Монастырская реформа митрополита алексия — в помощь студенту

Инфоурок › Всеобщая история ›Презентации›Презентация на тему: «Политическая и духовная деятельность митрополита Алексия»

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!

Оценим за полчаса!

Монастырская реформа митрополита Алексия - в помощь студенту

Монастырская реформа митрополита Алексия - в помощь студенту

Монастырская реформа митрополита Алексия - в помощь студенту

Монастырская реформа митрополита Алексия - в помощь студенту

Монастырская реформа митрополита Алексия - в помощь студенту

Монастырская реформа митрополита Алексия - в помощь студенту

Монастырская реформа митрополита Алексия - в помощь студенту

Монастырская реформа митрополита Алексия - в помощь студенту

Монастырская реформа митрополита Алексия - в помощь студенту

Монастырская реформа митрополита Алексия - в помощь студенту

Описание презентации по отдельным слайдам:

1 слайд Описание слайда:

Выполнила: Шилина Надежда Презентация на тему: «Политическая и духовная деятельность митрополита Алексия»

2 слайд Описание слайда:

Митрополи́т Алекси́й (в миру Елевферий Фёдорович Бяконт ) между 1292—1305, Москва — 12 февраля 1378, Москва) — митрополит Киевский и всея Руси, святитель, государственный деятель, дипломат. 

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!
Читайте также:  Тест3 - в помощь студенту

Оценим за полчаса!

3 слайд Описание слайда:

Детство и воспитание Родился в Москве в семье боярина Фёдора Бяконта и его жены Марии, выходцев из Чернигова.

4 слайд Описание слайда:

Герб рода Плещеевых. Дмитрий Донской.

5 слайд Описание слайда:

Ранние летописные источники (Рогожский летописец и Симеоновская летопись, отражающие Московский свод 1409) называют святителя Алексия в крещении Симеоном, а житие, написанное в 1459 году Пахомием Логофетом, и позднейшие летописи — Елевферием (разговорная форма Олфер (Алфёр) 

6 слайд Описание слайда:

Указания на дату рождения даже в древнейшем рассказе Свода 1409 г. весьма противоречивы.

7 слайд Описание слайда:

 «в черньци пострижеся 20-ти лет, а в чернечестве поживе 40-те лет, а в митрополиты поставлен бысть 60-те лет, а пребысть в митрополитех 24 лета. И бысть всех дней житиа его 85 лет» 

8 слайд Описание слайда:

Как и всех боярских детей Елевферия с отроческих лет учили грамоте и воинскому искусству. 

9 слайд Описание слайда:

Любимой забавой мальчишек в те времена была ловля птиц с помощью силков. 

10 слайд
11 слайд Описание слайда:

С этого дня мальчик совершенно изменился. Он стал больше читать, молиться,  постился вместе со взрослыми, а ловлю птиц оставил. Родители огорчались, что  сын сторонится веселых детских игр. Мальчик их утешал: «Не расстраивайтесь, а радуйтесь! Что Господу угодно, пусть устроит со мной».

12 слайд Описание слайда:

Богоявленский монастырь (Москва)

13 слайд Описание слайда:

митрополит Феогност

14 слайд Описание слайда:

Евангелие

15 слайд Описание слайда:

Владыка Феогност высоко ценил дарования Алексия, который стал одним из самых образованных людей своего времени. Митрополит сердечно полюбил своего помощника и готовил его себе в преемники, предчувствуя скорую кончину.

16 слайд
17 слайд
18 слайд
19 слайд Описание слайда:

Андро́ников монасты́рь 

20 слайд Описание слайда:

Миссия в Орде Капков Я.Ф. Святитель Алексий исцеляет ханшу Тайдулу

21 слайд Описание слайда:

Основание Чудова монастыря

22 слайд Описание слайда:

Итоги церковной деятельности святителя Алексия Митрополит Алексий на Памятнике «1000-летие России» в Великом Новгороде

23 слайд Описание слайда:

Итоги церковной деятельности святителя Алексия Икона XVI века

24 слайд Описание слайда:

Кончина Чудов монастырь 1883 г.

25 слайд Описание слайда:

Богоявленский кафедральный собор в Елохове

26 слайд Описание слайда:

Письменное наследие Святитель Алексий является автором Послания и грамоты на Червленый Яр, Поучения христианам нижегородских и городецких пределов и Устава о новых постах. Послание и грамота связаны со спором между Рязанским и Сарайским епископами о епархиальной принадлежности Червленого (Черленого) Яра.

  Поучение жителям нижегородских и городецких пределов написано, по всей вероятности, в связи с княжеской усобицей в этой земле в 1365 году либо в связи с посещением святителем Алексием Нижнего Новгорода в 1370 г. Открытым является вопрос об авторстве распространённого в русской рукописной традиции XV—XVI вв.

с именем святителя Алексия «Поучения душеполезна… князем и бояром, всем правоверным християном, христоименитым людем».

27 слайд Описание слайда:

Память Флаг города Александров, Владимирская область, Россия

28 слайд Описание слайда:

Московский метрополитен

29 слайд

Общая информация

Оставьте свой комментарий

Авторизуйтесь, чтобы задавать вопросы.

Источник: https://infourok.ru/prezentaciya-na-temu-politicheskaya-i-duhovnaya-deyatelnost-mitropolita-aleksiya-3143691.html

Священник Константин Костромин. Наследник святителя Алексия: митрополит Киприан и смена церковно-политических ориентиров

Монастырская реформа митрополита Алексия - в помощь студенту

Преемник святителя Алексия и современник князя Дмитрия Ивановича Донского, заставший в живых преподобного Сергия, митрополит Киприан оказался на рубеже двух эпох, сильно различающихся друг от друга.

Митрополит Киприан и святитель Алексий. Образы митрополита Киприана и свят. Алексия, если сравнивать их по имеющимся историческим источникам и исторической литературе, разнятся до противоположности. Образ властного хозяина – митр.

Алексия, ориентированного на хорошие отношения с Ордой и московским князем и на плохие отношения к их врагам – Твери и Литве, собеседника преп.

Сергия и «политического исихаста»[1], национального вождя и церковного администратора, слишком контрастирует с мастером интриг и дипломатии, восточноевропейским космополитом и литератором, не стоящим «над свхаткой», но имеющим свою независимую позицию, митр. Киприаном.

Это, но далеко не только это, стало причиной глубокого конфликта, который с самого начала стал отличительной чертой взаимоотношений митр. Киприана и свят. Алексия. Примечательно, что выбирая между уже назначенным преемником митр. Киприаном и любимцем князя Дмитрия Митяем Алексий предпочел видеть в своих преемниках преп. Сергия.

