев с такими его чертами, ярко раскрывающимися в критском искусстве, как миролюбие, тонкий художественный вкус, жизнерадостность.

История Древней Греции.// Под ред. В.И. Кузищина. М.: Высшая школа, 1996.

Источник: http://geohyst.ru/node/4255

Ссылка на основную публикацию