Митрополит Киприан и князь Дмитрий Иванович Донской. Князь Дмитрий Иванович, вошедший в историю как победитель на Куликовом поле, отличался крайней непоследовательностью в церковных делах.

Очевидно, что именно от него (в большей степени, чем при его предшественниках) зависело положение митрополита на Руси. В течение всего своего правления он сознательно шел на конфликт с иерархами, кто бы ни претендовал на митрополичий стол. Киприан не стал исключением.

Он три раза побывал в Москве перед тем, как сбежать в Литву и ждать там смерти грозного, но недальновидного московского князя.

Монастырская реформа митрополита Алексия - в помощь студенту

Митрополит и Куликовская битва. В исторической науке спорят, был ли митр. Киприан в Москве во время донского похода князя Дмитрия[2]. Думается, что вопрос «притянут за уши».

Речь не только о том, могут ли сложные согласования данных исторических источников быть решены, если применить приемы исторической хронологии и выявить использование разных календарных систем в источниках.

Главное – нигде не говорится о благословении на битву со стороны Киприана. И для современников события, и для его потомков всегда было важно знать, как благословил князя на битву преп. Сергий. Отсутствие же митрополичьего благословения почему-то никого не смущало.

Однако нежелание даже обсуждать необходимость его получения должно быть воспринято нами как недружественный шаг князя по отношению к церкви.

Митрополит Киприан и Орда. В отличие от пяти своих предшественников, митр. Киприану не пришлось ездить в Орду. В этом заключалось существенное различие между митрополитами двух эпох. Раздоры в Орде сделали поездки митр.

Киприана и его преемников туда совершенно ненужными. Нет сомнения в том, что такое положение дел во многом было подготовлено действиями свят. Алексия, однако самому ему было практически невозможно воспользоваться плодами своих усилий.

Митрополит Киприан и Литва. Литва оказалась в общем-то новым участником церковно-политических отношений как раз к 1360-м годам, когда власть свят. Алексия в Москве окончательно упрочилась[3].

В условиях естественного соперничества Москвы и Твери, а также Москвы и Литвы (что сделало союз Твери и Литвы практически неизбежным) митр. Алексий оказался в Литве персоной non grata. Однако позиционировавший себя как эдакий «православный космополит» митр.

Киприан именно в силу своей космополитичности оказался приемлем для Ольгерда и его преемников, что обеспечило митрополиту и относительную независимость от каждого из князей, и сохранение единства русской митрополии.

Митрополит Киприан и Рим. Желание митр. Киприана совмещать руководство русской (московской) и литовской (в союзе с Тверью) церковью заставляло его терпимо относиться к происходящему в Литве.

После 1386 года, когда была введена первая польско-литовская уния, в Вильно сильные позиции получила католическая церковь. Аналогичным образом изменилась обстановка и в Византии. В 1387 году был взят крупнейший город – Фессалоника, угроза захвата нависла над столицей[4].

Теснимая турками империя обратилась за помощью к Западной Европе – император Мануил поехал к европейским монархам искать поддержки и нашел ее только у папы в Риме и в католической Венгрии. Киприан должен был, подстраиваясь под меняющиеся обстоятельства, лучше относиться к идее церковной унии[5].

Настроенным на дипломатическое примирение и возможность унии на принципах православной догматики был и его племянник – западнорусский митр. Григорий Цамблак[6].

Митрополит Киприан и литературное дело. С именем митр. Киприана связывают заметный всплеск литературной деятельности в Москве. Сам Киприан оставил после себя несколько посланий и «Житие митрополита Петра», что также отличает его от предшественников[7].

Из предстоятелей Русской церкви монгольского периода только свят. Алексий оставил небольшое литературное наследство[8], но только митр. Киприан стал полноценным книжником. С именем митр.

Киприана связывают появление первого успешного общерусского летописного свода, который был закончен через два года после смерти митрополита – в 1408 году[9]. Не без его влияния были составлены и первые произведения т.н. «Куликовского цикла»[10]. Кроме того, именно митр.

Киприан стал организатором последней в Русской церкви успешной реформы церковного устава, когда старый устав Великой церкви был заменен на новосавваитский[11].

Заключение. Взаимоотношения с Ордой именно в правление митр. Киприана претерпели существенные изменения. Даже несмотря на то, что иго было восстановлено в результате Куликовского сражения, в судьбе русских митрополитов оно не играло больше существенного значения (чего не скажешь о русских князьях).

Ни поездки в Орду к ссорящимся претендентам на ханский престол, ни ярлыки на митрополитство больше не решали прежней задачи – легализации церковной власти на Руси.

Это обозначило неизбежность скорого падения ига и сделало русского митрополита, как ни противоречиво это прозвучит, более независимым участником исторических событий и значительно более зависимым в них от московских князей.

Митрополит Киприан стал первым в недолгом списке русских митрополитов, кому довелось служить на две этнополитические общности – на Руси и на Литве. Предшественники митр. Киприана не знали этой проблемы.

При митрополите Феогносте Литва еще не представляла собой той силы, которой было необходимо опасаться как в плане политическом, так и в возможностях Литвы разделить русскую митрополию. В конце 1360-х годов возвышение Литвы ощутил на себе свят.

Алексий, однако он был «слишком» московским митрополитом, чтобы иметь возможность встать над политической схваткой. А митрополиту Киприану пришлось договариваться, и заведенный им порядок продержался в течение полувека – при митрополитах Фотии и Исидоре.

И, наконец, смена эпох обозначилась в смене духовных ориентиров. Хотя единое русское государство еще не было построено, на Куликовом поле обнаружилось, что основа будущего единого государства уже сложилась – это воспринимающий себя единым русский этнос. Поэтому идея национальной идентичности и лидерство Москвы, формировавшиеся в предшествующую эпоху – при св. митр.

Петре и Алексие, преп. Сергии и многих малоизвестных и безвестных героях того времени, уступила место идее, пришедшей извне. Это была идея европейской общности, как сказал бы Л.Н. Гумилев, европейского суперэтноса.

Возможно ли его построить? Поскольку этнически Европа слишком пестра, вопрос был поставлен в церковно-политическом аспекте: в какой степени перспективна идея христианского единства? Поэтому и митр. Киприан, и митр. Фотий, и митр.

Исидор (в наибольшей степени) были поставлены перед заманчивым предложением – поработать над проектом греко-римского церковного единства, упразднив или отодвинув на задний план православно-католические противоречия. История показала, что предлагать такой проект было еще рано – только в ХХ веке вызрели условия для такого сближения.

Однако история показала и иное – лидерство в решении данного вопроса перешло к Русской церкви, а за прошедшие ко времени митр. Киприана два с половиной века конфронтации именно на Руси сложились наиболее последовательные и глубокие антилатинские представления, и ломать их было практически невозможно. Дальнейший ход истории России сделал такой путь развития практически невозможным.

[1] Термин, введенный Г. М. Прохоровым с подачи прот. Иоанна Мейендорфа. Отношения митр.

Киприана к Константинопольским патриархам были сложными из-за смены политической конъюнктуры, в результате чего патриархи-исихасты перестали занимать патриарший престол (Пападакис А., Мейендорф И., прот. Христианский Восток и возвышение папства.

Церковь в 1071-1453 гг. М.: Издательство ПСТГУ, 2010. С. 444-463; Аверьянов К. А. Где был митрополит Киприан в 1380 году? // Вопросы истории. №2. 2008. С. 151).

[2] Аверьянов К. А. Где был митрополит Киприан в 1380 году? С. 150-154.

[3] Любавский М. К. Очерк истории Литовско-русского государства до Люблинской унии включительно. СПб.: Наука, 2004. С. 54-59.

[4] Сметанин В. А. Византийское общество ХIII-ХV в. по данным эпистолографии. Свердловск: УрГУ, 1987. С. 214-215.

[5] Карташев А. В. Очерки по истории Русской Церкви. Т. 1.М.: Терра, 1997. С. 336-337.

[6] Турилов А. А. Григорий Цамблак // Православная энциклопедия. Т. 12. М., 2006. С. 583-592.

[7] Послания митрополита Киприана // Прохоров Г. М. Русь и Византия в эпоху Куликовской битвы. Повесть о Митяе. СПб.: Алетейя, 2000. С. 392-437.

[8] Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып. 2. Вторая половина ХIV-ХVI в. Ч. 1. Л.: Наука, 1988. С. 25-34. О Киприане – С. 464-475.

[9] Приселков М. Д. История русского летописания. СПб.: Дмитрий Буланин, 1996. С. 187-189.

[10] Древнерусская литература: тема Запада в XIII-XV вв. и повествовательное творчество / Авт. колл. О.В. Гладкова, А. С. Демин, Ф. С. Капица, В. М. Кириллин и др. М.: Азбуковник, 2002. С. 40-42.

[11] Тафт Р. Византийский церковный обряд. Краткий очерк. СПб.: Алетейя, 2000. С. 100-102.

Список литературы:

  1. Аверьянов К. А. Где был митрополит Киприан в 1380 году? // Вопросы истории. №2. 2008. С. 150-154.
  2. Древнерусская литература: тема Запада в XIII-XV вв. и повествовательное творчество / Авт. колл. О.В. Гладкова, А. С. Демин, Ф. С. Капица, В. М. Кириллин и др. М.: Азбуковник, 2002.
  3. Карташев А. В. Очерки по истории Русской Церкви. Т. 1.М.: Терра, 1997.
  4. Любавский М. К. Очерк истории Литовско-русского государства до Люблинской унии включительно. СПб.: Наука, 2004.
  5. Пападакис А., Мейендорф И., прот. Христианский Восток и возвышение папства. Церковь в 1071-1453 гг. М.: Издательство ПСТГУ, 2010.
  6. Приселков М. Д. История русского летописания. СПб.: Дмитрий Буланин, 1996.
  7. Прохоров Г. М. Русь и Византия в эпоху Куликовской битвы. Повесть о Митяе. СПб.: Алетейя, 2000.
  8. Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып. 2. Вторая половина ХIV-ХVI в. Ч. 1. Л.: Наука, 1988.
  9. Сметанин В. А. Византийское общество ХIII-ХV в. по данным эпистолографии. Свердловск: УрГУ, 1987.
  10. Тафт Р. Византийский церковный обряд. Краткий очерк. СПб.: Алетейя, 2000.
  11. Турилов А. А. Григорий Цамблак // Православная энциклопедия. Т. 12. М., 2006. С. 583-592.
Читайте также:  Древнерусские традиции, обычаи, обряды - в помощь студенту

Источник: https://spbda.ru/publications/svyaschennik-konstantin-kostromin-naslednik-svyatitelya-aleksiya-mitropolit-kiprian-i-smena-cerkovno-politicheskih-orientirov/

Билет 21. Св. Алексий. Смуты в митрополии по кончине святителя Алексия

В последние годы жизни митр. Феогноста Алексий приглашался для обсуждения церковных дел, Феогностом он же и был рекомендован Константинопольскому патриарху как самый достойный кандидат в митрополиты.

В 1354 г. Алексий был поставлен митрополитом Киевским и всея Руси.

Пока продолжалась волокита с Феодоритом, 11 марта 1353 года скончался митрополит Феогност. Ольгерд решил немедленно ходатайствовать перед патриархом о назначении митрополита для Великого Княжества Литовского. Назначение Романа состоялось в Константинополе в середине 1354 года. Таким образом, Роман возглавил Литовскую митрополию, которая оставалась вакантной.

Митрополит Роман после своего посвящения прибыл из Константинополя прямо в Киев и пытался утвердить свою власть. Так как Киев в то время был под властью великого князя литовского, то это ему не представлялось трудным.

Киев сделался предметом спора митрополитов Романа в Великом Княжестве Литовском и Алексия в Москве.

Митрополит Алексий считал притязания митрополита Романа на Киев незаконными. Он отправил жалобу на Романа к патриарху в Константинополь. Получив жалобу, патриарх вызвал к себе на суд обоих митрополитов. Они прибыли туда в 1356 году.

Митрополит Роман вел энергичную борьбу за самостоятельность Киево-Литовской митрополии, на которую все время посягали митрополиты, жившие в Москве.

Киево-Литовской митрополии впоследствии принадлежали следующие епархии: Киевская митрополичья, Черниговская, Владимиро-Волынская, Луцкая, Перемышльская, Туровская, Полоцкая, Смоленская.

Патриарх утвердил за Романом все епископии Великого Княжества Литовского, за исключением Киева, титул которого носил митрополит в Москве. За обладание киевской митрополичьей кафедрой в сущности и шел спор митрополитов Алексия и Романа.

Однако Роман в 1368 г. умер, и Алексий остался митрополитом всех русских земель.

Положение в стране было тяжелым. На великокняжеском престоле сидел в Москве тогда вялый Иван Красный. Св. Алексий был для него самым мудрым советником.

События так складывались: Литва в это время окрепла и сделалась грозным противником Москвы. Тверские князья тянули к союзу с Литвой больше, чем к Москве. В противовес Москве росли Новгород и Рязань.

Московское княжество нуждалось в мудром руководителе, чтобы выполнить свою роль — объединить русские княжества.

Затяжной спор русских митрополитов произвел в Константинополе неприятное впечатление.

Во избежание повторения такого спора в дальнейшем, патриарх Филофей предложил великому князю Ольгерду примириться с митрополитом московским Алексием, а от назначения нового митрополита для Великого Княжества Литовского отказался.

Ольгерд соглашался признать митрополита Алексия с условием, что он будет жить в Киеве. Но для митрополита Алексия такое условие было неприемлемо. Патриарх не принял во внимание пожелания Ольгерда и в 1364 году составил соборный синодальный акт, утверждавший единство Русской митрополии.

В 1373 году патриарх вторично послал на Русь своего апокрисиария иеромонаха Киприана, болгарина. Патриарх рассчитывал, что Киприан, как славянин, будет иметь больший успех в деле примирения двух противников.

Киприан не достиг примирения, зато убедился, что православным Великого Княжества Литовского и Галичины на самом деле невозможно находиться в зависимости от московского церковного центра. Рассуждения Киприана Ольгерду понравились.

Ольгерд предложил ему занять престол литовского митрополита, на что тот согласился.

В 1371 г., однако, Ольгерд, с целью выйти из-под церковного подчинения Москве, опять послал в Константинополь грамоту с требованием дать нового митрополита Литве. Патриарх поставил в 1376 г. серба КИПРИАНА митрополитом Киевским и Литовским в правом наследования впоследствии всерусской митрополии.

Польский король Казимир тоже потребовал от патриарха поставить митрополита для Галича, грозя, что в случае отказа он всех православных крестит в латинство. В 1371 г. патриарх поставил для Галича особого митрополита Антония. Таким образом, на Руси явилось три митрополита. В правление Ивана Красного св.

Алексий был главным советником князя, а содействие святителя было тогда очень важно, вследствие особого благоволения к нему ордынских ханов. В 1357 г. святитель ездил в Орду по просьбе Чанибека, который просил святителя приехать и исцелить ханшу Тайдулу, больную глазами. Святитель поехал и исцелил Тайдулу. После этого св. Алексия стали еще больше уважать в Орде.

Тайдула была большого ума и очень приязненно ставилась к Алексию, располагая хана в пользу митрополита.

Вскоре в Орде произошел переворот. Сын Чанибека Бердибек зарезал отца и 12 своих братьев, захватил власть и стал требовать от русских князей, чтобы они явились в Орду. Князья испугались и стали упрашивать св.

Алексия поехать вместо них. Митрополит одет и смело принимает крик Бердибека.

Алексий знал и слабость Орды, слабость Бердибека во власти, в поэтому отверг требование Бердибека и при содействии Тайдулы выхлопотал подтверждение старых льгот.

Св. Алексий употреблял свою духовную силу для того, чтобы заставить смириться тех князей, которые выступали против Москвы. При малолетнем Димитрие Ив. Донском (сыне Ив. Красного) государством управлял 10 лет митр. Алексий.

Он помог Дмитрию удержать великокняжеское достоинство, несмотря на то, что было несколько претендентов на великокняжеский престол. В Нижнем Новгороде восстал Борис Суздальский.

Алексий послал туда для умиротворения Сергия Радонежского с повелением закрыть все храмы, чем и заставил Бориса смириться.

СМУТЫ В РУССКОЙ МИТРОПОЛИИ ПО КОНЧИНЕ СВ. АЛЕКСИЯ

В феврале 1378 года скончался митрополит Алексий, и митрополит Киприан поспешил в Москву занять его престол. Но великий князь московский отказался принять его, потому что имел кандидата в митрополиты — Михаила Митяя, своего духовника, которого уже послал в Константинополь для посвящения. В Москве Киприан был посажен под стражу и с бесчестием отправлен назад.

Огорченный и оскорбленный Киприан поехал к патриарху с жалобой на московского князя. В Константинополе в это время решался важный вопрос, кого ставить митрополитом для Москвы. Михаил Митяй скоропостижно скончался в пути, а на его место выставлял свою кандидатуру архимандрит Пимен, находившийся в свите Митяя.

При помощи подкупа Пимен получил посвящение в сан митрополита. Митрополит Киприан пробовал протестовать против посвящения Пимена, но, как видно из соборного деяния об этом посвящении 1380 года, его заставили молчать под угрозой изгнания за пределы Руси, как неканонически поставленного еще при жизни митрополита Алексия.

При такой обстановке в Константинополе Киприан поспешил оттуда уехать в свою Литовскую митрополию.

Великий князь московский Дмитрий Донской, узнав о всем происшедшем в Константинополе, сильно опечалился и отказался принять Пимена, как митрополита для Москвы. Он послал своих уполномоченных пригласить митрополита Киприана на митрополию в Москву. Тот охотно согласился и весною 1381 года прибыл занять киево-московскую митрополичью кафедру.

Великий князь Дмитрий Донской, придравшись к случаю, что митрополит Киприан убежал в Тверь пред нашествием на Москву татарского хана в августе 1382 года, приказал ему возвратиться в Литву. Киприан уехал, а Дмитрий Донской пригласил на митрополию Пимена, с которым помирился.

После возвращения из Москвы митрополит Киприан уже не имел к себе доверия со стороны князей и епископов в Великом Княжестве Литовском. Покровитель его — Ольгерд скончался в 1377 году, а его преемник Ягайло религиозными делами не интересовался. Вел. князь после этого сместил Киприана и утвердил Пимена и в то же время отправил в Константинополь для посвящения Дионисия Суздальского.

Источник: https://cyberpedia.su/12xddbf.html

Святитель Алексий, митрополит Московский

Дни церковной памяти святителя Алексия, митрополита Московского: 12 (25) февраля, 20 мая (2 июня), а также 5 (18) октября в день общей памяти святителям Московским Петру, Алексию, Ионе, Филиппу и Гермогену.

В середине XIV в. впервые за предшествующие сто лет появилась возможность освобождения Руси из-под ордынского ига. Этому способствовала усобица в Золотой Орде, во время которой за 30 лет сменилось около тридцати ханов. Сама Золотая Орда начала разваливаться на отдельные улусы.

Но в эти же годы резко усилилось Литовское княжество.

В XIV веке Литва подчинила русские земли до Днепра и повела наступление на Смоленск и княжества по верховьям Оки («верховские княжества»), а также на земли Пскова и Новгорода.

И потому Литва стала серьезным соперником Московского княжества в борьбе за объединение Русской земли. Более того, литовские князья начали вмешиваться во внутренние русские дела.

И неизвестно еще как бы повернулось дело, неизвестно, сохранило бы независимость само Московское княжество, если бы не твердая позиция, которую занял тогдашний русский митрополит Алексий (ок. 1293 – 12.02.1378).

Будущий русский митрополит родился в Москве около 1293 года в семье боярина Федора Бяконта и его жены Марии, выходцев из Чернигова. В конце XIII в. боярин Федор с семьей переехал в Москву и вошел в число ближайших бояр московского князя Даниила Александровича.

По некоторым сведениям князь, а затем и его сыновья не раз поручали Федору Бяконту управление Москвой во время своих отлучек. Сыновья боярина (братья митрополита Алексия) стали основателями известных боярских фамилий — Игнатьевых, Жеребцовых, Фоминых, Плещеевых.

При крещении своего сына Федор Бяконт назвал Елевферием (по некоторым данным его имя было другим — Симеон). Крестным отцом младенца стал сын Даниила, юный княжич Иван, будущий князь Иван Данилович Калита.

В Житие святого рассказывается, что в возрасте двенадцати лет с отроком произошел чудесный случай. Однажды мальчик расставлял в поле силки для ловли птиц. Он случайно уснул и во сне услышал голос: «Зачем, Алексий, ты напрасно трудишься? Я сделаю тебя ловцом человеков».

Пробудившись, отрок очень удивился, но с этого времени задумался над своей жизнью и решил стать монахом. Он выучил грамоту и греческий язык, хорошо изучил Священное Писание. В двадцать лет он принял иноческий постриг в московском Богоявленском монастыре.

В монашестве ему было дано то имя, которое он слышал во сне — Алексий.

Двадцать лет провел Алексий в монастыре. Около 1333 года московский великий князь Семен Иванович и тогдашний русский митрополит Феогност привлекли его к управлению Русской Церковью. В 1340 году Алексий был поставлен митрополичьим наместником во Владимире, где он и пробыл двенадцать лет и три месяца.

В 1352 году Алексия возвели в сан епископа Владимирского. Тогда же великий князь и митрополит направили к константинопольскому патриарху грамоту, с просьбой поставить Алексия в митрополиты Киевские и всея Руси после смерти митрополита Феогноста.

Через год послы вернулись с положительным ответом. Но к этому времени, великий князь Семен Иванович и митрополит Феогност уже умерли от эпидемии чумы.

По завещанию великого князя Алексий был назначен советником его братьев Ивана Ивановича Красного, который стал великим князем, и Андрея Ивановича.

В 1353 году Алексий отправился в Константинополь, где провел около года в ожидании утверждения на митрополичьем столе. 30 июня 1354 года константинопольский патриарх Филофей утвердил Алексия в сане митрополита Русского. Но уже тогда Константинополь проводил двойственную политику по отношению к Руси.

Чуть ранее другим патриархом на русскую митрополию был утвержден еще один митрополит — Роман, сына тверского боярина. В 1355-м или 1356 гг. Алексий снова ездил в Константинополь для решения споров с Романом. В результате единая некогда русская митрополия оказалась разделенной надвое.

Было решено, что Алексий останется митрополитом «всея Руси», а Роману достались литовские и волынские епархии с центром в Киеве. Впрочем, распри с Романом продолжались до его смерти в 1362 году.

На обратном пути из Константинополя корабль Алексия попал в жестокую бурю на Черном море. Алексий усердно молился и дал обет: если он спасется, то построит в Москве церковь. Буря прекратилась и путешественники смогли достичь берега.

А в 1360 году митрополит Алексий исполнил обет: на берегу реки Яузы он устроил храм и монастырь в честь Спаса Нерукотворного.

В создании монастыря ему помогал ученик Сергия Радонежского Андроник, а монастырь по его имени с тех пор называется Спасо-Андрониковым.

Уже при жизни Алексий прославился как чудотворец. В 1357 году митрополит Алексий ездил в Орду по приглашению хана Джанибека. Дело в том, что ордынская царица Тайдула лишилась зрения и пожелала, чтобы Алексий исцелил ее.

Житие митрополита рассказывает, что 18 августа, в день отъезда, в Москве случилось чудо: в Успенском соборе перед гробом святого митрополита Петра сама собой загорелась свеча. Алексий разделил свечу и одну часть ее раздал народу, а другую взял с собой.

В Орде, возле больной царицы, он помолился и зажег привезенную из Москвы свечу. Затем окропил Тайдулу освященной водой — и та тотчас прозрела.

А в память о чудесном исцелении царицы Тайдулы, в 1365 году митрополит Алексий заложил в московском Кремле монастырь во имя Чуда архистратига Михаила, бывшего в Хонех. Этот монастырь, известный под именем Чудова монастыря, просуществовал до 30-х гг. XX в., когда был взорван безбожными большевиками.

Вскоре Алексию вновь пришлось ездить в Орду. Пришедший в результате переворота к власти хан Бердибек потребовал от русских князей огромной внеочередной дани. Митрополит постарался укротить ярость хана. До сего дня сохранился ярлык, выданный Бердибеком Алексию, подтверждающий освобождение Русской Церкви от даней и поборов.

В начале 1359 года митрополит Алексий отправился в Киев, но был схвачен литовским князем Ольгердом. Ольгерд заключил Алексия под стражу, отнял все имущество и даже грозился убить. Однако Алексию удалось бежать. В Москву он вернулся в 1360 году.

За время его отсутствия, в 1359 г. умер великий князь Иван Красный, завещав престол девятилетнему сыну Дмитрию Ивановичу. Опекуном над сыном он назначил митрополита Алексия.

В течение последующих лет Алексий был  фактическим руководителем московского правительства.

Дмитрия Ивановича он воспитывал как смелого воина и мудрого политика, способного объединить русские земли и организовать отпор Орде.

В начале 1360-х гг. митрополит Алексий сделал все, чтобы Дмитрию Ивановичу достался ярлык на великое княжение. Алексию удалось убедить нижегородско-суздальского князя Дмитрия Константиновича отказаться от претензий на великокняжеский стол. И в 1362 году Дмитрий Иванович стал великим князем. Позднее митрополит поддержал великого князя в его борьбе с Тверью.

Алексий увещеваниями или же решительными действиями мирил враждующих князей. Когда князь Борис отнял у своего брата Дмитрия Константиновича Нижний Новгород, Алексий потребовал от него приезда в Москву. Тот отказался. Тогда священники, посланные Алексием, «затворили церкви» в Нижнем Новгороде и вынудили Бориса вернуть брату город.

Значительную роль сыграл митрополит Алексий в установлении духовного единства Руси. В этом отношении он особую роль придавал учреждению и распространению общежительских монастырей. Еще в 1353—1354 гг.

, при поддержке константинопольского патриарха Филофея Алексий предложил инокам подмосковного Троицкого монастыря, основателем которого был преподобный Сергий Радонежский, принять общежительский устав.

Выдвижение на первый план в XIV веке монастырского «общежития» предполагало принципиально иной взгляд на само назначение монастыря.

По мысли митрополита Алексия, озабоченного установлением на Руси духовного и политического единства, общежительские монастыри должны были стать центрами, из которых на всю Русь проливался бы свет христианского благочестия.

В монастырях, устроенных на правилах «общежития», отменялась частная собственность, вводились общие молитвы, общие трапезы и обязательный труд для каждого инока. Кроме того, ориентированные на Москву, эти монастыри способствовали бы усилению политического единства.

К тому же, распространение общежительских монастырей должно было способствовать возрождению общинных идеалов и, следовательно, распространению идеи единства. А устроенные как настоящие крепости, монастыри выполняли и военно-оборонительные функции. Как показала дальнейшая история, митрополит Алексий оказался прав — духовно-политическая жизнь Русского государства во многом строилась вокруг вновь основанных монастырей.

Впрочем, вопрос о первых шагах монастырской реформы, благодаря которой на Руси в большом числе возникли общежительские монастыри, не до конца ясен.

Читайте также:  Правовая основа местного самоуправления - в помощь студенту

Так, в летописном изложении «Повести о Митяе» на первое место вынесен «архимандрит Иван Петровьскый», о котором говорится: «Се бысть перъвый общему житию началник на Москве».

При втором упоминании Ивана Петровского «Повесть» также подчеркивает его значение как «архимандрита, Московьскаго киновиарха, началника общему житию». Слово «начальник» имело значение и близкое к современному, и, чаще, значение «зачинатель», «зачинщик».

При одном толковании, можно предполагать, что в Москве было специальное учреждение, ведавшее общежительскими монастырями, которое возглавлял Иван Петровский. При другом толковании, получается, что именно Иван Петровский и был первым зачинателем «общежительских» монастырей в пределах Московской Руси.

В самой Москве Алексий основал четыре новых монастыря: Чудов, Андроников, Алексеевский и Симонов. Затем монастырская колонизация двинулась на север и способствовала экономическому освоению края. Ученики Сергия Радонежского во второй половине XIV — начале XV вв.

основывают несколько новых монастырей, самыми известными из которых стали Высоцкий в Серпухове, Саввино-Сторожевский в Звенигороде, Благовещенский на Киржаче, Кирилло-Белозерский и Ферапонтовский под Вологдой. Всего же, по подсчетам В.О. Ключевского, в конце XIV—XV вв.

возникло 27 пустынных и 8 городских монастырей.

В то время как митрополит Алексий последовательно готовил победу на Куликовом поле и объединял все политические и духовные силы Руси, Константинополь продолжал политику разделения русской митрополии на две части.

В 1375 году из Константинополя, еще при живом Алексии, был прислан в сане митрополита Киприан, откровенно ориентировавшийся на Литву и далекий от интересов Москвы.

Киприан получил титул митрополита Киевского и входивших в состав Литвы и Польши русских епископств, с перспективой занятия митрополичьей кафедры «всея Руси» после смерти престарелого Алексия.

И здесь следует учитывать один очень важный момент. Митрополит Алексий понимал, что объединить все русские земли (в пределах Древнерусского государства) — задача нереальная в тех конкретно-исторических условиях. Поэтому он собирал тот кулак, который мог стать основой и для освобождения от ордынского ига, и для будущего нового возрождения Руси.

Этим кулаком стали Северорусские земли, для которых смягчение ордынского ига или даже полное освобождение от него и было первостепенной задачей. Если бы Алексий придавал первенствующее значение задачам объединения митрополии «всея Руси» под своей властью, то он бы не смог решить главную проблему — объединения Северорусских земель для борьбы с Ордой.

Поэтому митрополит Алексий и не противился самому факту разделения митрополии.

В целом, духовная и политическая деятельность митрополита Алексия в значительной степени способствовала объединению сил Северной Руси накануне решающего сражения с татарами на Куликовом поле в 1380 г.

Под мудрым руководством митрополита Алексия возрос государственный и полководческий талант московского князя Дмитрия Ивановича (1350—1389).

Уже в начале 70-х годов он сумел отразить три разорительных похода литовского князя Ольгерда на Москву, которые вошли в летописи под названием трех «литовщин». В боях с литовцами впервые проявились и полководческие таланты его двоюродного брата, юного Владимира Андреевича (1353—1410).

В это же время Дмитрий Иванович выиграл и дипломатическую битву — сумел отстоять в Орде свое право на великое княжения, на которое претендовал тверской князь Михаил.

Решительный настрой Дмитрия Ивановича свергнуть ордынское иго — это тоже несомненная заслуга митрополита Алексия. На протяжение всех 70-х годов Дмитрий Иванович активно поддерживает любые проявления антиордынской борьбы, а в русских землях все более крепнет надежда на защиту московского князя в случае столкновения с ордынцами.

Так, в 1374 году нижегородцы уничтожили «посольство Мамая» и тысячу татар с ним, видимо, надеясь на поддержку Москвы, в случае если Орда попыталась бы наказать их за дерзость. В 1376 году войско под водительством воеводы Боброка Волынца взяло бывшую столицу Волжской Булгарии, получив 5 тысяч рублей «окупа».

Но в 1377 году последовало чувствительное поражение от татар на реке Пьяне (притоке Суры, впадающей в Волгу, в Мордовской земле), явившееся следствием халатности воевод. Однако осознание способности противостоять Орде на Руси сохранялось.

Это убеждение значительно укрепила победа над ордынским войском во главе с Бегичем на реке Воже в 1378 году, одержанная московскими и рязанскими силами. И недаром в следующем году Мамай опустошит Рязанскую землю, но не осмелится вступать в московские пределы.

Так, у русских людей произошел важнейший психологический перелом в сознании. Со времени монголо-татарского нашествия на Руси сменилось три поколения. В прошлое ушли страх и растерянность перед завоевателями.

Зато в общественном сознании сформировалась воля к освобождению и укрепилось убеждение в возможности победы.

Более того, русские князья, воодушевленные подобным народным настроем, были готовы к совместным действиям под руководством московского князя.

Но деятеля, подготовившего победу на Куликовом поле, уже не было в живых: 12 февраля 1378 года митрополит Алексий скончался.

После смерти митрополита Алексия похоронили в церкви Архангела Михаила в основанном им Чудовом монастыре. Уже в 1448 году он был канонизирован Русской Православной Церковью, а в 1484 году мощи святого перенесли в церковь, основанную в его честь и построенную в Чудовом монастыре. Ныне мощи святителя Алексия почивают в Свято-Богоявленском Елоховском соборе в Москве.

© Все права защищены http://www.portal-slovo.ru

Источник: https://www.portal-slovo.ru/history/35220.php

3.2. Формирование и развитие монастырской системы помощи

Монастырская система помощи представляет два основных этапа развития монастырей. Первый — объединение земель во­круг монастырей в центральной части Руси (XIV–XVI вв.), второй – колонизация Севера (XVI–XVII вв.).

Объединение земель вокруг монастырей происходит со вто­рой половины XIV в.

, когда меняется характер монастырского управления, начинается переориентация жизнедеятельности монастырей, которые ставят перед собой, прежде всего, решение хозяйственных задач, превращая эти обители в самостоятель­ную феодальную вотчину. Во главе нового монастырского ре­формирования стояли Сергий Радонежский и митрополит Алексий.

На смену ктиторским монастырям, основанным князьями и епископами, приходят монастыри-вотчины.

Православные ктиторские мона­стыри развивались на протяжении более двухсот лет. Они зало­жили основу “пансионной” системы поддержки не только для мужчин, но и для женщин.

Институт вдов за это время получа­ет юридическое признание и ”учреждение” (что позволяло вдо­вам жить в достатке на протяжении целого ряда лет).

Более того, многие русские княгини (или их мужья) специально стро­или монастыри для проведения оставшегося срока жизни в его стенах. Постриги стали неотъемлемой частью женского жиз­ненного сценария.

В 1401 г. был основан Московский-Вознесенский женский монас­тырь, в Кремле, женой кн. Дмитрия Донского — княгиней Ев­докией Дмитриевной, в монашестве Ефросинией.

Княжна Василиса раздает свое имение в “казну, церквамъ, монастыремъ и нищим, а слугы и рабы, рабыни на свободу…”.

В ее монастыре впоследствии еще при ее жизни приняли пост­риг ”боярыни, жены и вдовицы и девицы». Всего их в монасты­ре было 90 человек.

Характерным является тот факт, что в монастырскую обитель путь был открыт для женщин всех сословий.

Ктиторские монастыри еще существуют в этот период, но они находятся обычно в средневековом городе, а монастыри-вотчины развиваются за его пределами. Их более интенсивное разви­тие связано с тем, что на первых порах они являются более откры­тыми помогающими системами для всех желающих и у них бо­лее выгодная система инвестиций для мирских людей.

Это достигалось за счет того, что монастыри-вотчины ску­пали земли, а значит, становились крупными земельными соб­ственниками, т.е. уже с XIV в. купля была основным средством приобретения земель.

Покупались не только села и дерев­ни, но и города. Тем самым как субъекты помощи и поддержки монастыри приобретали функции сильных, ”могутных”, т. е. те функции, которыми раньше обладали только князья.

Именно эти функции защиты и поддержки закрепляются в народном сознании.

 Идеологическая власть церкви становится более сильной, чем власть князя. Помимо активной роли церкви в сакрализации жизненных процессов, важны и функции защиты и поддержки вдов и си­рот, т.е. те функции, которые были привилегией княжеской власти.

Так, известна поместная грамота архиепископа Леони­да вдове Марфе Пешковой с детьми, муж которой погиб на ”государьской службе”, в соответствии с которой семья обеспечивалась всесторонней помощью: обработ­ка пашни, выплачивание денежного и хлебного оброка и дру­гие виды помощи. Примечательна и грамота вдове Феодосье митрополита Киприана (1404 г.

) на усыновление приемыша, примака, которому отдается: ”…свой статок весь своему ди­тяти Тимошке, да село Поретовское съ деревнями”.

Княжескую власть подорвало монголо-татарское нашествие, и поэтому она стремилась в лице цер­кви найти себе союзника (как, впрочем, делали в средние века и на Западе многие короли).

Вот почему патернализм в этот пе­риод в отношении церкви не мог распространяться дальше ”бла­госклонного» в виде всевозможных вкладов, даров и освобож­дений от пошлин, что, в конечном итоге, приводило к дополни­тельному обогащению митрополичьих кафедр.

Об этом свиде­тельствуют жалованные грамоты — например, великого князя Василия Васильевича Троицкому Сергееву монастырю на ки-нельские села, на помин души своей матери, жалованная гра­мота великого князя Василия Ивановича Суздальскому По­кровскому монастырю об освобождении от пошлин стариц и мо­настырских слуг.

В жалованной грамоте Рязанского великого князя Иона Федоровича Солотчинскому монастырю не только отдается село, но и дозволено призывать людей на эти земли с освобождением их от дани и ям на три года.

Привлекательность монастырской защиты и поддержки для работного люда состояла еще и в том, что они имели более вы­годные условия жизнедеятельности, находясь в составе монас­тырской вотчины.

Крестьяне шли к монастырям, ибо они освобождались от пошлин и податей, от юрисдикции местных вла­стей, от проезжающих через села княжеских чиновников, ко­торым необходимо было давать подводы, лошадей и корма, проводников и т. д.

Крестьяне находили в монастыре тихое приста­нище, «надежную защиту от политических и административ­ных преследований и угнетения,  безопасное убежище от раз­личных неудач и бедствий, скорбей и лишений, не разлучных с жизнью почти каждого человека».

Приход работного люда де­лает монастыри сильными и изобильными. Их богатство при­умножали и частные вклады. Они различны — от церковной утвари и предметов культа до земельных.

Вклады жертвовались с разными условиями: поминание вкладчиков после смерти, кормление от их имени нищих и т. д.

Но существовали и особые земельные вклады, позволявшие вкладчику при жизни льгот­ное проживание на территории монастыря (не принимать мона­шеского сана, не вести аскетический образ жизни). Такой про­живающий имел статус бельца.

Постепенно монастырско-вотчинская идеоло­гия привносит новые элементы призрения в стены монастыря: пожертвование некоторого дара в виде натуральных продуктов, собственности, денежных взносов. Взнос при поступлении в монастырь составлял от 300 до 1000 р.

Не случайно, что в этот период появляется некоторый вид «склад­чины», коллективной финансовой помощи нуждающемуся — на монастырь. Аналогичные тенденции в деле помощи и поддер­жки мы наблюдаем в XVI в., когда происходит колонизация Севера монастырями-вотчинами.

Особенность формирования монастырей-вотчин на Севере связана с укрупнением разрозненных на погостах монастырей. Погост на Севере представлял ”из себя пространство земли, где находился храм с прилегающим к нему кладбищем”. На этих погостах стояли кельи, где поселялись монахи и монахини.

Каждый из них имел свое хозяйство, а общими были храм и игумен, начальствовавший над ними. Однако после постанов­ления Собора 1503 г. об отделении мужских и женских монас­тырей, происходит их дальнейшее реформирование. Монасты­ри переходят на общинное общежительство.

Монахи уже не имеют личной собственности, все принадлежит только монас­тырю.

Значительных успехов добивается митрополит Макарий, проводивший в жизнь монастырскую реформу. Так, к 1528 г.

отошли от ктиторских принципов жизнедеятельности следую­щие монастыри:  1) Ананьtвский, 2) Деревеницкий, 3) Благовещен­ский,  4) Оркат (Аркадьевский), 5) на Калмове, 6) на Ковлеве, 7) на Болотове, 8) на Ситице,   9) Михаила Архангела на Сковоро­де, 10) Нередицкий, 11) в Шилове, 12) на Коломцах, 13) на Липне, 14) на Перыне, 15) Никольский — на Дегощевой улице, 16) на Пантелееве.

Такой рост монастырей зависел, прежде всего, от прогрессив­ных для того. времени методов управления хозяйством (покуп­ка земель, вклады князей и частных лиц, льготные условия хозяйствования для крестьян), т. е. развитие монастырей-вот­чин на Севере осуществляется практически по той же логике и по той же схеме, что и в Центральной России.

Вот как просле­живается становление крупнейшего монастыря — Ферапонто­ва. Сын кн. Андрея, Михаил Андреевич, около 1437 г. в день своей свадьбы пожаловал монастырю земли и пустоши, в 1438 г. разрешил покупку земель. Уже к началу XVI в. монас­тырю принадлежали не только ближние, но и дальние земли: в Дмитровском, Костромском, Галицком уездах.

Князья предоставляли право монастырю отрезать земли кро­ме своих для крестьян из других вотчин. Крестьянам, селившимся на мона­стырские земли, давалась свобода от податей на 10 или 20 лет, а также свобода от суда княжеской волостей, с подчинением игу­менскому суду во всех делах, ”опричь душегубства”.

Чтобы понять, что такие условия поддержки и защиты были выгодны для крестьян, необходимо сравнить их с той данью и налогами, которые они платили, не находясь под патронажем монастыря. Дань и налоги накладывались на уезд, т. е. в эту кабальную систему втягивался каждый крестьянин.

Там брали дань и на­лог: ”Ямские деньги”, ”Запосошные люди», “За городовое, за­сечное и жемчужное дело”, ”Приметные деньги”, ”Соколий об­рок», ”Казначеевы пошлины”, ”Дьячьи пошлины”, «Подьячеи пошлины” и др.

Помимо льгот, для находившихся под патронажем монасты­ря имелись и четкие гарантии защиты от произвола посадника и тысяцкого, которые довольно часто нарушали установленные объемы пошлин и налогов.

Таким образом, льготные налоги для крестьян, умелое хозяйствование, всевозможные пожертвования делают монас­тыри-вотчины крупнейшими собственниками (так, Кириллов монастырь владел землями от Белого моря до Москвы).

Монасты­ри-вотчины предоставляли посадскому человеку или крестья­нину прибежище ”на старости лет под монашеской рясой или в качестве бельца, живущего в тиши монастырской ограды”, играя роль своеобразных страховых учреждений не только по случаю смерти, но и по старости. Внесение вклада было обяза­тельным условием, чтобы «иметь страховой полис».

Со временем желающим попасть за монастырские стены предлагалось вносить все большие и большие суммы, т. е. мо­настыри становились своеобразной системой «закрытого призре­ния». Известен такой факт из благотворительной деятельности патриарха Никона. Одна бедная девушка хотела постричься в монахини, но не имела средств внести вклад, требовавшийся для поступления в монастырь.

Никон внес за нее этот вклад в размере 17 р. Практически все люди церкви стали платить определенный налог. Согласно писцовым книгам 1637 г.

, даже бобыли, жившие в нищенских кельях, питающие­ся милостынью, облагались твердо установленным оброком: “…а на том месте дворе пономоря да 4 кельи, а в них живут ни­щие, а оброку те нищие платят соборному протопопу на год с кельи по гривне”.

Постепенно монастыри и православная церковь стали крупнейшими землевладельцами-вотчинниками и имели до трети всех частновладельческих земель в Русском государстве. Церковное и монастырское землевладение продолжало интенсивно развиваться на протяжении XIV – XV вв.

В то же время широкие привилегии, иммунитеты церковных феодалов стали мешать централизации власти. В начале XVI в.

определилась тенденция к некоторому их ограничению: земли монастырей и церквей перестали освобождать от уплаты государственных податей, из юрисдикции суда духовенства изъяли дела о наиболее тяжких преступлениях с передачей великокняжескому суду.

Была сделана попытка ограничить дальнейший рост монастырско-церковного землевладения путем запрещения продажи монастырям земли или передачи ее “на помин души” без разрешения великого князя.

Вопрос о монастырско-церковном землевладении самым тесным образом связан с политическим положением церкви в Российском государстве. Она являлась не только крупнейшим землевладельцем, но и огромной идеологической силой, колоссальным аппаратом, помогавшим властьимущим.

В 1580 г. в России было утверждено патриаршество, и Русская православная церковь получила самостоятельность. Патриархи избирались на церковном соборе, но утверждались царем. Учреждение патриаршества усилило притязания церкви на политическую власть в стране.

Источник: http://libraryno.ru/3-2-formirovanie-i-razvitie-monastyrskoy-sistemy-pomoschi-hist_soc_work/

Ссылка на основную публикацию